Ф.И.О.: Исхакова Алия Римовна

Возраст: 14 лет

Место работы: г. Сибай, МОБУ Гимназия


Номинации:
«Народный корреспондент»









Номинация: «Народный корреспондент»
Краткая аннотация:
В последнее время в нашей стране некоторые люди начинают забывать, каким трудом, какими страшными потерями досталась нам победа. В обществе появились скинхеды, последователи фашизма, которые разрушают памятники, убивают людей, высмеивают ветеранов. Я посчитала, что это неправильно. Мы должны беречь память о тех, кто защищал нас и нашу Родину.


Сегодня 2010 год… Прошло 65 лет, как закончилась самая страшная война XX века. Невозможно нам представить радость наших солдат, когда 8 мая 1945 года объявили об окончании войны. Вместе со всей страной радовались два моих дедушки. И сейчас я хотела бы написать об одном из них. Его зовут Уметбаев Нурфаиз Забирович. 2 ордена Красной Звезды, орден Славы III степени, орден Отечественной войны I степени, 20 медалей: «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», медаль Жукова, огромное количество юбилейных медалей - все это говорит о героизме моего деда во время Великой Отечественной войны, а семь ранений – это тяжелые воспоминания о страшном времени военных лет.

В 17 лет мой дедушка учился в ФЗУ. Здесь собрались очень крепкие, сильные ребята. Мой дед думал, что отучится и пойдет работать в лес. Найдет себе жену, появятся дети, и будет жить счастливо. Но вдруг…

Было самое обычное воскресное утро. Светило солнце, пели птички. Охота было забраться в тенек и отдыхать, подремать. Но не получилось. Управление ФЗУ Кананикольского леспромхоза заботилось о культурном воспитании учащихся. Каждое воскресенье с песней отправлялись они в соседнее село смотреть очередной кинофильм. Но на этот раз обычного путешествия не было. А было страшное слово – война! В первый год войны в ФЗУ уже начали готовить не лесников, а солдат. И вот в 1942 году всех учащихся забрали на фронт. Моему деду, да и другим учащимся было всего лишь по 17 лет.

Свой военный путь дед начал под Старой Руссой, телохранителем полковника Вайскалиева – командира двенадцатой отдельной штурмовой лыжной бригады. Дед всегда говорил: «Кому как, а мне на командиров всегда везло».  Вайскалиев взял его к себе в телохранители сразу же, как только узнал, что мой дедушка – башкир. Командир бригады везде брал деда с собой, и, несмотря на то, что он – полковник, а дед – сержант, они называли друг друга по имени. Полковник никогда не пропускал утреннего и вечернего «намаза», так как он был по национальности казах. Из всей бригады только дед знал об этом, но никому не рассказал. Именно это качество деда нравилось командиру. Также дед привлекал полковника потому, что он был добрый, веселый, разговорчивый и надежный солдат. Полковник доверял ему как никому другому. И в мае 1943 он доверил ему жизнь еще одного человека. И именно в Старой Руссе дедушка и получил свое первое ранение.

13 мая 1943 года приехал в роту фотокорреспондент. Сержанту Уметбаеву было поручено провести его к Вайскалиеву. Поговорили они о чем-то, потом выходит полковник и приказывает его группе идти в разведку привести «языка». А деду приказывает взять с собой туда корреспондента и охранять его прямо во время сражения. А охрана означала – идешь сначала впереди, прикрывая его собой, а потом, на обратной дороге, идешь сзади. Одним словом, живой бронежилет.

Идут они. Чувствует дед: ерзает что-то корреспондент, хочет все заснять.

