Ф.И.О.: Шангина Татьяна Ильинична

Возраст: 28 лет

Место работы: МУ "Уфа-Ведомости"


Номинации:
«За верность теме»









Номинация: «За верность теме»
Опубликовано: http://www.journal-ufa.ru/index.php?num=96&id=1650
Краткая аннотация:
Когда-то в Уфе существовали плодоовощные базы, к работе на которых привлекались широкие слои населения. Воспоминаниями о них любезно поделились старожилы города.


- Говорят, ты увольняешься…
- Увольняюсь.
- Чего ж так?
- Не могу больше, тяжело стало.
- А работаешь-то где?
- Сортирую апельсины на овощебазе. Крупные - направо, мелкие - налево.
- И что ж тут сложного?
- Ну, ты представь: я же целый день только и делаю, что принимаю, принимаю, принимаю, принимаю решения!!!

- Кировская плодоовощная база (ныне там Кировский оптово-розничный рынок) была самой большой в городе, - поделилась воспоминаниями Лидия Ивановна Бруй, 10 лет проработавшая заместителем директора по кадрам городского объединения «Плодоовощ». - Закладка овощей делалась просто огромная. Только картофеля на Кировской базе заготавливалось ежегодно по 4 тысячи тонн. В результате много оставалось невостребованным и вывозилось на корм скоту. К тому же закладка осуществлялась по одному госстандарту, а реализация в магазине шла по другому. Разница эта ложилась на хозяйственную деятельность предприятий. Везли картошку из районов Башкирии, а в неурожайные годы - из Чувашии, Белоруссии, Самары.

Поставки фруктов были лимитированы. Импортные бананы, апельсины, яблоки и лимоны хранились на специальных складах торгово-закупочной базы в Мокроусово. Много яблок поставлялось из Молдавии, ранние овощи - из Узбекистана. А вот авокадо никогда у нас не было.

На Кировской, Советской, Орджоникидзевской и Калининской овощебазах занимались засолкой капусты и других овощей. Там имелись специальные емкости и складские помещения. Готовую продукцию контарили («переконтаривать» у В. Даля «перебивать и перевешивать») в 50-литровые бочонки и развозили по магазинам.

- Одним из самых красивых и обустроенных магазинов овощей и фруктов (№12) располагался на улице Карла Маркса, -  рассказывает Лидия Ивановна. - Он занимал половину первого этажа жилого дома. Его украсили фонтаном, где плавали рыбки, цветами, и там снимались телевизионные репортажи. А в учебном магазине №2 учащиеся торгового училища проходили производственную практику, прежде чем устроиться на "Плодоовощ".

Всего в объединении трудилось 3200 работников. Если вагоны с овощами приходили ночью, коллектив выходил на прием продукции, а разгружали их студенты и солдаты. Немало усилий прилагалось для сохранения овощей зимой в сильные морозы. Люди десятилетиями работали в неотапливаемых, слабоосвещенных помещениях (именно такие условия требуются для хранения овощей). К переборке привлекали школьников, студентов и заводчан.

- Учась на первом курсе Уфимского нефтяного института в 86-ом году, мы подрабатывали грузчиками на Дежневской пристани, - рассказывает Рустем Зарипов. – Оттуда овощи везли на черниковскую овощебазу. За девять часов ночной разгрузки помидор платили 40 рублей. Так за ночь можно было заработать месячную стипендию студента-хорошиста.

- Когда мы учились в школе, нас водили перебирать фрукты и овощи на Кировскую овощебазу, - делится воспоминаниями ученица 70-х годов Марина Никитина. – Некоторых мальчишек привлекали к засолке капусты. Они облачались в плащи, надевали высокие резиновые сапоги, плащи и в огромной емкости топтали шинкованную капусту с солью. Мы же чаще всего сортировали лук. Верили, что за эту работу нас наградят персиками и грушами, и очень хотели попасть на переборку этих сказочных для нас фруктов.

