Ф.И.О.: Ломоносова Мария Ивановна

Возраст: 66 лет

Место работы: пенсионерка, ветеран педагогического труда. Селькор газеты «Сельские нивы» Стерлитамакского района


Номинации:
«Народный корреспондент»








Номинация: «Народный корреспондент»


Да разве об этом расскажешь.
В какие ты годы жила,
Какая огромная тяжесть
На женские плечи легла!!!
М.Исаковский.

Самородки находят нечасто, но если отыщут, то становятся очень богатыми. Такой «самородок» в виде второй жены Зои судьба отвалила Ивану Калганову из Покровки.

У Ивана умерла жена, оставив ему четырех дочек, старшей едва исполнилось 12 лет, а младшей – три годика. За ней пришли в качестве сватов братья Ивана Семен и Степан и с порога предложили: «Зоя, может, разделишь судьбу нашего брата?»

Согласилась, не раздумывая. Сороковины первой жены готовила уже хозяйкой в доме, хотя «конуру», в которой они жили, трудно было назвать домом. Поэтому первым делом начали строиться. Наняли людей. Они в первый день напились, во второй опохмелились и заявили: «Мы только рубщики – строить не умеем». И ушли.

Достраивали своими силами. А к тяжелой работе женщине было не привыкать.

Зое исполнилось 10 лет, когда умерла ее мать. В сентябре 41-ого отца взяли на фронт, а в декабре пришла страшная бумага – «похоронка». Осталась пятнадцатилетняя девушка с двумя родными братишками, да двумя сводными. Мачеха стала всем мамой.

С начала войны ни одного трудоспособного мужика в селе не осталось, в поле работали только старики, женщины, подростки. На лошадях, быках пахали, сеяли. Когда раненые стали возвращаться, садились на трактор. Зоя три сезона работала сеяльщицей. Вспоминая как на зиму ее отправляли на лесозаготовки в Молотов, а по весне снова возвращали в хозяйство, невольно всплакнула, но быстро справилась с собой и продолжила свой нехитрый типичный для многих людей того времени рассказ.

Кормили их ржаным хлебом и пустой овсяной кашей - с собой в лес клали в карман кусочек, который до обеда на морозе становился как сухарь, его отламывали по крошечке и сосали как конфетку. Вместе с ними трудились власовцы.

«Жалко их, - говорит она, - не виноваты были ребята, что Власов армию сдал. Изможденные, худые, но работали здорово».

Повидавшей на своем веку женщине в тридцать с хвостиком жизнь во вновь построенном домике показалась раем:

- Богатства особого не нажили. Но пельмени на столе были всегда, - рассказывала моя собеседница, - держали скотину, птицу. Девочки росли трудолюбивыми. Летом чуть свет уже с мотыгами стоят наготове… Свеклу обрабатывали и убирали, потому что платили хорошо. Сахар мешками стоял: в чай сыпали, сколько хотели. Муж очень любил сад – огород. Помидор размером больше кулака положит, бывало, на руку и скажет с гордостью: «Я – Мичурин». Арбузов по полмашины убирали. В один год утром проснулись, а в огороде одни плети остались. Ночью воришки подогнали машину, побросали через забор зеленопузое чудо и увезли. Знать-то знали кто, да говорить не стали…. Крыжовнику по семь ведер собирали. Да и лес летом настоящий кладезь витаминов. Наварим, варенья всякого. Трехлитровой банки на три дня хватало…

Иван хоть весь израненный, больной был (его в 44-ом году комиссовали), ни на минуту не забывал о своих обязанностях. Ранним утром жена готовит завтрак, он забежит на минутку и упрекнет: «Что ты, девчонок жалеешь? Буди!» А она: «Пусть поспят, сами управимся».

Семья разрасталась. Один за другим родились трое ребятишек….

Кажется, вот только все это было. Но нет рядом ее дорогого, милого сердцу Ивана. Жизнь прошла. Все дети выросли, получили достойное образование. Старшие Валентина, Раиса и младшая Людмила – учителя математики, Нина живет в Краснодаре, туда же она переманила и младшего Александра. Владимир дослужился до подполковника, вышел в отставку, но продолжает работать в части. Он является основным помощником своей старенькой мамы, которая в последнее время часто болеет и не может уже управляться по дому. Живет она в домишке, когда-то построенном собственными руками. Отопление печное, вода из колодца.

Дочь Анна живет рядом, в Куганаке, и приезжает почти каждый день.

- Так и живу, - говорит старушка, - дров на неделю в избу натаскают, воды тоже. Чего еще надо? Натоплю печку, дышу березовым воздухом, да гляжу в окно – не приедет ли кто.

Она скромно умалчивает, что в доме общей площадью 25 кв. м доживали свой век свекор со свекровью. Умерли они один за другим. Из их дома ушли в мир иной, хотя у Ивана было три брата и три сестры. Теплей и уютней их очага не оказалось ни у кого.

Дети, внуки ее богатство. Золовка Наталья, которой сейчас 94 года, с теплотой отзывается о своей снохе: «Нам на Зою надо Богу молиться. Детей вырастила. Все к ней едут с внуками, которые, считай, тоже все там выросли. Соберутся вместе, праздники отмечают, песни поют».

У Зои Владимировны 7 детей, 14 внуков, 6 правнуков. Все устроены, все живут хорошо. С особой теплотой мать вспоминает старшую, Валюшку. Валентина Ивановна Лукина – известный в районе педагог Октябрьской школы. Она повторила судьбу своей мачехи. Не имея собственных детей, встретила человека, полюбила его и его осиротевших детей, сумела стать им настоящей матерью. Неугомонная труженица, оптимистка, умеющая сострадать. После смерти мужа стала детям за маму и за папу. В отличие от родителей дом Валентины – полная чаша. Дети получают высшее образование (их трое).

Скоро весь наш народ отметит 65-летие Великой Победы над фашизмом. При мне Зое Владимировне вручили очередную заслуженную юбилейную медаль. Она пополнила коллекцию многочисленных наград, бережно хранящихся в сундуке. Вечерами, собрав детей и внуков, она рассказывает о каждой, кровью и потом завоеванной «коробочке».

Война ушла в историю, но не стереть ее из памяти Зои Владимировны и многих тех, кто ковал победу в тылу и на фронте…