Ф.И.О.: Галеева Елена Захитовна

Возраст: 23 года

Место работы: газета "Криминальный спектр"


Номинации:
«За верность теме»









Номинация: «За верность теме»
Опубликовано: в газете "Криминальный спектр", №15(490) от 17 апреля 2009 года
Краткая аннотация:
Материалы представленные автором рассказывают о сотрудниках башкирской милици, их трудовых буднях, профессиональных достижениях и жизни вне работы


Минут 15 мы сидели в машине и ждали, когда продавец придет в назначенное место. Телефонный звонок. Голос в трубке сообщает, что человек появился. Действительно, парнишка, подходящий по всем приметам, явно кого-то ждет. Видимо, почуяв неладное, решил уйти и вот уже скрылся с глаз, зайдя за угол дома. Что произошло дальше, я, честно говоря, поняла не сразу, потому что мои спутники вдруг вышли из машины и устремились вслед за молодым человеком, а я совершенно не представляла, что сейчас стоит делать… 

Так началась моя «работа» в подразделении по борьбе с незаконным оборотом наркотиков в рамках масштабной акции «Журналист меняет профессию», проводимой милицейским ведомством республики. Во время необычной стажировки в ОРЧ КМ по линии УР (НОН) при МВД по РБ, общения с ее сотрудниками, я сформулировала для себя несколько правил, которые  необходимо выполнить желающим стать сотрудником этого подразделения.

Правило 1. Нормальный человеческий мозг лучше поменять на микросхему с ооочень большим объемом памяти, в противном случае запомнить все имена, лица, факты практически невозможно.

Разрешил ситуацию, описанную выше, старший оперуполномоченный ОРЧ КМ по линии УР (НОН) капитан милиции Павел Савчишкин, который и стал моим наставником на ниве борьбы с наркобизнесом. Он вернулся в машину и привез меня к дому на улице Губайдуллина, в подъезде которого, уже закованный в наручники, в сопровождении оперативника стоял, уткнувшись лицом в подоконник, тот самый парень, которого мы ждали. Снимок «на память» на мобильник – в личной картотеке оперативников сотни фотографий, которые нередко пригождаются в работе.

19-летний Максим, как оказалось, живет в Булгаково, работает в одном их уфимских автосервисов и подрабатывает торговлей марихуаной, за что и был задержан. Внятного ответа на вопрос «зачем?» он дать не смог. Рассказал, что около года назад в зале игровых автоматов незнакомый до этого парень просто подошел и предложить покурить травку, а потом и заняться ее продажей. По неизвестным, похоже, даже самому Максиму причинам, он согласился. Сообщить о поставщике ничего, кроме имени, он не смог, да и способ обмена товара на деньги описал, на мой непосвященный взгляд, не вполне правдоподобный. Забирал свертки с марихуаной он в заранее оговоренном месте, деньги оставлял уже в другом тайнике, на который указывал «компаньон». 

Забегая вперед, могу сказать, что подобный заочный товарооборот, когда продавец и покупатель совершают преступные сделки, не видя друг друга, как оказалось, в последнее время довольно распространен. И схемы здесь действуют самые разные: от описанной уже системы «закладок» до перевода денег за наркотики на банковскую карту.

Но вернемся к нашим «баранам», пардон, к нашему Максиму. Прибывшие сотрудники подразделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков с дислокацией в Ленинском районе в ходе  личного досмотра обнаружили у него три свертка с марихуаной, и неудачливый наркодилер отправился в их сопровождении в райотдел милиции.

Остается добавить, что за время проведения «мероприятия», как тактично выражаются сотрудники подразделения НОН, ими было сделано и принято несметное количество телефонных звонков по самым разным рабочим вопросам. Для меня так и осталось загадкой, как они умудрились в них не запутаться.

Правило 2. Не умеешь есть впрок? Учись у верблюда!

