Ф.И.О.: Зимина Лилия Венеровна

Возраст: 45 лет

Место работы: журнал "Уфа"


Номинации:
«Копирайт»
«Острый взгляд»








Номинация: «Копирайт»
Опубликовано: http://www.journal-ufa.ru/index.php?num=89&id=1461
Краткая аннотация:
В интервью с директором Продюсерского центра «Radus» Радмиром Усаевым журналист поднимает тему культурного отдыха, из чего складывается среда мегаполиса, как сделать так, чтобы уфимцы имели возможность прикоснутся к богемной жизни столицы, могли бы встретиться с известными людьми города - художниками, артистами, учеными.


Из чего складывается так называемая культурная среда мегаполиса? От чего она зависит? Может, от того, сколь много продвинутых людей живет в этом городе? Но ведь у этой богемы своя жизнь, свои тусовки. А как сделать, чтобы к этой красивой, интересной атмосфере прикоснулись остальные горожане?

Об этом, а также других сторонах культурной среды города наша беседа с директором Продюсерского центра «RADUS» Радмиром Усаевым.

- Радмир, в сфере шоубизнеса вы один из самых авторитетных в нашем регионе продюсеров. Как вы считаете, есть ли возможность создания в Уфе такого элитного места, где запросто можно увидеть  известного артиста и даже поговорить с ним?

- Трудно сказать. Возможность, конечно, есть. Но захочет ли сам артист такого внимания к себе? Это все должно быть запланировано -  встречи, общение, даже спонтанное. По опыту знаю, что артисты не всегда соглашаются даже на встречу с журналистами, хотя это подчас им самим нужно для рекламы, пиара. Но все индивидуально. В зависимости от многих обстоятельств: как прошел концерт, как долго артист находится в Уфе, каков его эмоциональный настрой. В результате совместной работы, общения у нас обычно складываются теплые отношения и даже сложилась традиция на день нашего рождения приглашать с концертами артистов, с которыми мы дружим. Такими гостями у нас были Агутин и Варум, ВИА «Синяя птица», Гарик Сукачев, а в этом году приезжала группа «Uma2rman».

- Откройте секрет, куда вы обычно направляетесь с артистами после  концерта?

- Зачастую мы пользуемся приглашениями ресторанов и клубов, где ужинаем, отдыхаем.

- Как вы оцениваете культуру наших ночных клубов?

- Она довольно высока даже по западным меркам. Артисты охотно проводят там время.

- Вас пригласили поучаствовать  в новом проекте «Кофе со звездами» на площадке симпатичного кафе «Рио» на улице Карла Маркса. Как вам эта идея?

- Хотя я не могу назвать себя кофеманом, предпочитаю чай с молоком, но в «Рио» уже заглядывал. Мне понравилось! Интересный дизайн, выдержанный в бразильском стиле, хорошая и разнообразная кухня. Так что, идея отличная. У этого заведения большое будущее, и я с удовольствием буду посещать его с артистами и друзьями. Думаю, и наша культурная элита будет охотно приходить в это кафе. Хотелось бы, чтобы «Рио» стало местом интересных и неожиданных встреч жителей нашего города с артистами, художниками, музыкантами. Представьте такой случай. Заехали вы пообедать, выпить чашечку кофе и вдруг видите любимого артиста, которому можно запросто задать вопрос, спросить совет. И эта встреча, возможно, что-то изменит в вашей жизни. А в приятном заведении всегда есть о чем поговорить. Можно даже высказать пожелание, кого из артистов хотелось бы увидеть, на какой концерт сходить.

- А вообще, по какому принципу приглашаете артистов в Уфу?

- Мы организовываем концерты, ориентируясь на широкий круг зрителя. Недавно провели концерт оркестра Гленна Миллера, выступление которого считаю значительным событием для нашего города.

- Что интересного в культурной жизни столицы произойдет в ближайшее время?

- В апреле мы привезем два замечательных музыкальных проекта – это легендарная рок-опера «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» в постановке Государственного театра Алексея Рыбникова, премьера которого состоялась  в конце 2008 года. И еще один сюрприз – мюзикл «Нотр Дам де Пари». В Уфе спектакль пройдёт с участием артистов премьерного состава мюзикла, на который многие так и не смогли попасть в Москве. Музыкальный спектакль - особый вид искусства. Это театрализованное шоу, с участием большого числа актёров. Все исполняется вживую, без фонограммы, при полной самоотдаче артиста. Они  заслуживают того, чтобы их увидели и оценили по достоинству.