Телохранителю нашему и оставить его нельзя, и защищать его очень трудно. Вот и нашли «языка», прямо средь бела дня под носом у фашистов увели. Надо уже обратно идти. А этот корреспондент опять со своим фотоаппаратом лезет. Якобы хорошая статья получится. Ну, думает дед, пусть снимает, лишь бы живыми обратно дойти. Дошли все, кроме деда. Ранили-таки его. Фашисты открыли огонь из минометов, и осколки снаряда сильно ранили левую ногу деда, буквально, продырявили. Из последних сил он перетянул ногу жгутом для остановки крови, перебрался в яму и ждал своих. Вдруг слышит: идут санитарные группы: одна раненых собирает, а другая – мертвых. Откликнуться было невозможно: свои не услышат, а немцы шастают совсем рядом, им это на руку. Санитары походили, походили и ушли. Дед было уже совсем отчаялся. Но видит вдруг, что его собака какая-то обнюхивает. Да это же санитарная группа вернулась за ним! Оказали ему первую помощь и отправили в медсанбат. Уже потом выяснилось, что это фотокорреспондент  обратно санитаров послал: «Живой он, ищите с собаками!».

Со своими ранениями наш герой попал в ярославский госпиталь. Именно здесь бывшего автоматчика судьба определила в артиллерию. А случилось это так. В госпиталь должен был приехать кто-то из начальства с проверкой. Ну и как это бывает, начали везде порядок наводить. К ним забегает медсестра: «Вот вам молоток, почините, наконец, свою табуретку». Дед с радостью схватился за инструмент. Устал без дела лежать, да и руки соскучились по молотку. Сидит, ремонтирует табуретку и видит, что на него с удивлением смотрят. Это был Иван Артемов – старшина-артиллерист. Он увидел, что дед молоток  левой рукой держит, аж весь встрепенулся.

– Да ты левша! – сказал он с радостью. 

Дедушка растерянно хлопает глазами, подумаешь, левша, что тут такого. Старшина продолжает:

– Все, как только выздоровеешь, я заберу тебя к себе в дивизию. Скажем, что ты мой брат, сват или еще что-нибудь придумаем. У нас в артиллерии левши – на вес золота. 

А почему левша ценился? Да потому, что если и заряжающему, и наводчику сподручней действовать с правой руки, они друг другу мешают. Когда один левой работает, другой правой – время экономится. И эти ничтожные сэкономленные минуты иногда и решают весь ход событий: война все-таки.

После выздоровления деда Артемов очень сильно спорил с руководством госпиталя, придумывал какие-то хитрости и даже врал! И, в конце концов, он забрал его в  свою часть противотанковой артиллерийской дивизии. Сначала Уметбаева назначили заряжающим, а позже он стал наводчиком.

Самое главное в артиллерии – хладнокровие. Не торопиться открывать огонь, ближе подпустить вражеский танк, чтобы потом уже бить наверняка. Нервы нужны были ой какие. Даже говорили так – пушка железная, и ты железный. В лесу  случалось даже расстояние до 50 метров выдерживать. Страшно? Очень. Но дед говорил, что «на войне только первые два месяца страшно. После первой атаки совсем другой становишься. Не боишься уже ничего, лишь бы выжить и страну спасти».

В артиллерийской дивизии дед был в одной рабочей команде с лейтенантом Антипиным. Он особо с подчиненными не общался, сторонился всех, был высокомерен. И вот однажды они прошли 30-40 километров от Люблина, в котором были расположены концлагеря, из них они вывели много пленных. И совершенно неожиданно попали в окружение. Завязалось страшное сражение. Немцы буквально решетили наших солдат. Верите или нет, но из целой дивизии не ранеными остались всего 17 человек, в том числе и дед. Главнокомандующий решил, что раненые, которых спасти нельзя, останутся на месте, а другим он приказал нести раненых на себе, хоть как вывести их из окружения. Деду он сказал: «Ты здесь самый ответственный. Будь добр, как только выйдешь к нашим, передай их в медсанбат». Дед взял Антипина на спину. Благо дедушка был широкоплечий, бравый солдат. Чтобы не попасться немцам, они пробирались по окопам. Антипин начал терять сознание, его ноги опухли, так как были перевязаны жгутом для остановки кровотечения. Дед идет на грохот, думает что там наши, но ошибается. Идет в другую сторону, там тоже не наши. Куда ни пойди, везде немцы! Потом артиллеристы устали. Антипину становилось все хуже и хуже. Раненый жалеет Уметбаева и говорит: «Раз уж терпишь, то терпи, только не бросай меня». Еще поблуждав, они все-таки находят медсанбат. Антипин спасен благодаря деду. После этого случая Антипина будто подменили. Он стал относиться к солдатам с уважением. Вот ведь как: война открыла глаза многим людям, не только Антипину.

