Ф.И.О.: Нургалеева Айгуль Фратовна

Возраст: 36 лет

Место работы: газета "Труд в Башкортостане"


Номинации:
«Гражданская позиция»
«За Родину!»








Номинация: «Гражданская позиция»
Опубликовано: в газете "Труд в Башкортостане" от 21 января 2010 года
Краткая аннотация:
Будни и праздники обитателей Октябрьского дома престарелых и инвалидов. Кто здесь живет, как люди сюда попадают, о чем мечтают старики и молодежь. Все они – чьи-то брошенные и забытые родители и дети.


Будни и праздники «лишних» людей

10 января Республиканскому дому престарелых и инвалидов исполнилось 50лет. За полвека здесь обрели последний кров тысячи людей, оказавшихся к старости никому не нужными. Но некоторые вопреки всему находят здесь счастье.

ЗДЕСЬ РОДИТЕЛЕЙ ПРИНИМАЮТ?

Здание, спрятанное в парке на окраине города Октябрьского, похоже на старинный барский особняк, а внутри пахнет казенным бельем и старостью. Стоит войти – и на тебя устремляется множество взглядов: «К кому приехали? Вдруг ко мне?» Совсем одиноких из 525 обитателей здесь менее десятка. Это освободившиеся из мест заключения, которым просто негде жить, или люди, так и не создавшие семьи. А у многих есть сыновья, дочери, племянники, которые ничего не хотят знать об этих немощных стариках и старухах.

- Когда к нам привозят устраивать очередного жильца, мы всегда спрашиваем, есть ли у него близкие родственники, - рассказывает воспитатель Эльвира Еникеева.- Если ответить честно, что есть, процедура оформления может затянуться надолго, даже на годы. Поэтому говорят: «Детей нет, а мы дальние...» Часто приносят на носилках, скидывают в прямом смысле лишний груз и тут же забывают. Некоторые сами виноваты в том, что стали никому не нужны. Много примеров, когда мужчина в молодости бросает жену с детьми. Она растит их одна, он гуляет… Приходит старость - ни выросшие дети, ни жена принимать его к себе не хотят. И бывший «орел лихой» оказывается здесь. Но и таких прощают. Десять лет как живет у нас инвалид первой группы, к которому недавно приехали сын и внук - впервые за 30 лет! Сын уже сам разошелся с женой на почве пьянства, почти опустился на самое дно, но вовремя одумался и завязал с водкой. Для отца, понимающего свою вину, эти свидания - самые счастливые минуты в жизни.

БОЛЬШЕ НЕ НУЖЕН

- Бросают не только свои дети, но и приемные, - продолжает Эльвира Разиповна. – Один из наших жильцов в свое время женился на женщине с детьми, заменил им родного отца. Когда жена умерла, они его «сдали» в дом-интернат. Прошел год. Все это время он пишет им письма: «Приезжайте, я соскучился!» Ему никто не отвечает. Он пристает к воспитателям: что там у них случилось, почему нет ответа?! Мы успокаиваем: ничего не случилось, наверное, просто некогда. Я не выдержала, написала детям: «Пришлите отцу письмо, он же вас вырастил – имейте совесть!» В ответ – гробовая тишина. Ну, как старому человеку сказать, что он просто не нужен?

СТАРАЯ ГВАРДИЯ НЕ СДАЕТСЯ

1 июля Салихжану Шарафутдинову исполнился 101 год. В доме-интернате он уже 16 лет, о нем как о долгожителе охотно пишут местные журналисты. Салихжан абый и разговор может поддержать, и ходит сам.

- Как здоровье? – кричит ему в ухо Эльвира Разиповна.

- Да что-то видеть плохо стал, - жалуется он.

- Не может быть, у вас же новый век начался. Не болейте, поживите еще...