Следующие несколько часов мы провели в ОВД по Октябрьскому району города Уфа, где незадолго до этого задержали еще двоих представителей преступного сообщества, а проще говоря, наркодилеров. Работа с бумагами не особо занимала меня, жаждущую увидеть «настоящую» работу оперативников, коей, по моему мнению, являлось только выслеживание и задержание преступников. Вот тут-то и выяснилось, насколько мои представления были ошибочными: «бумажная» работа – неотъемлемая часть деятельности «оперов». Чтобы довести дело до суда, необходима немалая сноровка в оформлении разного рода документов.

На часах девять вечера. Работа в самом разгаре, и о том, что рабочий день по трудовому  кодексу закончился уже давно, никто даже не вспоминает. Выехав из райотдела, едем в ближайшее кафе – ужинать. Принципы сохранения хорошей фигуры типа «не есть после шести» не действуют абсолютно. Успокаивает одно: с таким графиком особо ее и не испортишь.

Правило 3. Если хочется в ночной клуб, иди туда и… работай.

В Москве ходят легенды о сотруднике одного из клубов, именуемом всеми «Паша – фейс-контроль», определявшем, кто комильфо, а кто нет для данного заведения. Могу с уверенностью сказать, что с его  тезкой Пашей из уфимского антинаркотического  подразделения, сопровождавшим меня в тот вечер (или наоборот?), никакой фейс-контроль, дресс-код и другие препятствия на пути в столичные  развлекательные заведения страшны не были. Личное знакомство с администраторами и начальниками службы охраны – лучший абонемент во все «злачные» места Уфы. Делается это, как можно догадаться, не для того, чтобы лишний раз бесплатно оторваться на танцполе, а для профилактики распространения и употребления «клубных» наркотиков.

Время для ночных заведений раннее, гостей пока немного, но перекинуться парой фраз с нужными людьми никогда не помешает. 

Клубный вояж не занял особо много времени, и около 12 ночи я была дома. Засыпаю, а в голове крутится песенка, услышанная только что по радио.

Правило 4. Учись разговаривать по двум телефонам одновременно – не зря же природа наградила нас двумя ушами.

Проснулась с той же песней в голове.

Рабочий день начался с оперативки, точнее, с двух: у начальника Управления уголовного розыска МВД по РБ полковника милиции Владислава Горкавцева (там мне побывать удалось), и в отделе, куда меня не пустили – секретность, знаете ли, штука серьезная.

Сидя в кабинете, после  разъездов  нон-стоп накануне, я уже предвкушала пару спокойных часов, проведенных за чашечкой кофе и разговорах об оперативном житье-бытье. Но тут, как говорится, черт меня дернул (хотя, может, это была журналистская любознательность) попросить показать притон, где собираются наркоманы. Понимая, что утро – не самое подходящее время для этого, мы все же решили попробовать нанести визиты в парочку подобных мест.

Хозяин помещения в Ленинском районе Уфы, которое и домом-то назвать можно с большой натяжкой, злоупотребляет алкоголем. Местные наркоманы, зная об этой его слабости, нередко приходят с «гостинцем» в виде бутылки-другой горячительного, за что гостеприимный хозяин разрешает им заниматься, чем душе угодно. А в данном конкретном случае ей угодно приготовить дезоморфин и тут же употребить его по назначению. Основным компонентом синтетического наркотика являются таблетки, которые свободно продаются в аптеках, бензин, красная сера со спичечных коробков и другие элементы. Сотрудники милиции неоднократно заставали там наркоманов «под кайфом», на хозяина было заведено уголовное дело за содержание притона, «гости» отплатили за гостеприимство показаниями в уголовном деле.

Этот притон, видимо, открывает свои двери для посетителей только по вечерам, потому что мы там не застали никого. Пол завален спичками, в спертом воздухе помещения легкие отказываются дышать, из всего, что можно хоть как-то употреблять в пищу – питьевая сода. Последний факт вызвал изумление, но оказалось, что ее также применяют при приготовлении дезоморфина. О том, как выглядит комната, когда в ней собирается «полный комплект» - хозяин и его гости - стараюсь не думать.