- Ездили на черниковскую овощную базу мы с удовольствием, - вспоминает свои школьные годы Айдар Салихов. – Естественно не из-за работы, а из-за веселья, которое мы там устраивали. Натянув белые тряпичные перчатки, мы перебирали картошку, помидоры или лук, от которого стоял ужасно едкий запах. Когда бдительность взрослых таяла, начинали вести бои, закидывая «противника» гнилью. А в перерывах играли на гитаре, предусмотрительно взятой с собой, и втихаря попивали дешевое вино за рубль двадцать. Однажды гитару чуть не отобрал местный милиционер, но наша учительница ее отстояла. Рядом располагались хранилища с фруктами. Мы таскали оттуда яблоки, пряча их под куртками, а потом угощали девчонок.

- Больше всего запомнилось, как мы перебирали на овощебазе яблоки, - вспоминает свою юность Роза Мунирова. – В магазинах таких крупных вкусных плодов тогда не было. Прошел слух, что их поставляют только для важных персон. Целые плоды мы клали в один ящик, подпорченные обрезали выданными нам ножами и помещали в другой. Яблок этих мы тогда наелись так, что потом болели животы.

Теперь уже с ностальгией говорят горожанки об иглинском луке, который поставлялся на все овощебазы. Лук этот пользовался спросом не только в нашей стране, но даже экспортировался на далекую Кубу. По мнению селекционеров, Иглинский район - единственный уникальный уголок в огромной России, где соединились и особый тип почвы с ее своеобразным химическим составом, и климатические условия для выращивания отборного репчатого лука. И ни одна попытка вырастить его за пределами района не имела успеха.

- Иглинский лук всегда славился своим качеством, - рассказывает Надежда Тимофеевна Коротаева. – Покупали на зиму мы всегда только его. 15 лет назад брат купил в Иглино дом. Продали его с таким условием, что семья будет выращивать лук на отведенном участке. С перестройкой все стало по-другому: и овощебаз теперь нет, а в магазины и на ярмарки лук везут неизвестно откуда. Иглинский найти трудно. В прошлом году мне посчастливилось: купила его семена и вырастила прекрасный урожай на своем огороде.

Овощебазы поставляли овощи и фрукты в 64 городских магазина.

- Мы с мамой обычно ходили за овощами в магазин, который располагался в подвале дома Костерина (ныне кафе «Верещагин»), - говорит Павел Александров. – Реже - в магазинчик на углу улиц Коммунистической и Социалистической. Там прямо на полу стояли ящики с картошкой, капустой и свеклой, откуда мы набирали их в авоськи. А еще в нашей семье очень любили капусту «Провансаль», которую солили на овощебазах. Папе нравилась капуста с клюквой, а маме с яблоками. Еще помню, как в середине 60-х годов я первый раз увидел бананы. Они продавались прямо на улице Ленина. Потом уже осознал, что особого интереса горожане к этим редким тогда фруктами не проявили – очереди за ними не было.

Овощи и фрукты подвергались переработке на консервных заводах. Один из них существует и ныне на Кировском рынке, другой располагался на улице Октябрьской революции, 67 (ныне это здание сдается под офисы).

- Мальчишками мы лазили через забор на территорию завода за пробками от бутылок, - рассказывает городской старожил Леонид Смоляков. – С ними играли в чику. Беленькие и золотистые «чики» лежали в ящиках около складов, которые почему-то никогда не закрывали.

В годы перестройки овощебазы прекратили свое существование. Только Калининская овощная база - ныне ТЗП "Южное" - продолжает заготавливать овощи уже для детских и школьных учреждений.


Номинация: «За верность теме»
Опубликовано: http://www.journal-ufa.ru/index.php?num=94&id=1593
Краткая аннотация:
«Легенды Уфы» посвящены старейшим школам города – 35-ой и 53-ей, также канувшим в Лету школам рабочей молодежи.


«Мне из школы звонили. Тебя на педсовет вызывают. Баловник...»

(из фильма «Большая перемена», 1973)

Помните фильм «Большая перемена», в котором Ганжа (персонаж Александра Збруева) учился у собственной жены. Этот романтический сюжет будто взят из жизни семьи уфимцев Олешка-Валекжаниных.

В 60-х годах учитель физики Зинаида Сергеевна Валекжанина работала в школе рабочей молодежи №12, а ее муж, мастер с «Гидравлики» Николай Павлович Олешка, обучался там в классе повышения квалификации.

