Ф.И.О.: Курбангалеева Екатерина Александровна

Возраст: 29 лет

Место работы:


Номинации:
«Народный корреспондент»









Номинация: «Народный корреспондент»


Я хочу рассказать о своем дедушке Александре Даниловиче Григорьеве. Родился он в 1909 году, умер в 2001-м, а его документы, письма и воспоминания наша семья бережно хранит.

В 1930-м (ему тогда был 21 год) его призвали в Красную армию. Отслужив три года, он вернулся в Уфу. Вместе с отцом Данилом Васильевичем работал мастером на фабрике «Башкондитер». Дело свое любил и дорожил им.

Но начались репрессии. В 1937 году Данилу Васильевича арестовали по статье «Контрреволюционная агитация и пропаганда» и осудили на 10 лет. (Через несколько лет он скончается от болезни).

Александр Данилович понял: ждать нельзя, могут забрать и его. И уехал с молодой женой Марией в город Абакан (Хакасия). 29 мая 1941 года его призвали там на военную переподготовку. А меньше чем через месяц страну потрясла страшная весть: «Война».

Даже попрощаться с близкими он не смог. Сразу попал на передовую и уже 17 августа получил тяжелое ранение в лицо. После госпиталя - снова на фронт. Теперь на защиту Москвы в составе 442 артиллерийского полка. Участвовал в боях с октября 1941 по январь 1942-го. Отстояли наши воины столицу, и полк двинулся дальше.

В апреле 1943-го еще одно ранение. И опять после госпиталя Александр Данилович возвращается в строй.

В 1944-м его перевели на Первый Украинский фронт. До Победы оставался целый год, но его письма домой уже были полны уверенности: вот-вот, и война кончится.

Его 38-я армия освобождает Воронеж, Киев, Львов, Одессу, Кишинев. Потом, уже в частях Четвертого Украинского фронта, Григорьев участвует в освобождении Чехии и Польши. И вот наконец Германия.

В одном из немецких городков бойцы полка нашли испуганного мальчика лет десяти. Голодный, грязный, в оборванной одежде, по-русски, конечно, ни слова сказать не может. Накормили, одели, отогрели. И стал немецкий мальчик сыном полка.

В то время старшина Григорьев уже был поваром (назначили, узнав о его мирной профессии). Мальчик, как мог, помогал ему. И солдат так привязался к найденышу, что подал в штаб рапорт с просьбой об усыновлении. Ему пообещали решить вопрос положительно. Старшина радовался: домой поедет не один!

9 мая 1945 года. Берлин. Победа!

Советское правительство распорядилось снабжать продовольствием берлинцев. Выполнять задачу поручили начальнику тыла Красной Армии генералу А. В. Хрулеву. Ну, а с его уровня приказ дошел до поваров. Работы у Григорьева прибавилось. Как всегда, помогал приемный сын. Да, сын! Потому что документы, как и обещали, старшине оформили по всей форме.

У разоренных войной берлинцев не хватало даже посуды. Вместо кастрюль использовали брошенные каски своих солдат – этого добра хватало… Сын Григорьева узнавал, где живут старики и маленькие дети, и носил им кашу да суп.

Однажды отправился в очередной «рейс». Минул час, другой – нет хлопчика. Солдаты пошли его искать. Нашли. Убитым. Рядом валялась каска, еда разлилась по земле… У какой нечисти не дрогнула рука? Много смертей видел Александр Данилович на войне, но это потрясла больше всего.

Мальчика похоронили, а вместе с ним и частичку сердца старшины Григорьева.

В Берлине он служил до октября 1945-го. И вот, наконец, известие: «Едем домой!» Перед посадкой в эшелон солдат построили и приказали показать, что везут (чтобы не брали с собой оружие или еще что-нибудь неположенное). У Григорьева в походном чемодане лежало кое-что из белья, моток ниток для жены и красивая новая кукла – подарок дочке, которую он еще ни разу не видел. Она родилась в 1942 году.

Думал старшина, что будет у нее немецкий братик – да вот не вышло.