Неудача в поисках «приличного» притона нисколько не умеряет пыл начинающего оперативника, то есть меня. И мы снова в дороге. Долго новых впечатлений ждать не приходится: у Павла Савчишкина два мобильных телефона, постоянно сообщающих ему о происходящем на «фронтах» борьбы с наркобизнесом. Вот и сейчас мы узнали, что в Черниковке планируется задержание – ну что ж, «значит нам туда дорога».

Правило 5. Забудь, наконец, о личной жизни, даже слова эти забудь, чтобы лишний раз не расстраиваться ее отсутствием.

Сценарий задержания торговца героином в Орджоникидзевском районе менялся несколько раз, буквально на ходу. Но, как бы там ни было, главное, что оно все-таки произошло.

В съемной комнате площадью 13 квадратных метров людей явно больше, чем может она  вместить. Здесь оперативники НОНа, двое понятых, я собственной персоной, пытающаяся запечатлеть все происходящее в памяти своей и фотоаппарата, сам продавец зелья, его жена и грудной ребенок. Выходец из ближнего зарубежья хранил героин в комоде среди вещей, там же нашли кошелек с помеченными деньгами, которыми расплачивались во время контрольной закупки. Наказание за хранение и сбыт героина определит суд, но вот то, что маленький мальчик еще не скоро увидит отца, - факт. Это преступление относится к разряду особо тяжких, и срок заключения за его совершение маленьким наверняка не будет.

Еще одного торговца героином задержали в это же время тоже в Черниковке, правда, уже в Калининском районе. В свои 20 лет он благодаря пристрастию к игровым автоматам успел заработать долг в 350 тысяч рублей, который за счет процентов вырос в два раза. Вот и приходится парню заниматься незаконным бизнесом. Спичечный коробок, полный свертков с белым порошком, деньги, среди которых обнаружились и помеченные, - это содержание карманов молодого человека не оставляет сомнений в роде его деятельности.

Только здесь я, кстати, поняла, почему при проведении досмотра мужчины-продавца меня просили удалиться: все-таки личный досмотр – дело очень личное. Поэтому и женщины в подразделениях по борьбе с незаконным оборотом наркотиков – хотя и редкость, но все же есть. Представительницы слабого пола среди торговцев медленной смертью тоже случаются.

Подводя итоги дня, суетного  для  меня, и обычного  для оперативников, я отметила для себя, что прошел он довольно продуктивно. Пусть и не совсем удачное, но все же посещение притонов, двое задержанных практически  лично торговцев дали немало впечатлений, да и домой удалось вернуться «рано» – всего-то в десять вечера.

На этом и завершилась моя стажировка в качестве борца с незаконным оборотом наркотиков. На бумаге выразить получилось, конечно, далеко не все. Да и для того, чтобы написать вышеизложенное, пришлось не один день систематизировать немыслимое количество впечатлений, полученных за пару дней. Окунуться с головой в профессию тоже не вышло: за столь короткий срок сделать это невозможно. Мой опыт можно, пожалуй, сравнить с заглядыванием в замочную скважину, за которой открывается огромный мир, обычно невидимый. А закончить хотелось бы словами моего наставника на эти дни, которые, наверное, лучше всего отобразят специфику работы его и его коллег: «опер – это не профессия, это образ жизни».


Номинация: «За верность теме»
Опубликовано: в газете "Криминальный спектр", №32(507) от 14 августа 2009 года

Две судьбы
А где они живут то?


Сестры из славянских преданий, плетущие нити судьбы, Доля и Недоля в отношении Филюса и Фануза Иркабаевых долгое время «работали» с постоянной оглядкой друг на друга: как бы не «спрясть» для одного что-то, отличное от другого.