- Тогда нам было лет по тридцать, - вспоминает Зинаида Сергеевна. – У нас уже была дочурка. Сначала очень стеснялись, что мы супруги, даже домой возвращались порознь. На уроках муж сидел, опустив глаза, а вечером говорил, что на физику ко мне больше - ни ногой. Как-то даже сказал однокласснику, что я его соседка. А потом вместе с дочкой у всех на виду шел в поликлинику.

В те годы в городе действовали 33 школы рабочей молодежи. У 12-ой ШРМ было несколько филиалов: при троллейбусном депо на улице Революционной, в ПТУ №№ 1 и 10. Работала школа в две смены: утренняя - с 9.00 до 14.00, вечерняя - с пяти до одиннадцати вечера. После трудовой смены заводчане (молодежь с 17 до 32 лет) спешили на учебу.

- С продуктами тогда было трудно, - рассказывает Зинаида Сергеевна. – Чтобы купить мясо в магазине, располагавшемся напротив ШРМ, я заранее занимала очередь. И вот как-то стою и чувствую, что подходит время урока. Оставаться без мяса не хотелось: скорее объяснила соседу по очереди, что я  учительница из ближайшей школы, и попросила его купить и на меня кусок мяса. Сама бегу на занятия, захожу в класс и с хода объявляю тему: «Мясо и зависимость…» вместо «Масса и зависимость…». Ребята понимающе смеются и говорят, что я, видимо, за мясом стояла. А к концу урока появился отзывчивый гражданин и отдал мне мою покупку.

- Если в столовой «Гидравлики» давали гречневую кашу, ученики всегда звали меня с собой на обед, - вспоминает Зинаида Сергеевна, в ту пору гречка была в дефиците. По средам у меня был выходной,  – Но мы были настолько ответственные и так дорожили своими учениками, что вместо того, чтобы отдыхать, вместе с мужем шли на поиски прогульщиков. 

- Школы рабочей молодежи сыграли большую роль в образовании заводских кадров, - рассказывает другой педагог Зайтуна Сайбановна Янбарисова, учитель истории и завуч ШРМ №12 с 1957 по 1966 год. - Те молодые ребята, которые из-за войны не успели выучиться или закончили только семилетку, с удовольствием впитывали знания после работы. Мои ученики интересовались всем. Помимо уроков мы устраивали культпоходы, проводили классные часы на разные темы, смотрели фильмы. В общем, жили весело. В те времена школы хорошо финансировались и были оснащены всем необходимым оборудованием и наглядностями.

За показ взрослым школьникам фильмов ответственной назначили Зинаиду Сергеевну. Специально для этого она закончила курсы кинодемонстраторов. Фильмы брали в городской фильмотеке на улице Ленина.

А массовые мероприятия и выпускные вечера обычно проходили в клубе «Спутник» на «Гидравлике».

На смену ШРМ пришли вечерние и реальные школы. Сегодня они предоставляют вчерашним выпускникам школ возможность исправить оценки в аттестате зрелости.

Ровесница века

В Уфе есть школы – ровесницы века. Одна из них - школа №53 в Максимовке.

В середине XIX века среди ее жителей грамотных людей почти не было. Однако в крестьянской среде встречались люди, обладавшие большими природными способностями. Один из них - Иван Матвеевич Кочкин. Его ясная память и светлый ум донесли до потомков рассказ о первой в истории Максимовки школе.

Основателем ее был владелец бакалейной лавки Буриков, который почти четыре года торговал в поселке. Точных сведений о характере обучения в этой школе не сохранилось. Предположительно, торговец набирал мальчиков из крестьян и обучал их счету и письму с расчетом подготовить себе помощников. Но так как Буриков был старообрядцем, его частную школу закрыли царские власти по причине «неверных» религиозных убеждений.

Открытие первой государственной школы в Максимовке состоялось в 1900 году. Это была трехклассная церковно-приходская школа. Называлась она так потому, что находилась на содержании церковного прихода села Богородского. Ее посещали дети из тех крестьянских семей, которые могли отдать ребенка учиться без ущерба для своего хозяйства.