А дед Салихжан, довольный возможностью пообщаться, охотно рассказывает историю своей жизни. После смерти родителей в 13 лет он оказался в детдоме под Казанью. В 19 лет сражался с басмачами в Фергане. Там познакомился с медсестрой, которая на полвека стала его спутницей. На хлебе давали друг другу клятву, что не будут изменять друг другу. И сдержали слово. Родились у них сын и дочь. 25 лет отработал Салихжан Шарафутдинов шахтером в Киргизии. В молодости покуривал и чуть-чуть выпивал – «для аппетита». Никогда никому не говорил тяжелых слов. Сын трагически погиб, потом похоронил и жену. Поехал в Уфу к дочери. Умерла и она, а за ней зять. А внук с внучкой устроили деда в дом-интернат и с тех пор его не навещали. Ни разу не высказал он в их адрес ни одного упрека. Все ждет, может, заедут его проведать.

МОЛОДАЯ СМЕНА

По переходу между корпусами мчится на коляске парень. Еле успеваем уступить ему дорогу.

- Марат, осторожно, так быстро не гоняй, кого-нибудь собьешь! – кричит вдогонку воспитатель Эльвира Еникеева. Оказывается, он отморозил зимой ноги по пьянке, так и стал инвалидом. А теперь, похоже, примирился со своей судьбой – несчастным, по крайней мере, не выглядит.

Многим жизнь в интернатах предопределена с рождения. Это брошенные матерями еще в роддомах дети-инвалиды. Одни с физическими недостатками, другие с умственной отсталостью, у многих сочетается то и другое. Таких здесь больше ста, все они воспитанники Серафимовского дома-интерната для детей (сегодня их там более шестисот). После совершеннолетия все распределяются в интернаты для взрослых, в том числе и сюда. Другой дороги у них нет.

То одна, то другая девушка подходит к Эльвире Разиповне:

- Можно с вами поговорить?

- Я сейчас занята, - отвечает она.

Одни тихонько отходят, другие возмущаются:

- Вы все время заняты!

Да, с полдевятого утра до полдевятого вечера воспитатель здесь нарасхват – одна на полтысячи человек (и еще две нянечки).

- Но молодежь нам здорово помогает, - говорит Эльвира Еникеева. - Вот Любочка Грибова вместе с санитарками ухаживает за лежачими больными, Саша Попов и Альберт Сулейманов помогают электрикам, Галинур Баков любит наводить порядок на территории. А с наступлением весны вся наша трудоспособная молодежь начинает работать в огороде. Это мы называем трудотерапией. Те, кто покрепче, занимаются спортом в тренажерном зале. А еще молодежь обожает всякие конкурсы художественной самодеятельности. Я была в интернате в конце декабря, и здесь, как везде, готовились к Новому году.

- Вот печатаю сценарий бала-маскарада, выбрал роль Карабаса-Барабаса, - рассказал один из активистов, 30-летний Сергей Усынин. - Будут и лотерея, и танцы… И на Рождество устроим праздник. Зимой выезжаем на лыжную базу, а летом - на озеро Кандрыкуль. Участвуем в турслетах представителей домов-интернатов. Раз в неделю к нам привозят из города кино.

- О чем ты мечтаешь?

- О ноутбуке. Коплю деньги. А недавно купил «крутой» телефон.

Оказывается, накопить здесь можно. Три четверти пенсии у обитателей интерната по договору с администрацией уходит на проживание, а остальное они получают на руки. Кроме того, Сергей работал штукатуром-маляром в строительной бригаде, которая недавно ремонтировала здание. Рассчитывает, что удастся «подшабашить» еще.

ТАНЯ-ОПТИМИСТКА

Татьяна Шеина – инвалид первой группы, у нее никогда не было рук. Но с четырех лет в Серафимовском доме-интернате она научилась рисовать, умудряясь удерживать кисть культей. Уже здесь, в Октябрьском она стала оттачивать мастерство, и ее картины занимают первое место на выставках в городском дворце культуры. По натуре она неунывающий лидер, оформляет стенгазеты и объявления, очень любит читать газеты и разгадывать кроссворды. Бросив взгляд на мои записи в блокноте, Татьяна твердо попросила:

- Да не пишите вы, что я безрукая!

Действительно, назвать ее безрукой язык не поворачивается. Таня носит вещи, ест, пишет – все без посторонней помощи, доказывая окружающим, что она обычный человек.