Начать хотя бы с того, что родились они с разницей всего-то в несколько минут. Братья-близнецы росли вместе: в девять лет лишившись матери, все время, пока отец был на работе, они проводили друг с другом. Учились, естественно, в одном классе, вместе хулиганили и отвечали за шалости, помогали по дому и в огороде. Призвались в армию в один день и в одну часть, приказы об их демобилизации тоже датированы одинаково, в родной дом после срочной службы они оба вернулись в звании ефрейтора. Стоит ли говорить о том, что на службу в милицию 15 лет назад они тоже поступили в один день. Сейчас оба брата – старшины милиции и работают милиционерами-водителями в патрульно-постовой службе. Живут они в одном доме, одном подъезде и часто бывают в гостях друг у друга. На довольно долгое время – полгода – они расставались лишь дважды: в 2002 году Фануз, а в 2004 – Филюс, побывали в командировке в Чечне. Но даже в эти периоды мысленно они были рядом, что называется, чувствовали друг друга на расстоянии.

В одном, и вполне естественном случае, их жизненные пути разошлись – сестры-пряхи сделали-таки отличия в нитях. Женились они все-таки не в один день и на разных девушках. Они еще оба жили в общежитии, когда Филюс обратил внимание на симпатичную продавщицу прохладительных  напитков в магазине по соседству. Чтобы завязать знакомство, приходилось часто заходить – и не стоять же просто так у кассы!

– Столько сока, сколько пил во время ухаживания, мне, наверно, не приходилось покупать ни до, ни после того периода, – смеется Филюс Иркабаев.

Восемь таких долгих, и в то же время таких коротких счастливых лет прожили вместе Филюс и Римма. Но одна из сестер – Недоля – решила внести больший вклад в прядение нити его судьбы. Страшная болезнь прервала жизнь женщины, и отец остался один на один со своей бедой и двумя маленькими детьми на руках. Дочери Элине тогда было семь лет, она только-только пошла в первый класс, сыну Эльмиру – три года. 

Горе потери близкого человека легло на плечи Филюса вместе с домашними хлопотами, от которых он всегда был огражден заботами жены. Пришлось учиться не только жить, зная, что никогда не увидишь ее ласковых глаз, не почувствуешь теплоты ее рук, но и заплетать косички и завязывать бантики дочери перед школой, разучивать с сыном стихотворения и песни перед утренниками в детском саду. Хорошо хоть племянница жены и жена брата первое время помогали.

С тех пор прошло три года, раны на душе хотя и не исчезли, но зарубцевались. Отвечающая за счастливую составляющую нити судьбы – Доля – вновь повернулась лицом к Филюсу. Не так давно он встретил женщину, которая, как он надеется, сможет стать для его детей настоящей матерью и создаст домашний уют в его доме.


Номинация: «За верность теме»
Опубликовано: в газете "Криминальный спектр", №27(502) от 10 июля 2009 года


Пенсионерка Минзиля Усманова из села Никифарово и раньше приветливо здоровалась со старшим участковым уполномоченным милиции ОВД по Альшеевскому району подполковником милиции Ильгизаром Шаяхметовым, а после того, как раскрыл кражу из ее дома, он и вовсе стал для нее всегда желанным гостем.

В дом пожилой женщины, которая живет одна и на неделю уехала в гости к детям, забрались через окно односельчане. Соседка, которую попросили кормить кота во время отсутствия хозяйки, войдя в дом, заметила, что штора на окне как-то странно колышется, как будто от ветра. Дело было зимой, и открытое окно никак не вязалось с погодой. Как оказалось, его вообще не было – воры выставили, чтобы пробраться внутрь.

После этого случая Ильгизар Хамитович нет-нет да заглянет в гости к одинокой пенсионерке: проверить, все ли в порядке, а иногда и просто узнать, не нужна ли помощь, и поинтересоваться состоянием здоровья.