Главным предметом в церковно-приходской школе был Закон Божий, далее следовали русский язык, чистописание, арифметика и церковно-славянский язык. Выпускникам вручали свидетельство, за отличные успехи награждали похвальным листом.

Со временем в обществе возникла потребность в людях со светским образованием. Уровень знаний, который давала церковно-приходская школа, оставался низким, поэтому 15 декабря 1908 года местные власти открыли земское одноклассное училище, где большое внимание уделялось изучению точных наук: математики, агротехники и географии.

Население Максимовки росло, и вскоре опять встал вопрос о необходимости возведения новой школы. Строительство ее началось в 1910 году, уже через год она была готова к занятиям. Сюда из старого здания и перешли учащиеся земского училища.

После Октябрьской революции училище преобразовалось в Советскую трудовую школу первой ступени. В ней учились 50 детей, уроки вели два учителя. В годы Великой Отечественной войны занятия временно прекратились - в школе разместили летные части эвакуированного Рыбинского аэродрома. 

После 1945 года в школе долгое время работали учителями участники Великой Отечественной войны: супруги Михаил Филиппович и Татьяна Анатольевна Глуховы, Аркадий Иванович Ситников, Александра Константиновна Столярова, Семен Давыдович Гурджи. Их имена вошли в историю Максимовки.

В 1940 году Михаил Филиппович Глухов был призван в армию. Он участвовал в освобождении Польши, Чехословакии, Германии, награжден Орденом Отечественной войны II степени, 15-ю медалями. После демобилизации работал в школе учителем географии. Его супруга вела занятия в начальных классах. Своих детей у Глуховых не было, поэтому всю материнскую и отцовскую любовь они передали Наденьке, которую удочерили в четырехлетнем возрасте.

В 1955 году было принято решение об основании нового трехэтажного здания школы в Максимовке, и 1 сентября 1956 года состоялось торжественное открытие новой школы, а в здании старой разместился хлебный магазин.

Пять лет назад в школе открылся краеведческий музей. Сегодня здесь собраны уникальные экспонаты: деревянные ступы, тульский самовар 1805 года выпуска, старинный ткацкий станок, полевые телефоны участника Великой Отечественной войны.

Школа-училище

Средняя школа №35 – одна из старейших в Уфе. Ее история начинается с основанного в 1877 году III приходского городского училища, которое размещалось в наемных помещениях в юго-западной части города. 

В 1890 году для училища было выстроено одноэтажное деревянное здание на углу улиц Вавиловской и Черкалихина, в котором обустроили и квартиру для учителя.

С 1910 года училище по количеству учащихся (204 человека) стало самым большим в городе. В сентябре 1918 года оно получает название советской школы 1-й ступени (то есть начальной) №3. Затем школа не раз переименовывается. В 1930-31 учебном году входит в педкомбинат №5. Потом числится как фабрично-заводская семилетка №35, а с 1934-го  называется начальной школой.

- В 1952 году мы начали заниматься в новом двухэтажном здании школы №35, - рассказал выпускник школы Леонид Иванович Ермолаев. – Телецентра и высоток тогда не было, и здание школы на фоне частного сектора показалось нам просто огромным. Обучение тогда было раздельным, только в 1955-56 учебном году нас объединили с девочками. В пятом классе к нам пришла молодая учительница русского и литературы Лилия Галеевна Дубовик, в которую мы сразу влюбились. Она вела нас до 11-го класса.

Мы были свидетелями того, как устанавливали вышку телецентра и начали возводить памятник Салавату Юлаеву. Сначала его хотели разместить на месте нынешнего Конгресс-холла, потом перенесли ближе к обрыву. На склоне раньше был трамплин. Зимой вместе с мальчишками мы ходили туда и с восхищением следили, как мастерски катаются старшие ребята.

С 1952 года до выхода на заслуженный отдых школой руководил Григорий Семенович Розенблюм, заслуженный учитель РФ, отличник просвещения России, участник Великой Отечественной войны. Благодаря этому талантливому педагогу жизнь в школе кипела ключом. 