- Согласна. Московские звезды сцены – это, конечно, событие. Скажите, а в наши местные театры ходит зритель?

- Конечно! Национальный молодежный театр пользуется успехом. Было небольшое  затишье в Русском театре в связи с тем, что проводился ремонт, но сейчас и там полные залы. Немного странная ситуация складывается с Кукольным театром. Что-то очень долго его ремонтируют - из-за этого он закрыт то ли два года, то ли уже три. И мы теряем юного зрителя. Ведь достаточно одного-двух лет, и дети, которые пропустили, не увидели детских спектаклей, не полюбили Петрушку, не посочувствовали Буратино, - уже не те. К театральной культуре нужно приучаться с самого раннего детства, ребенок должен протоптать туда дорожку. Театр пробуждает эмоции, фантазии, воображение. Конечно, ребенок понимает, что жизнь на сцене - это игра, но какая работа души идет внутри него! Какие чувства пробуждаются! Он учится верить, сочувствовать.

- У вас есть дети?

- Да, сын. Он учится на втором курсе УГАЭС (Академии Сервиса). Вообще, я очень завидую молодежи.

- В каком плане?

- В плане возможностей познавать и открывать мир, развивать свои способности. У нынешних молодых людей гораздо больше для этого возможностей, чем, допустим, это было у меня. В моё время не было необходимости в английском языке, границы были закрыты.  Но надо было учить! Жалею, что не играю на гитаре… В свое время я занимался спортом, но ведь можно было и совместить эти занятия.  Начальный период жизни - это накопление «багажа» знаний, умений, навыков, которым мы пользуемся в дальнейшем. Если научился в детстве кататься на велосипеде, стоять на коньках, плавать, то уже не разучишься никогда. Так же и с английским. Знание языка всегда пригодится. В любой стране будешь чувствовать себя уверенно.

Сегодня огромный выбор, куда пойти развлечься, чем заняться в свободное время. Иногда я удивляюсь некоторому перекосу в сторону кино. Это как-то односторонне. Кинокультура – это один уровень, а театральная, концертная среда – другой. Прежде всего, это живое общение артиста со зрителем, а это совсем другая энергетика.

- Да. В кинозал, к примеру, принято заходить с ведром попкорна и бутылкой колы или даже пива.

- Это занесенный к нам американский стиль поведения, вполне, демократичный. Я к этому нормально отношусь, и сам буду смотреть кино и потягивать кока-колу. Не вижу в этом большого греха. И вкус попкорна мне нравится.

- Если же к вам на концерт или на спектакль придут с попкорном, вы такого зрителя пропустите?

- Никто не пустит, конечно! Это же совсем другое! И не сочтите меня ханжой. Концерт, спектакль – это живой контакт со зрителем. Перед началом действа мы, организаторы, вежливо просим отключить мобильные телефоны, чтобы ничто не могло нарушить особую гармонию зрительного зала и сцены – это тонкая нежная ткань, не терпящая грубости, неуважения. Любой спектакль (даже если он идет сотый раз) уникален, каждый раз это что-то новое. Это по-настоящему заряжает, одухотворяет. Я люблю кино и люблю театр, но как сравнить эти две родственные культуры? Это, скажем, все равно, что читать книгу и читать газету.

- Радмир, чем вы руководствуетесь, когда приглашаете к нам  того или иного артиста?

- Только собственным вкусом, симпатией. Я человек, все время злоупотребляющий служебным положением. К примеру, люблю песни «Наутилуса Помпилиуса», но не люблю самого Бутусова за его «каменную» манеру поведения на сцене и только поэтому не берусь за организацию выступлений его коллектива в Уфе. Хотя он собирает аншлаги. Прибыль не определяет моего выбора.

За 12 лет работы в этом бизнесе нам всегда удается находить общий язык с артистами. Потому что изначальная политика, концепция продюсерского центра была и есть в том, чтобы артист не просто выступил и показал свою программу, а сделал это с приставкой «супер». Мы создаем такие условия, такую атмосферу, что сделать это просто удовлетворительно он не может себе позволить. И чаще всего мы видим, что артист работает на полную мощь. Вместо двух отделений концерта по собственному желанию работает три. Так у нас выступал Пенкин, Кузьмин, Шатунов... А от зрителя идет отдача энергии в ответ. Нам приходится буквально утягивать артиста со сцены, потому что его ждет поезд, самолет, автобус. Все ведь по графику…

- Вы ориентируетесь на собственный вкус, а кто по-вашему нравится уфимским зрителям?