На участке Ильгизара Шаяхметова 13 населенных пунктов на территории двух сельсоветов, под его попечением – около трех тысяч жителей. Хорошо хоть три года назад машину служебную получил, а то приходилось разъезжать по необъятным просторам участка на своей. По словам участкового, его работу нельзя сравнивать с деятельностью городских коллег: на селе не сложнее или проще, а просто по-другому.

– В 90-е годы, например, во многих городах из-за неполадок в экономической сфере ухудшилась криминогенная обстановка: люди, лишившиеся работы, не находили ничего лучше, чем становиться «романтиками с большой дороги». В деревне у желающих работать всегда есть такая возможность: на земле дел неизменно хватает. Правда, есть и такие, кому не по душе какая-либо деятельность – они как бездельничали и пили, так и продолжают это делать.

Семья Асадуллиных как раз из таких. Все четверо ее членов – мать, дочь и сын с женой – нигде не работают, летом помогают соседям за еду и выпивку, а зимой не брезгуют и воровством. Младший ее отпрыск – Гузель – имеет несколько условных сроков за кражи, а сын и сейчас в местах не столь отдаленных. Мать редко можно увидеть трезвой. Они-то и залезли в дом в Минзили Усмановой в поисках съестного. Когда-то в их доме было паровое отопление, электричество и газ, сейчас провода и газовые трубы отрезаны за многолетние долги, а трубы отопления сами хозяева сдали на металлолом и пропили вырученные деньги. Теперь из всех комнат в доме осталась одна, потому что маленькой печуркой больше не обогреть, дверь в остальные забита. В маленькой темной комнатушке кое-как помещаются две кровати, шкаф и печь, там ютятся все члены семьи. Казалось бы, жить в таких нечеловеческих условиях невозможно, и не верится, что люди могут сами себя обречь на такое существование. В их доме Ильгизар Шаяхметов тоже частый гость, но здесь у него миссия иная: проследить, как бы в очередной раз что-нибудь не натворили.

Иногда участковому приходится поработать и в качестве инспектора по делам несовершеннолетних. На первый взгляд кажется, что в этой семье из деревни Балгазы все благополучно: большой дом, хозяева держат кроликов и кур. Но увидев грязного неопрятного мальчишку, явно обделенного родительским вниманием, понимаешь, что не все так просто. Как оказалось, десятилетний Ильшат – третий ребенок в семье, его старшие брат и сестра учатся в райцентре в интернате. Пока не начинают пить, его мать и отец – вполне вменяемые люди, но когда уходят в запой, их уже не волнует ничего, в том числе и собственные дети. Мальчик довольно смышленый, имеет способности к учебе, но растущий, как сорная трава, предоставленный самому себе, предпочитает занятиям игры на свежем воздухе. Отсюда и проблемы в  школе, на которые нерадивые родители жалуются тому же участковому уполномоченному, когда выходят из запоя.

– Мне родители с детства внушали вещи, которые остались со мной на всю жизнь – это уважение к старшим, честность и другие истины, которые хотя и считаются прописными, все же не всеми усвоены. А какой пример подают своим детям эти люди? – Сокрушается Ильгизар Хамитович.

Жизненные установки, унаследованные от родителей, подполковник Шаяхметов теперь передает своим детям, а их у него двое – сын Ильнар и дочь Эльза. Рабочий день участкового начинается в восемь утра и заканчивается поздно вечером, поэтому им и жене Гульнаре иногда приходится даже ложиться спать, не дождавшись главу семьи с работы. Но случается это нечасто: дети и жена стараются все же увидеть его вечером, чтобы посидеть за одним столом и обсудить прошедший день, обменяться новостями.

– Я доволен своей работой, надеюсь, как и жители моего участка, – улыбается Ильгизар Шаяхметов. – Во многом это заслуга моей жены, которая всегда поддерживает меня и никогда не упрекает, как бы не складывались обстоятельства на службе, и родителей, которые воспитали во мне жажду справедливости. Я и в милицию-то, наверное, работать пошел, чтобы попытаться втолковать элементарные истины, например, о необходимости помощи слабым и недопустимости брать чужое тем, кто их пока не понимает.