Как я уже говорила, дед считал, что ему везет с командирами. Помните про Вайскалиева? Также и в артиллерии: он попал в руки очень хорошего, грамотного и умного офицера Судаковича. Он всегда говорил: «Парни, когда стреляете, не торопитесь, хорошо прицеливайтесь. Подпускайте танки ближе. Эти снаряды наши жены, наши сестры, наши дети, не зная сна и отдыха, делают не для того, чтобы мы их впустую тратили, а для нашей победы!».

Благодаря Судаковичу сплоченный состав его артиллерийской дивизии отличался тем, что работали они слаженно, умело, поэтому уменьшились потери. Любая хорошая инициатива солдат принималась. Например, один артиллерийский мастер предложил эффективный способ уничтожения фашистских танков. И этот способ распространился и в других артиллерийских частях. А когда они форсировали Вислу, случилось так, что пехоте, которая собиралась разбивать плацдарм, фашист не давал даже головы поднять своими выстрелами из пулеметов. И артиллерийские пушки на лодке ничем не могли помочь. Тут дед привел одну пушку в рабочее состояние и выстрелил прямо в пулеметчиков. Это тоже было каким-то военным подвигом. Многое в памяти сгладилось из тех далеких дней войны, но никогда не забудет солдат, как среди бела дня на плотах форсировали Вислу, а вокруг разрывались артиллерийские снаряды.

Все ранения деда – с левой стороны. Почему же? Да дело в том, что у наводчика всегда левая сторона открыта.

Во время одного сражения деда снова ранило в левую ногу, причем очень сильно, он упал в воду. Перевязал  ногу жгутом, остановил кровь. А на дворе – октябрь. Три дня пролежал он по пояс в воде. Совсем уж окоченел. Но на счастье деда дошли до него санитары. И одна медсестра вытащила его из воды, оказала первую помощь и отправила в медсанбат. Дед говорил, что если бы не она, он бы так и остался в этой траншее на всю жизнь...

Дедушка в последний год войны в составе  Белорусского фронта участвовал в освобождении нескольких стран, множества городов и деревень. В одном из наступательных освободительных боев в городе Ровно (Польша) он подбил фашистский танк, за что был награжден Орденом Красной Звезды. В освободительных боях он уничтожил еще три танка и три бронетранспортёра. За свои подвиги он также получил орден Славы III степени. За форсирование Одера он получил второй орден Красной Звезды. А позже, в 1985 году,  был награжден орденом Отечественной войны I степени.

Последние дни войны.… Какие они? Видел он страшный крематорий в Люблине. Видел пораженный Берлин. Радовался, когда на Эльбе встретили союзников-американцев. Представить невозможно радость союзников, когда здесь же, 8 мая 1945 года в 23-47 передали, что все закончилось. Мы победили! Войны больше нет. Сначала наши солдаты ничего не поняли, даже тревогу подняли. Потом все начали обниматься, плакать, смеяться. Грохот от выстрелов в воздух продолжался долго. Но боевой пост с победой не оставили. Что же тогда начнется? Немцы вновь нападут! Сначала домой отправили работников сельского хозяйства. Как раз шел весенний сев. Надо же страну кормить. А дед и многие солдаты остались на армейскую службу до 1947 года… На войну дед уходил в 1942 году совсем юным, безусым мальчишкой, а вернулся в 1947 смерть повидавшим и, как сам выражался «в четырех местах продырявленным», 3 ордена имеющим мужчиной. Словно прошло не пять лет, а целых двадцать.