- У нас был свой духовой оркестр, где играли сами ученики, - с восхищением говорит Леонид Иванович. - Он выступал на всех городских парадах и демонстрациях. Был организован уникальный киоск без продавца, в котором можно было приобрести тетрадки, перышки и ластики. На ценниках указывалась стоимость, и школьники самостоятельно расплачивались.

В школьном буфете продавали чай, кефир и выпечку. С той поры школьное пирожное – мое любимое лакомство.

На переменах всегда звучала музыка: в школе был и свой радиоузел и радио в каждом классе. Потом всем на удивление в некоторых классах установили видеокамеры. Григорий Семенович мог наблюдать за уроком из своего кабинета. А однажды, когда мы декламировали «Евгения Онегина», он записал нас на магнитофон. Слушая свое «выразительное» чтение, мы покатывались со смеху.

Я увлекался радиотехникой. Другие мальчишки изучали автодело. Девочки – кройку и шитье и сестринское дело. Также в школе я выучился на киномеханика, и в армии целых три года «крутил» для сослуживцев кино.

Вместе с учителем биологии Ольгой Венедиктовной мы облагородили пришкольный участок, высадили деревья и цветы. За школой оборудовали спортивный городок, а зал для физкультуры и секций построили в середине пятидесятых сами ученики.

- На летних каникулах наш 11-ый класс продолжал ходить в школу, - рассказывает выпускник шестидесятых годов Константин Барыкин. -  Приезжали машины с бетоном, мы разгружали его и укладывали фундамент. До этого физкультура проходила на улице, иногда - в актовом зале на втором этаже. Самим нам позаниматься в новом спортзале уже не довелось - мы стали студентами. 

В начале 70-х в связи с началом интенсивной застройки микрорайона возникла необходимость в строительстве нового здания школы №35. Оно было сдано в сентябре 1976 года.


Номинация: «За верность теме»
Опубликовано: http://www.journal-ufa.ru/index.php?num=99&id=1729
Краткая аннотация:
Секретами строительства старейших в городе мостов поделились мастера Мостоотряда № 30, а простые уфимцы своими воспоминаниями.


- поется в известной песне. Испокон веков мосты строились, чтобы сближать людей. Благодаря им ускоряется жизнь, становится возможным сообщение между городами. Открытие каждого – праздник. Первый автодорожный мост через Белую появился в Уфе более полувека тому назад. До его возведения переправа на другой берег доставляла людям немало хлопот.

Первое детище из бетона

- Я начал свою трудовую деятельность в составе мостопоезда №414 в 52-ом году после шестилетней службы во флоте, - рассказывает начальник стройлаборатории, «кудесник» бетона Иван Семенович Кураков, принявший участие в контроле качества мостостроительных работ всех мостов и путепроводов, построенных мостоотрядом в республике. – Мехмастерские, столовые, бани и пекарни мостопоезда размещались прямо в вагонах, а жили работники в бараках. Комнату там можно было получить только семейной паре, поэтому почти сразу я женился на понравившейся мне девушке. Тамара Ильинична работала у нас фельдшером.

В 53-ем году мостоотряд переехал в Уфу, где началось строительство первого автодорожного моста через Белую с выходом из города на юг.

Необходимость его переоценить трудно. В то время через реку в районе Цыганской поляны переправлялись на пароме, в период навигации с 1808 года по понтонному подвижному мосту. Срединная его часть периодически раздвигалась для пропуска судов и лесосплава. Движение замирало на долгое время, в результате - на берегу скапливались огромные очереди машин и гужевых повозок.

- Меня взяли учеником в бетонную лабораторию, - улыбается Иван Семенович. - Новая работа пришлась мне по душе. С начальником лаборатории мы начали обследовать песчанно-гравийные смеси на берегу Белой. Из них готовили бетон для строительства моста. Использовали очень низкую марку 150, которая сегодня для этих целей вообще не применяется. И не было ни одного кубометра привозной щебенки. На всем этом сделали большую экономию.

Новый мост удалось построить в рекордно короткие сроки - всего за три года. Десятки тысяч кубометров бетона для 11-ти массивных опор подвозили самосвалами грузоподъемностью 2,5 тонны. Особая сложность заключалась в том, что пять русловых опор нужно было возвести самым трудным способом – с помощью кессонов.

