Ф.И.О.: Шакиров Алик Фаизович

Возраст: 56 лет

Место работы: заместитель генерального директора агентства «Башинформ»


Номинации:
«За Родину!»









Номинация: «За Родину!»
Опубликовано: http://www.bashvest.ru/showinf.php?id=1006985
Краткая аннотация:
Тысячи, сотни тысяч семей коснулась своим черным крылом страшная война. Каждый человек, а тем более журналист, в семье которого есть или были родственники, воевавшие на фронте, трудившиеся в тылу, обязан рассказать об этом, поведать миру воспоминания фронтовиков и тружеников тыла. В судьбе героев настоящего рассказа нет ничего героического, они не совершали подвигов. Но они, как и тысячи наших соотечественников, вынесли на своих плечах эти страшные годы Великой Отечественной войны. Как могли, приближали великий день Победы. И пока мы живы, мы обязаны помнить, передавать эту скорбную память своим детям, внукам, правнукам...


Эх, путь дорожка фронтовая, 
Не страшна нам бомбежка любая.
Помирать нам рановато, 
Есть у нас еще дома дела.

Это слова из любимой песни моего отца, Фаиза Зарифовича, воевавшего на Волховском и Ленинградском фронтах с весны 1942 до весны 1944 года. Отец не любил рассказывать о войне, но иногда, как правило, в День Победы, 9 мая, приняв 100 граммов "наркомовских", уступал настойчивым просьбам пятерых своих сыновей и начинал вспоминать отдельные эпизоды фронтовых будней. За 30 с лишним лет журналистской карьеры я ни разу не написал о том, как воевал отец, как пережила эти страшные годы в тылу с двумя детьми моя мама, Наиля Якубовна. И вот теперь, осознав это свое упущение, в преддверии 65-летия Великой Победы, выполняю свой сыновний долг - представляю на суд читателей  все, что сохранила память из родительских рассказов о той Великой Отечественной войне.

В середине 30-х годов прошлого столетия папа с мамой, закончив Оренбургский педтехникум, приехали на работу в соседний Башкортостан, учительствовали в селе Байдавлетово Зианчуринского района. Когда началась война, у них было уже двое детей, трехлетний Радик и годовалая Светлана. В апреле 1942-го папа ушел на фронт, мама осталась с двумя детьми на руках.

Мой дед с маминой стороны, Якуб-бабай, жил в маминой родной деревне Верхние Чебеньки Оренбургской области. Дедушка писал маме: "Эта война, доченька, будет очень долгой. Приезжай с детьми сюда, здесь все твои родственники, вместе будет легче пережить трудности". Мама так и сделала. От отца приходили редкие письма. Он был связистом, обеспечивал связью войсковые подразделения.

- Места, где мы воевали, были болотистые, - рассказывал отец. - Приходилось тянуть связь под пулями по сплошной воде. Одежда почти никогда не просыхала, в сапогах постоянно хлюпала вода, мокрые портянки натирали ноги. Не все выдерживали этого постоянного ощущения страха быть убитым, когда кругом рвутся снаряды, свистят пули. Об этом не принято рассказывать, но, что греха таить, дезертиры на войне все же были, перебегали на ту сторону. Конечно, их были единицы, если такое случалось, то всегда расценивалось как ЧП.

Об одном таком эпизоде дезертирства, очевидцем которого он был и который его, похоже, очень потряс, отец вспоминал не раз.

- Все произошло неожиданно, никто не успел даже ничего понять, - рассказывал отец. - Передовая линия фронта проходила очень близко. Мы увидели офицера нашего подразделения на коне, в плащ-палатке. Сначала он медленно ехал вдоль опушки леса, потом вдруг погнал лошадь, поскакал и скрылся за лесом. Только потом мы сообразили, что он решил переметнуться на сторону немцев. Все были в шоке.

В начале 1944 года, в дни прорыва блокады Ленинграда, отца ранило в голову, он получил серьезную контузию. Вынесла его буквально из-под пуль молоденькая медсестра. В результате ранения парализовало левую часть тела, отец не мог говорить и двигаться. Сначала лежал в лазарете, затем его отправили в Ленинград, в госпиталь. Отца лечили долго, врачи консультировались даже со знаменитым нейрохирургом Николаем Бурденко. 

- Если бы не Бурденко, я, может, и не выжил бы, не встал бы на ноги, - часто говорил отец.

Бурденко, как и вынесшую его из боя медсестру, он называл своими спасителями. Как рассказывала мама, после возвращения с фронта отец еще долго заикался.

Весной 1944 года вышло постановление, согласно которому учителей отзывали с фронта учить детей. Отец должен был вернуться на работу в школу туда, откуда уходил на фронт, - в село Байдавлетово.

Пока папа воевал, мама в тылу с детьми тоже натерпелись много бед и горя. Самой большой бедой был голод. Мама часто рассказывала, что они спаслись от голодной смерти только благодаря корове. Она и молоко давала, и дрова на ней возили, и сено. Весной люди выходили собирать в поле оставшиеся с осени ржаные и овсяные колоски, шелушили из них подгнившее зерно, варили кашу на воде. У многих от этого варева начиналось отравление, умирали целыми семьями.

- Мы варили такую кашу из прошлогодних колосков на молоке, только это нас и спасло, - вспоминала мама. - А вот оставшуюся с осени на поле гнилую картошку ели без опаски. По весне ее собирали, высушивали, получался крахмал, из него пекли блинчики.

Мама работала в школе, а голодные брат с сестрой оставались дома одни. Как-то раз они нашли спрятанный мамой чемодан, в котором хранился оставленный на черный день неприкосновенный запас муки. Они его вскрыли, налили в большую миску воды, разбавили в ней муку и набили этим клейстером свои животы, утолив, таким образом, голод.

После войны папа с семьей несколько лет жил в Байдавлетово, потом его перевели в Абзаново, потом в совхоз Сакмар, потом в Кужанак. И в каждой из этих деревень он заканчивал свое директорство в школе завершением строительства новой школы. 

Настоящим подвигом можно назвать и то, что отец без отрыва от производства, в перерывах между строительством школ, заочно закончил исторический факультет Оренбургского госуниверситета, пять лет ездил туда на сессии сдавать экзамены. И потом, получив диплом, преподавал в школе историю вплоть до выхода на пенсию.

Мама тоже до самой пенсии работала учительницей младших классов, воспитателем в школе-интернате. В 1947 году у них родился сын Роберт, в 1951 - Ильдар, в 1953 - автор этих строк, в 1959 - Рафаэль.

Каждый год отец ездил в Ленинград или в Гатчину на встречу с однополчанами. Умер он в 1992 году, не дожив полутора лет до своего 80-летия. Мама прожила 87 лет. Успела увидеть, порадоваться своим многочисленным внукам, правнукам. Если бы в том бою тяжело раненого отца не вытащила из-под пуль медсестра, не было бы и нас, родившихся после войны четырех братьев, жизнь бы прервалась. И это судьба лишь только одной семьи. А ведь таких, как наша, были тысячи, сотни тысяч семей, каждой из которых коснулась своим черным крылом страшная война. И пока мы живы, будем помнить, будем передавать эту скорбную память своим детям, внукам, правнукам...