Номинация: «За верность теме»
Опубликовано: в газете "Криминальный спектр", №29(503) от 17 июля 2009 года


Думала ли прилежная ученица стерлитамакской школы, а потом студентка педуниверситета Оля Асеева, что станет когда-то настоящим сыщиком? Невероятно, но да. «Записки следователя» Льва Шейнина, прочитанные в третьем классе, сделали заветной мечтой девочки не карьеру актрисы или телеведущей, а непростую стезю защитника правопорядка.

Сначала трудно поверить, что эта стройная красивая молодая женщина – гроза стерлитамакских преступников. Но, увидев старшего оперуполномоченного отделения уголовного розыска 2-го отдела милиции УВД по городу Стерлитамак майора милиции Ольгу Асееву в деле, понимаешь, что первое впечатление обманчиво.

25-летняя Екатерина готовилась к зачету, когда в дверь позвонили. В квартире в это время никого не было, а девушка не ждала гостей, поэтому решила не прерываться и не открывать. Услышав шум в коридоре, она поняла, что кто-то все-таки зашел, и вышла из комнаты. Увиденное буквально повергло ее в шок: у входной двери стоял незнакомый парень и закрывал ее изнутри. Домушник заметил девушку и поспешил скрыться. Через какое-то время Катя пришла в себя и позвонила в милицию. Ее дом находится на участке Ольги Асеевой, так что этим делом занялась именно она.

Цепкий взгляд, замечающий каждую деталь, вопросы, с помощью которых она пытается восстановить полную картину, несколько заранее приготовленных фотографий людей, ранее привлекавшихся за подобные преступления, – на месте происшествия Ольга мгновенно превращается в майора милиции Асееву.

На хрупкие плечи женщины-оперативника ложатся все преступления, совершенные на ее территории – от побоев и краж до убийств. А район, закрепленный за ней, – один из самых больших в Стерлитамаке.

– Когда наваливается много дел, кажется, что надо разорваться, чтобы в них не запутаться, – делится она. – Тогда заставляю себя сесть за стол и спокойно подумать – обычно помогает.

О действенности этого метода говорит большое количество распутанных криминальных клубков. Раскрытие жестокого убийства девушки в конце прошлого месяца – также ее рук дело.

Стаж работы в правоохранительных органах у Ольги Асеевой немаленький – в милиции она с 1992 года, с 1995 – аттестованный сотрудник. Начинала с инспектора по делам несовершеннолетних. Многие нынешние «клиенты» когда-то были ее подопечными и по привычке называют ее «тетя Оля».

– Такое впечатление, что у меня чуть ли не полгорода в племянниках ходит, – смеется она.

Непросто далось Ольге признание коллег-мужчин, что и женщина способна работать «на земле» наравне с ними. Приложить усилий к этому пришлось столько же, сколько и на завоевание уважения жуликов. Но и те, и другие, в конце концов поняли, что к представительницам прекрасной половины человечества не всегда подходит определение «слабый пол». Доказала она это и во время чеченской командировки в составе сводного отряда башкирской милиции. Не каждый мужчина способен вынести полгода в непростых условиях Северо-Кавказского региона, а Ольга вспоминает эти месяцы только с положительной стороны.

– Главное в любом деле – это люди, которые тебя окружают. Мне в этом плане повезло: с ребятами из башкирского отряда милиции особого назначения можно и в разведку пойти, и в Чечне полгода отработать.

Мелких преступлений для Ольги Асеевой не существует, она с одинаковым рвением берется за любое дело. И пока не раскрыто, оно занимает все мысли оперативника.

– Можно спать по два часа в сутки, оставаться без обеда, а иногда и без ужина, но разобраться во всем. Потому что главная наша задача – помощь людям, – утверждает она.