Кессон напоминает металлическую комнату 20 на 10 метров, которую опускают на дно. Для того чтобы не затекала вода, в нее под большим давлением нагнетается воздух. Туда, как в подводную лодку, спускалась бригада кессонщиков, которая строго по 4 часа вручную разрабатывала грунт (опоры моста уходят в землю на глубину 27 метров!).

Чтобы адаптироваться к нормальному давлению, поднявшись, кесонщики один час находились в специальной камере. Некоторые все-таки заболевали кессонной болезнью. Человека вдруг начинало ломать - выворачивать руки и ноги. О нем говорили «Его заломай взял». Сегодня кессонные работы не ведутся.

- Трудились мы круглосуточно, - говорит Заслуженный строитель РБ и Почетный строитель России. – Без праздников и выходных, а зимой не останавливались даже в сильные морозы. Я работал в основном с 12-ти ночи до 12-ти дня, по вечерам учился в вечерней школе. Домой после смены приходил на 3-4 часа перекусить и отдохнуть. Однажды так крепко уснул, что не услышал, как стучали. Супруга тогда сильно испугалась за меня. Пришла, видит в окно, что я неподвижно лежу на кровати и ни на что не реагирую. Соседи выломали замок, я проснулся, наконец, и очень удивился - надо мной стояли люди.

В 52-ом году начальником мостопоезда назначили инженера-капитана Ивана Гавриловича Выпова. Всего на строительстве моста было задействовано 450-500 человек. Шесть инженеров, остальные - практики. Многие семьи приехали с Украины.

Материалы поставлялись бесперебойно. Цемент со Стерлитамакского завода шел целыми составами день и ночь. Бетонная смесь поднималась на большую высоту кранами-укосинами, развозилась вагонетками и укладывалась вручную обычными совковыми лопатами. Причем выполняли эту работу в основном женщины - четыре чисто женских бригады бетонщиков. Кроме вибратора на 36 килограммов, который уплотняет смеси, никакой специальной техники тогда не было. Работница стояла по пояс в бетоне в болотных сапогах.

К делу относились с душой. За бетоном ухаживали, как за ребенком, - бросить в него окурок было недопустимо. И даже спустя сорок лет проверяющие не обнаружили в опорах ни одного дефекта. Их сразу облицевали гранитом. Это самая лучшая защита ото льда в паводок.

На торжественное открытие моста с участием первого секретаря обкома Игнатенко собралось много горожан. С этих пор на мосту стали начинаться демонстрации, в которых активно участвовал оркестр мостопоезда.

Сегодня по арочному мосту может ходить только легковой транспорт. Именно на такую нагрузку он изначально был рассчитан. В 1992 году рядом с ним открылся новый мост практически с неограниченной грузоподъемностью. Длина моста 680 метров, ширина - 26,4 метра. Возведение его велось по новой технологии, разработанной институтом имени Патона. Строительством моста руководил Александр Васильевич Санкин.

Страж влюбленных

«Купив букет подснежников, влюбленные и нежные,
Мы шли всегда на Поцелуев мост.
Стареем неизбежно мы, но с Леной мы по-прежнему
Друг в друга влюблены. А в чем секрет?» (Л. Утесов)

- эти строчки Леонида Утесова невольно всплывают в памяти на висячем мосту в парке имени Салавата Юлаева, еще одном легендарном детище мостоотряда. 

В 1961 году мост на стальных канатах соединил два скалистых холма Случевской горы и наладил движение пешеходов через овраг, став любимым местом романтических встреч горожан. Сюда часто заглядывают свадебные кортежи. По традиции молодожены оставляют на мосту замок, символизирующий крепость семейного союза.

Ледостав нипочем!

- До строительства Затонского моста мы перебирались на другой берег реки на катере за 15 копеек, – рассказывает жительница поселка имени 8 Марта Светлана Прошкина. – Садились на Сафроновской пристани. Иногда ездили на автобусе через Дему. А зимой, конечно же, по льду. Самая отчаянная молодежь начинала ходить по нему еще осенью в период ледостава - ничего не боялись! Бывало, зачерпывали полные сапоги или валенки воды. Жители Затона пользовались понтонным мостом со стороны Нижегородки, а в паводок - катером.