Как и мечтал Нурфаиз, жизнь его сложилась счастливо. Вернувшись, в 1948 году он женился на моей бабушке. Молодожены переехали в Сибай.  Вместе они вырастили и воспитали шестерых детей: трех девочек и трех мальчиков. Дед устроился работать экскаваторщиком в трест «Башмедьстрой». Здесь он проработал с 1949 года и до пенсии. Его в тресте даже после пенсии добрым словом вспоминали. Золотые руки, мог от зари до зари работать без устали. А что поделаешь, война всему научила. За свою честную работу дед получил медаль «За трудовую доблесть». Также он был награжден многочисленными благодарственными грамотами. В мирное время он получил медали «За героизм» и «За героическую службу», четыре раза получил значок «Победитель социалистического соревнования». Война закончилась.  Потихоньку  начал дед забывать весь этот кошмар. Даже во сне перестал ее видеть. Но нет, война снова напоминает о себе! В 1984 году, прямо на шестидесятилетие, начала опухать нога – заражение. Осколок, полученный в 1944 году, вдруг зашевелился. Врачи сказали, что если не удалить осколок, то он начнет разрушать внутренности. Они предлагали разрезать ногу,  вытащить осколок, но дед отказался. Пришлось деду полступни ампутировать. С тех пор дед десять лет ходил прихрамывая, наступая только на заднюю часть ступни. Но, даже несмотря на это, он продолжал работать по хозяйству, ходить на встречи с пионерами и ветеранами. Дедушка говорил, что ему не больно. Просто неудобно, да и зимой холодно. Но в 1995 деду пришлось ампутировать всю левую ногу до колена. Теперь он не мог ходить. Он теперь ездил на коляске. Но дед не отчаивался. У него шестеро детей, которые помогут старикам по хозяйству. Но после операции он полгода болел, страдал, лежал в больнице. Организм не выдержал боли, и дед умер.

Не знаю, что привлекало журналистов, но у моего деда часто брали интервью. И дедушка не уставал рассказывать про свою военную жизнь. О нем писали журналисты Рамазан Утягулов, Зухра Саиткулова, Ринат Тулыбаев и Амир Муратов. Недавно просматривала одну старую газету, где была напечатана статья Зухры Саиткуловой о моем дедушке. Там было написано: «Сижу, роюсь в боевых наградах Уметбаева. Два ордена Красной звезды, орден Славы III степени, орден Великой Отечественной войны, 20 медалей. Множество грамот среди документов. Но не видно партбилета. Это мне показалось странным, так как все уже привыкли к тому, что все ветераны войны – ветераны партии». Почему же дед не был коммунистом? Вот его ответ, также взят из интервью. «Может, и стал бы я коммунистом, как и все, но я считаю, что для того, чтобы спасать Родину, не нужно быть коммунистом, нужно просто любить ее».

Все, кто знал деда, отзываются о нем как о добром, веселом, справедливом. Он не любил жаловаться на судьбу. Со всеми разговаривал спокойно, миролюбиво, редко повышал голос. А голос у деда был богатырский! И, как писал один журналист, «в нем даже в семьдесят лет осталось что-то задорное, мальчишеское, молодое-молодое». До конца своей жизни он любил шутить.

Всю историю деда про его жизнь мне рассказали мои родители, моя бабушка, братья и сестры, тети и дяди. Вы, наверно, спросите, почему дед сам не рассказал мне об этом? Просто дедушка умер 5 августа 1996 года, когда мне было всего лишь девять месяцев. Я очень жалею о том, что совершенно не помню его, и знаю о нем только по рассказам. Возможно, дед и дожил бы до сегодняшнего дня, если бы не семь ранений. Но они были, все-таки была жестокая война и я рада тому, что он вернулся с войны живым.

В итоге своей поисковой работы я написала сначала очерк, а  после исследовательскую работу, узнала много нового и интересного о войне и поняла: мир на земле в наших руках! Но меня волнует один вопрос.

Сегодня XXI век. Зачем вспоминать прошлое? Нужно ли говорить о нем? Да! Уже только потому, что и сейчас нам, похоже, досталась эта нелегкая миссия – защищать мир на земле.