- Это надо у зрителя спросить. Думаю, Земфира, Шевчук. Они вызывают определенные чувства, в том числе и гордость, ведь  эти звезды - наши земляки.

- В чем ваша задача как продюсера?

- Расставим акценты точнее. Продюсер - это человек, вкладывающий в звезду деньги. А я все-таки директор продюсерского центра. Мы занимаемся различными направлениями. Я компилирую все, организую, бываю довольно жесток, строг, но это, к сожалению, слагаемые успеха нашего дела. В свое время я занимался продюсированием группы «ЕвроАзия». Группа получила премию «Аванте», но сейчас она распалась, ее участники теперь самостоятельно занимаются каждый своим творчеством. Сейчас я выступаю как продюсер Геннадия Родионова (бархатный голос России) и студентки Академии искусств Ольги Филипповой.

- Вроде, все у вас схвачено, как говорится, а чего не хватает для полного счастья?

- Свободного времени! Моя жизнь – это моя работа. Она вся здесь - с раннего утра до ночи. Сотрудники центра - моя семья. 

- А личная жизнь?

- Я в разводе. Ни одна нормальная женщина не выдержит моего стиля жизни.

- Для души, для вдохновения у вас есть хобби?

- Путешествия - это единственное, ради чего я отрываю себя от работы.

Отправляюсь туда, куда получится, но очень люблю Индию. Исколесил эту  прекрасную страну вдоль и поперек и снова поеду, как будет возможность. Чем привлекает? Древнейшей культурой, историей, потрясающим искусством, колоссальной энергетикой. Люблю Египет. Александрию. Люблю узнавать мир сам. Кстати, в мае еду в Израиль, страну трех религий.

- Вы верующий человек?

- Главное, чтобы Бог был в душе.

- Кризис почувствовали?

- Да. Когда мы организовали уникальный тур «Оркестра Гленна Миллера», сумма гонорара была одна, а когда проплачивали, для нас эта цена выросла почти в полтора раза в связи с резким ростом курса евро. Но для нас проведение этого тура было делом чести. Кризис само собой сказался на продаже билетов, заполняемости залов. Людей увольняют с работы, им не до концертов. Мы приняли антикризисные меры: максимально снизили цены на билеты. Сегодня нам выгоднее не работать, многие приостанавливают туры. Но мы не можем идти по этому пути. Как сказал Фредди Меркьюри: «Шоу должно продолжаться!» Несмотря на кризис, культурная жизнь в нашем городе будет!


Номинация: «Острый взгляд»
Опубликовано: в журнале "Уфа", июль 2009 года
Краткая аннотация:
В статье рассказывается о Комплексном центре «Изгелек» социального обслуживания населения Кировского района. Здесь помогают людям, которые попали в тяжелую жизненную ситуацию. Почему так много одиноких, брошенных людей? Такой вопрос задает автор. Отвечают на него сотрудницы центра, которые буквально пропускают через свое сердце судьбу каждого своего подопечного – и молодой мамы, которая с ребенком осталась на улице, и пожилой женщины, которую забыли родные дети.


- Я вас по-человечески прошу… У нее ведь ребеночек растет, вы уж помогите, сделайте нашей подопечной  документы быстрее, не тяните. Малыш – чудо просто, ради него надо постараться. Да, мамочка неблагополучная, но ребенок-то не виноват. Так что, я вас очень прошу, - директор комплексным центром «Изгелек» социального обслуживания населения Кировского района  Тагзима Габдулвалеева, вздыхает. Она просит  представителя очередного  ведомства помочь своей подопечной и буквально пробивает стены своей материнской заботой.

Марина (так назовем молодую маму) умудрилась жить весело и беззаботно, нигде работая, ни имея  постоянного местожительства, ни документов, ни паспорта, который давно где-то потеряла. Не очень-то задумываясь о будущем, родила  ребенка – здорового симпатичного малыша, но податься ей было некуда. Она обратилась в кризисный центр за помощью и нашла здесь поддержку и понимание. Возможно, это было первый разумный поступок в ее жизни.