В 1967 году начальником мостопоезда был назначен Михаил Степанович Щукин. Для выхода транспорта из Уфы на север и ликвидации паромной переправы начинается строительство автодорожного моста через реку Белую в створе улиц Округа Галле в сторону Затона.

- С этим мостом мы чуть не получили премию за внедрение сборного железобетона пролетных строений на ВДНХ, участником которой я был дважды, – поведал Иван Семенович. - При строительстве его внедрена новая технология – монтаж руслового железобетонного преднапряженного пролетного строения коробчатого сечения. Здесь также впервые была применена французская буровая установка «БЕНАТО».


Номинация: «За верность теме»
Опубликовано: http://www.journal-ufa.ru/index.php?num=95&id=1619
Краткая аннотация:
Известные уфимцы делятся своими воспоминаниями о том, как раньше отмечались официальные торжества в Уфе.


Как раньше отмечались официальные торжества в Уфе? Насколько изменились размах и места их проведения? Об этом нам поведали городские старожилы.

- Я приехал в Уфу в 1947 году, чтобы поступать в Авиационный институт, - вспоминает Марат Сабитович Муллагалямов, председатель Совета ветеранов Республики Башкортостан. – И сразу полюбил этот зеленый город, утопавший в сирени и яблонях. На праздники мы ходили на Советскую площадь, в парки имени Луначарского, Матросова и Якутова, где организовывались веселые гуляния. Народ в те времена был очень дружный. Собирались во дворах, накрывали столы, от души пели и плясали. 

В июне 1957-го на празднование 400-летия добровольного присоединения Башкирии к России в Уфу приехало очень много гостей. Город разукрасился яркими лозунгами, которые провозглашали дружбу народов, подчеркивали достижения рабочих и призывали к перевыполнению плана. Торжественные заседания тогда проходили в Театре оперы и балета, в 79-ом году был построен Дворец культуры «Нефтяник».

В эти дни было принято решение о строительстве в Уфе памятника Салавату Юлаеву, монумента Дружбы и здания Башкирского драматического театра. К торжественной дате открыли три детских сада, больничный корпус, школу и Дворец пионеров.

- Торжественное представление, посвящённое 400-летию присоединения Башкирии к России, состоялось на стадионе «Динамо» (был сдан в начале 1950-х), – рассказывает Евгений Федорович Волков, работавший тогда тренером на стадионе. – Там присутствовала правительственная делегация во главе с Николаем Михайловичем Шверником (Председатель Президиума Верховного Совета СССР). Комментаторская кабина, из которой я вёл радиорепортаж о празднике, располагалась прямо над правительственной трибуной. Стояла изнуряющая жара, при этом – никакой вентиляции. Потом кто-то догадался вытащить стекло из окна. Дышать стало легче, а в перерыве технический персонал решил освежиться - раздобыл где-то пиво. Одна из бутылок возьми и выпади из окна. Тент, заботливо натянутый над важными персонами, удар погасил, но пиво вытекло… Хорошо, заметили это только милиционеры – к счастью, это были свои ребята. Хоть времена и изменились, но всё могло бы кончиться очень печально. У нас с супругой тогда уже был сын.

- С программой празднования Великого Октября мы успешно справились всем активом района, - делится своими воспоминаниями о праздновании 7-ого ноября в 78-ом году Александра Константиновна Хусаинова, секретарь Калининского РККПСС по идеологии (с 1967 по 1986 годы). – Мне нравились эти нелегкие хлопоты. Мы организовывали приемы в партию, комсомол, торжественно вручали партийные и комсомольские билеты, публично чествовали рабочих – победителей предпраздничного соревнования. Проводили коллективные походы в Дом-музей В.И. Ленина, октябрьские чтения, встречи и беседы ветеранов с молодежью и еще много других дел. А завершались все эти мероприятия участием района в демонстрации на площади имени вождя. 