БЕЗ КОЛЕЦ И МАРША МЕНДЕЛЬСОНА

Часто здесь образуются пары. Ни свадьбы, ни торжественной регистрации не устраивают, зато по решению администрации «молодым» выделяется отдельная комната. Например, Талгат Гаскаров, живущий в интернате уже 40 лет, нашел здесь любимую – женился на женщине, тоже с инвалидностью. И они вполне счастливы.

А вот еще жених с невестой. Оба сидят в колясках, а лица так и светятся от чувств. Ильфир здесь семь лет, Светлана два года. У обоих были семьи, но в результате трагедий они оказались не нужны здоровым супругам.

- Кому нужен инвалид? В квартире я остался один, а здесь жить все равно лучше, - говорит Ильфир, не отводя глаз от своей избранницы. Да, нашли люди счастье - как им не позавидуешь!

Досье

В конце 2009 года дом-интернат чуть не закрыли по решению Верховного суда РБ из-за претензий государственной службы пожарного надзора.

Министерство труда и соцзащиты населения РБ быстро выделило деньги, и предписания удалось выполнить в срок.

В 2008-2009 годах из-за несоблюдения противопожарных и санитарных норм были закрыты отделения стационарного социального обслуживания в Балтачевском, Белокатайском, Бурзянском, Караидельском, Мечетлинском, Татышлинском, Чекмагушевском, Белорецком районах и городе Белорецке.

Цифры

В Башкирии имеется 21стационарное учреждение социальной помощи (дома-интернаты, дома инвалидов и др.).

В них содержится 5661человек.

По данным Министерства труда и соцзащиты населения РБ.


Номинация: «За Родину!»
Опубликовано: в газете "Труд в Башкортостане" от 18 февраля 2010 года
Краткая аннотация:
Участнику Великой Отечественной войны, инвалиду Ивану Каширину из Уфы отказывают в его праве на льготный автомобиль, ссылаясь на Закон. Ветеран не согласен с ответами из Министерства труда и соцзащиты РБ.


87-летнему фронтовику-инвалиду Ивану Каширину из Уфы Министерство труда и социальной защиты населения РБ отказало в бесплатном автомобиле. Мол, где раньше был, почему пять лет назад в очередь не записался... Но младший лейтенант в отставке Каширин не сдается – пытается достучаться до руководства России и Башкирии.

Вода «живая» и «мертвая»

Вместе с супругой Любовью Дмитриевной Иван Каширин живет в уфимском микрорайоне Черниковка, в частном доме с газовым отоплением на улице Кутузова, полученном почти 60 лет назад (а до того семья жила в бараке). Новая квартира им не нужна – старикам по душе их жилище с двором, огородом и собакой. Важно, что сын живет в пяти минутах ходьбы от них. Надеются, что с ремонтом дома власть поможет.

65-ю годовщину Великой Победы фронтовик встретит уже 88-летним, день рождения у него 22 апреля. Удивительно, но на здоровье дедушка не жалуется, голос бодрый, в глазах блеск. Никогда не пил и не курил, даже на фронте отдавал свою долю другим. Вместо таблеток от всякой хвори лечится «живой» и «мертвой» водой, которую получает с помощью самодельного чудо-аппарата. Его лет 15 назад изготовил по схеме из журнала младший брат Ивана Павловича, телемастер Григорий; в том же журнале было прописано, как пить эту воду.

Каждый день без очков читает газеты и смотрит телевизор, поэтому в курсе всех новостей. Всегда был активистом: сотрудничал с газетами, помогал ГАИ проводить техосмотры, руководил обществом садоводов в Булгаково – его и сейчас зовут на эту должность, но он решил, что, пожалуй, хватит.

А навстречу Сталин

В его рассказе о войне всплывают удивительные детали – якобы и со Сталиным, и с Рокоссовским общался. Хочешь, верь, хочешь, не верь, но слушать интересно:

- Родился я в Пензенской области. Когда началась война, мне было 19. Отправили на полгода учиться в Оренбург. В начале 42-го присвоили звание младшего лейтенанта и назначили командиром взвода пехоты. Попал под Сталинград... Потом нас перекинули под Москву, где формировался 192-й полк 214-й стрелковой дивизии. Дважды видел Сталина, когда он приезжал осматривать ракетные установки БМ-13 - «Катюши». Один раз даже поговорили. С другом моим Николаем несли в штаб дивизии пакет, а навстречу - Сталин с Рокоссовским и еще целая делегация. «Как дела?» – спрашивают. «Отлично!» – говорим. А они: «Молодцы!»