-  Вы за нее просили, как за родную дочь, - говорю я директору.

- А что делать? У Марины ни родных, ни близких, даже от кого родила, она толком не знает. Кто ей поможет кроме нас? Для таких людей, социальные работники, подчас, ближе  родственников. Берем на себя все их заботы, выступаем в роли психологов, юристов, педагогов,  я бы даже сказала – в роли матери и сестры. Наше отделение для женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации – уникальное, можно сказать единственное в своем роде. За год работы у нас в отделении  побывало десятки таких подопечных, как Марина. Они все очень разные. Кого-то хочется отругать, кого-то – пожалеть, кто-то по своей вине оказался в тупике, а кого-то преследует рок, кого-то муж выгнал из дома. А есть и такие , кому просто негде жить. Они потеряны во времени и пространстве. С первого дня, как только они оказываются здесь, мы начинаем бороться за их права и права их детей. Это наша главная задача. Для них здесь созданные хорошие условия – чистые, светлые комнаты, есть детские кроватки, коляски, белье, питание… Они могут находиться здесь два, три месяца, пока их ситуация не разрешится в положительную сторону. Мы тем временем звоним во все колокола! Ищем родственников, жилье для этих женщин, помогает оформить необходимые документы.

Вот и сейчас в отделении находится мама с ребенком. Вместе с директором мы заглянули в их комнату и застали умиротворенную картину. Малыш – настоящий богатырь - Вадим спит, тихонько посапывая в своей кроватке. Мама – Наташа – в это время смотрит в соседней комнате телевизор. Ухаживать за малышом ей помогает замечательная медсестра Земфира Юламанова, заодно она учит Наташу, как обращаться с ребенком, как его кормить, купать, делать массаж.

- Наташа, как получилось, что вы оказались здесь?- спросила  молодую женщину.

 - Я сирота, у меня нет ни матери, ни отца, жила у  отчима. Сейчас и его нет. Квартиру, где мы жили, продали, и мне некуда идти с ребенком.

В этом нехитром рассказе, конечно, опущены многие нюансы, но они отражаются на лице молодой женщины. Это следы отчаянья, неблагополучия, усталости… Лишь когда  Наташа берет на руки сынулю, ее глаза начинают светиться.

В кризисном отделении к таким подопечным, как Наташа, отношение самое трогательное и бережное, чтобы лишний раз не задеть больные струны души, не ранить.

- Как же иначе, - говорит Тагзима Махмутовна, - многие из них такого натерпелись - никому не пожелаешь. Иногда кажется, что они никогда слова доброго не слыхали, не знают, что такое чистое постельное белье, нормальная еда, как нужно стирать, как кашу сварить.  Поэтому мы не только даем им кров, тепло, заботу, но и учим каким-то жизненным основам.

- Меняется человек от такого отношения?

- Да, и это видно. У них появляется надежда на лучшее.

 В комплексном центре, кроме кризисного, есть также отделение, где  временно пребывают одинокие пожилые люди. Они здесь получают лечение, уход, заботу. За прошлый год  здесь побывало около двухсот пенсионеров. Старики довольны: условия созданы комфортные, в комнатах – евроотделка, домашний уют, чистота. Отношение к ним самое доброжелательное и внимательное.

Мы заглянули в одну их комнат. Увидев гостей, худенькая пожилая женщина присела на кровать, улыбнулась:

-Здравствуйте! У меня сегодня великий праздник, столько гостей в один день, -  тут же делится она своими новостями, - вот только что   племянница приходила.

У  из близких людей у Марии Федоровны  остались только внучатая племянница и бывшая коллега по работе, которая  сама давно на пенсии. Восемь лет назад Мария Федоровна похоронила мужа – ветерана войны, а детей – дочь и сына схоронила еще раньше.

 В войну она работала сестрой милосердия в уфимском госпитале.  Сейчас она осталась практически одна. Работники комплексного центра стали ей самыми близкими людьми. Она так и зовет их – родные мои…

 Почему в нашем обществе так много сломанных судеб, брошенных детей, стариков? Вопрос, конечно, риторический, но Тагзима Махмутовна  ответила на него так:

 – Мы не умеем прощать. Это наша главная беда. Когда мы станем милосерднее, тогда и жизнь станет добрее к нам.

Так просто. Только почему большинство умных, красивых, успешных не следует этой очевидной истине?