Трибуну занимали члены бюро обкома партии и правительства республики, перед каждым из которых красовались роскошные букеты осенних цветов. По обе стороны от трибуны располагались почетные гости: ветераны партии и комсомола, передовики производства, Герои Советского Союза, Социалистического Труда, руководители заводов, фабрик и трестов, известные ученые, писатели и артисты. Празднично одетые люди поздравляли друг друга с Октябрем и поддерживали здравицы в честь рабочего класса, молодежи, деятелей науки и культуры. Замыкал парад колонн перед трибуной объединенный оркестр, с энтузиазмом исполнявший революционные песни и мелодии. 

После торжественной части наши руководители неспешно шли в здание горкома партии по большому людскому коридору. Так уж получилось, что я оказалась у самого входа в этот партийный офис. Нежданно-негаданно проходя мимо и приветливо улыбаясь Первый секретарь обкома партии Мидхат Закирович Шакиров вручил мне красивый букет цветов. За ним тоже самое сделали З.Ш. Акназаров, Т.И. Ахунзянов и другие республиканские руководители.

Когда мне вручали цветы, один наш друг-идеолог шутливо заметил: «Ей по праву подарили цветы, ведь она Шушенская. Там у ее родственников отбывал ссылку Владимир Ильич Ленин». После этих слов окружающие дружно зааплодировали, а я раздарила цветы друзьям-товарищам.

- Один из самых грандиозных городских праздников состоялся в 83-ем году, - рассказал Борис Андреевич Ларионов, директор Городского дворца культуры. – Он был посвящен 80-летию II съезда РСДРП. Накануне прошел марш-парад Духового оркестра, на основе которого Шакиров отдал распоряжение сделать праздник.

Для реализации этого грандиозного замысла пригласили ведущие российские творческие коллективы. Артистов было так много, что размещать их пришлось за городом, на базах отдыха и в пионерских лагерях. Репетиции шли три дня, а само мероприятие длилось полтора часа. 

Прошло оно с огромным размахом. По проспекту Октября в районе площади Горсовета три тысячи танцоров танцевали «Гульназиру», «Абибу», «Барыню» и другие танцы под аккомпанемент сводного духового оркестра из 1200 музыкантов. Параллельно с ними хоровые коллективы исполняли песни. Только в русском хоре участвовали около 800 человек, а в башкирском – более 600.

Для показа эпизода из «Шаймуратова-генерала» свезли лошадей со всей республики. Роль генерала исполнил тренер, ныне руководитель Республиканской спортивной детско-юношеской школы олимпийского резерва Владимир Голиванов.

В ходе представления он поднял лошадь на дыбы, а она не удержалась и упала (была почему-то не подкована). Мы замерли, подумали, что представление сорвалось. К счастью, ни Владимир Степанович, ни лошадь не пострадали. Сцену эту буквально спас всадник из Абзелиловского района. Он подскочил к Голиванову и отдал ему свою лошадь, а сам поехал на «генеральской» в конце колонны. Получилось все очень естественно: боец дал коня своему командиру, чтобы тот пошел в атаку.

После праздника мы ожидали выговора, но услышали только слова благодарности. Ко мне даже подошел приехавший к нам режиссер московского театра и поинтересовался, как удалось сделать такой сложный эпизод. Я слукавил, сказал, что путем длительных репетиций.

Другим важным эпизодом было поднятие над сценой Владимира Ильича Ленина, который стоял в специальной люльке. На его роль выбрали народного артиста Владимира Васильевича Прибылова, актера Русского драматического театра, народного артиста РСФСР и БАССР. Но уговорили его с большим трудом: он страшно боялся высоты. К люльке Владимира Васильевича пристегивали аж тремя ремнями безопасности.

Зрелищных празднеств в нашем городе всегда устраивалось много. Как-то осенью в парке имени Мажита Гафури проводили «Каз омэсе» («гусиный праздник»). Вырыли котлован, дно его застелили специальным покрытием, которое пришлось заказать на заводе РТИ. Воду залили горячую, чтобы не замерзала. На этом импровизированном водоеме сделали деревянные мостки, на которых выступали артисты. Для них записали фонограмму. Вот только, когда на сцену вышла петь женщина, ошибочно включили композицию в исполнении мужчины. Пришлось артистам быстренько перестраиваться.