Вспоминая это, Иван Павлович волнуется, будто вновь встречается с «самим».

- …А у Рокоссовского была немецкая овчарка. Заходишь в штаб, он предупреждает: «Резких движений не делай, руки в карман не клади – сразу порвет!» Овчарка тебя обнюхает, а потом смотрит в упор, следит за руками…

Осенью 43-го на Белорусском фронте наша дивизия шла в наступление. Вместе с другом Николаем доставили в штаб дивизии пакет, а на обратном пути (а это километров пять) взяли левее и как-то забрели к немцам. Слышим: болтают по-своему. Затаились – двое что-то везут на подводе. Решили брать. Оказалось, везли ужин на передовую. Кинулись к ним, они и не сопротивляются: «Нихт стрелять! Нихт стрелять!» Привязали их к телеге. Еды было много, особенно солдатам понравился шоколад... Потом приходилось участвовать в захватах целых обозов. Такое не забудешь: мешки с продуктами, а на них кровь и плоть – это наши танки давили телеги... Однажды дали нам штрафников, человек пятьсот. Их – в атаку с винтовками, а наш взвод сзади с автоматами. Слава богу, стрелять в своих не пришлось, назад никто не повернул.

Нога не вырастет

Отвоевался младший лейтенант Каширин во время ночной атаки 11 ноября 1943 года под Гомелем. Одна пуля попала в голову, другая (разрывная) в правое бедро. Его друг Николай тащил Ивана до медсанбата пять километров. Потом десять дней вместе с другими ранеными Каширин лежал в избе на «постели» из сена. Когда терпеть боль в ноге стало невмоготу, потребовал, чтобы санитарка разбинтовала рану. А там уже черви на гниющем мясе. Для обезболивания Ивану предложили выпить спирта, а он, непьющий, отказался. Так и чистили вживую... Наконец погрузили в поезд. В госпитале в Кирове хирург хотел ногу отрезать, но Иван не дал, пообещав, что покончит с собой. Тогда доктор сделал уникальную операцию - отпилил на бедре кусок кости, а потом срастил, затянув Ивана в гипс по самую шею. Рана потихоньку стала заживать. Через полгода он заново научился ходить, хоть и сильно хромал - правая нога стала короче левой на 8 сантиметров. Рана то и дело гноилась, полтора года пришлось пробыть в госпиталях. Демобилизовали в апреле 1945-го, потом опять сделали операцию... Несколько осколков остались и до сих пор ноют к непогоде.

В 1970-м через военкомат Каширина нашла награда – орден Красной Звезды. Позже вручили орден Отечественной войны I степени и медаль Жукова.

К счастью, документы о ранении сохранились - доказательство чиновникам, что нога покалечена на фронте и больше не вырастет. После войны присвоили фронтовику инвалидность второй группы. С тех пор он получает сложную ортопедическую обувь – ботинок-протез.

До самой пенсии Иван Каширин проработал на автобазе №2 «Башкирстройтранса», пройдя путь от диспетчера до директора. В 1970-м после очередной комиссию ВТЭК ему предложили «Запорожец» с ручным управлением за 3 тысячи рублей. Иван Павлович пользовался всеми положенными льготами, мог бы похлопотать и о бесплатном авто, да не стал – он же неплохо зарабатывал. Через семь лет купил «Жигули», потом другие, а последнюю машину в 1991 году - «Ниву». Сам управлял только «Запорожцем», а на других его возил сын Юрий, водитель-профессионал.

Родину защищал? Не положено!

А на пенсию машины не купишь. И больше года назад Иван Павлович написал письмо в Минтруда РБ с просьбой выделить ему автомобиль, через полгода еще одно. И получил два ответа от заместителя министра Натальи Алмаевой. 23 января прошлого года, сославшись на изменения и дополнения, внесенные федеральным законом №122 от 22 августа 2004 г., она сообщила: «С 1 января 2005 года обеспечение ветеранов и инвалидов автотранспортными средствами не предусмотрено. Вы не состоите на учете для обеспечения транспортным средством бесплатно или на льготных условиях в соответствии с медицинскими показаниями, поэтому, к сожалению, обеспечение Вас легковым автомобилем не представляется возможным». Во втором письме, 5 июня, она добавила, что несмотря на инвалидность 2-й группы с причиной «ранение на фронте», медицинских показаний на получение мотоколяски у Ивана Павловича не было и нет.

Конечно, ветерану стало обидно. Только было успокоился – и вдруг прочитал недавно в городской газете, что в Уфе инвалидам (гражданским) подарили 50 новеньких «Жигулей». Этого защитник Родины понять никак не может:

- Если потерял здоровье из-за болезни или аварии – вот тебе машина. А если фашист меня искалечил – не положено!

Да уж, действительно странная логика у нашего государства… Понятно, что чиновники действуют по тем законам, что приняты, но как они сами-то относятся к таким вывертам нашего законодательства? Увы, все наши попытки дозвониться до замминистра Натальи Алмаевой не увенчались успехом. Секретарь неизменно говорила, что Наталья Николаевна на выезде или очень занята.

А Иван Павлович всю свою обиду изложил в письмах Дмитрию Медведеву, Владимиру Путину и Муртазе Рахимову.

Недавно пришел ответ от президента России. В нем сообщалось, что 28 января 2010 года обращение ветерана направлено в Министерство здравоохранения и социального развития РФ. Оттуда должны ответить еще через месяц.

Мнение

Председатель Башкирской республиканской общественной организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов Марат Муллагалямов:

- Нам постоянно жалуются ветераны войны. В механизме выделения квартир и машин много неувязок. Сначала Владимир Владимирович говорил, что жилье должны дать ветеранам к 65-й годовщине Победы. Потом поправился, что это будет происходить в течение 2010 года. Потом выяснилось, что федеральные власти передали это на исполнение регионам, а откуда у них деньги? Машины выдают только по определенным показаниям. Конечно, фронтовикам до слез обидно, что отказывают в выделении автомобилей, а инвалидам по общему заболеванию дарят.

ПО ЗАКОНУ

Конституционный суд - на стороне Каширина

Комментирует уфимский юрист Елена Соболева:

- По федеральному закону от 12.01.1995 г. 5-ФЗ "О ветеранах" инвалиды Великой Отечественной войны имели право на бесплатное получение машины. Это право, как и большинство других льгот ветеранам войны, было заменено ежемесячной денежной выплатой и компенсацией в ходе «монетизации» (122-ФЗ от 22.08.2004 г. "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации"). Сейчас органы соцзащиты предоставляют легковые автомобили за счет федерального бюджета только тем гражданам, кто на 1 января 2005 года состоял на учете для обеспечения транспортными средствами бесплатно или на льготных условиях в соответствии с Указом Президента РФ от 6 мая 2008 года №685 «О некоторых мерах социальной поддержки инвалидов».

Тем не менее, основание для выделения автомобиля гражданину Каширину есть. Это определение Конституционного суда РФ от 17.07.2007 г. 624-О-П. Оно установило, что отмена подпункта 19 пункта 1 ст. 14 ФЗ "О ветеранах" пунктом 9 ст. 44 122-ФЗ не может рассматриваться как основание для исключения обязанности Российской Федерации обеспечить инвалидам Великой Отечественной войны (при наличии установленных до 1 января 2005 г. медицинских показаний - как лицам с особым правовым статусом, вытекающим из признания их заслуг перед Отечеством) бесплатное предоставление легкового автомобиля, если он не был получен до 1 января 2005 года в качестве технического средства реабилитации, либо установить адекватную денежную компенсацию данной льготы. Таким образом, если имеются медицинские показания для льготного получения машины (а они в данном случае есть), то обращение инвалида Великой Отечественной войны Каширина подлежит удовлетворению органом соцзащиты.