Ф.И.О.: Бикбаева Лира

Возраст: 35 лет

Место работы: ГУП РБ РИК «Караидель»


Номинации:
«Гражданская позиция»
«За Родину!»








Номинация: «Гражданская позиция»
Опубликовано: http://karaidel.pressarb.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1313:2010-03-19-08-03-41&catid=2:hot-news
Краткая аннотация:
Материал в жанре репортажа с элементами анализа на актуальную тему социального неблагополучия деревни, которая особенно живо высматривается на фоне непомерно дорогих домов, строящихся в некоторых населенных пунктах района. Благодаря данной статье и Алешкова и Черников были в скором времени устроены в дом-интернат, кроме того, материал вызвал большой резонанс среди местных жителей.

Блеск и нищета
«Жизнь перевернулась, но Библию же не переписали»


Нынче время такое: люди как бы в разных мирах живут. Одни  вкладывают деньги в недвижимость за границей, другие – еле дотягивают от зарплаты до зарплаты, латая семейный бюджет растущими долгами. Классовый подход сменился стратификацией, когда по уровню дохода и образования, а также наличию недвижимости в собственности стали делить людей на страты. Чтобы увидеть границы этой самой стратификации, далеко ходить не надо, а проехать пару десятков километров до д.Бердяш в Караидельском районе, которую наравне с Хорошаево и Янсаитово облюбовали «богатые люди из столицы».

 «Отвезите меня к сыну...»

В каждом городе, в каждой деревне есть свой Шанхай - с плохими дорогами, грязными дворами, неказистыми домишками и своеобразным запахом отходов. Бердяшский Шанхай строили еще в довоенные годы. Алевтина Алешкова при¬ехала сюда в 41-ом и получила квартиру в бараке. Здесь у нее родился сын Миша, которого она поднимала одна. Односель¬чане говорят, что пацан вырос неплохим мужчиной. Может, и так. Но вот только не нужна ему старая больная мать в городской квартире.

Алевтине Алешковой 82 года. У нее не ноги, а тумбы - раздутые и твердые. Мучает высокое давление. И ничего не помогает: ни редкие визиты местной медички, ни натирания мазью. Мазью ноги ей натирают, поесть готовят, полы моют, словом, всю работу по дому делают соседки по бараку, тоже далеко не молодые. Сама же бабуля просит только, чтобы ее отвезли к сыну, а иначе - «лягу на дорогу, ни дня жить не буду».

Сын же, единственное на что сподобился, так это на рейс в соседнюю дерев¬ню к племяннице с кучей детей, пьющим мужем и неважными условиями прожи¬вания. Старушка продержалась там две недели и запросилась домой - в покой и тишину.

Но тут ее, опять же, ждало полное оди¬ночество. Соседка Лидия Вершинина, уха¬живающая за Алешковой, говорит, что бо¬лезнь ее прогрессирует и в последнее время дело совсем плохо: «Алевтина совершенно не способна жить без ухода и пригляда. Мы, как можем, стараемся помочь, но нужно, чтобы кто-то постоянно был с ней рядом. Как инвалиду второй группы ей полагаются бесплатные лекарства. Но кто этим займется? Дальше тянуть нельзя: или в Дом престарелых ее нужно определять, или соцработника прикрепить. А сын не заберет ее к себе - не нужна она ему...

«Пенсию свою он даже не видит»

- И нечего здесь фотографировать, - Захаров, крепкий и неплохо выглядящий для своего образа жизни мужик, с утра уже изрядно «поправил здоровье». Ведет он себя довольно агрессивно. Синяков не хочется, и потому мы, задыхаясь от отвратительной смеси всевозможных запа¬хов, пропитавших жилье, потихоньку движемся к выходу. А перед глазами стоит маленький мужичок ростом с семилетне¬го ребенка с перекошенным от болез¬ни лицом, слезший с обвешанной вонючими тряпками печи. Шура Черников - инвалид с детства. Никто в деревне не помнит, чтобы он разговаривал. А его никто и не спрашивает. Командует в доме невесть откуда взявшийся наследник - Захаров. Поговаривают, что он мечтает выгнать вон Леонида, брата Шуры Черникова, а также вдовца его матери. Леонид имеет право, как минимум, на полдома. Что у новоявленного «завоевателя» планы «наполеоновские» - дом выгодно продать, соответственно, будет на что выпить. Пока же вся бравая гвардия местных алкоголиков и тунеядцев пирует на пенсию Шуры, которую тот, наверное, ни разу и не видел. Никому не нужный маленький человечек проводит свои дни на грязной печи -деревенском лежбище - как назвал ее Захаров, или бродит по деревне, где его может обидеть любой. Ел ли он сегодня и когда последний раз мылся, мало кого вол¬нует.

Должен же быть какой-то выход!


На волне вполне понятного желания помочь Алешковой и Черникову со словами «Должен же быть какой-то выход?!» мы обратились в ГУ «Комплексный центр социального обслуживания населения», где нам поведали следующее:

- Сегодня на дому обслуживается 300 человек. Кроме них, еще тринадцати нужна помощь. А социальных работников у нас 60. К сожалению, сложно найти добросовестного и порядочного человека за 300 рублей в месяц за одного подопечного. Но, даже несмотря на невысокую зарплату, находятся ответственные женщины, которые лучше родных детей ухаживают за стариками и больными. И, напротив, встречаются такие отпрыски, что диву даешься, насколько человек может оказаться черствым. В одной из деревень был случай, когда дочь приезжала только за тем, чтобы забрать накопленную пенсию у боль¬ной матери. Или, например, в том же Бердяше обратились с просьбой дать человека в помощь старушке. Оказалось, что чуть ли не в соседнем доме вполне зажиточно живет ее внучка.

Что касается Алевтины Алешковой, то она не самый социально незащищенный «кадр», потому что в первую очередь мы стараемся помочь инвалидам и участникам войны, абсолютно одиноким. А у нее сын есть. Тут возможен следующий ход: нужно будет активнее действовать администрации сельско¬го поселения, они должны или выйти на нас с ходатайством, или попытаться нала¬дить контакт с горе - сыном. Если он не мо¬жет и не хочет забирать мать к себе, пусть наймет человека из местных и платит ему определенную сумму за уход. Такое практикуется. Возможен еще один вариант: по договоренности с Алешковой отчислять за помощь из ее пенсии. А иначе будет трудно - вакансий катастрофически не хватает. Недавно получили 0,16 ставки на Бердяш, но там есть люди и в  худшем положении. Кстати, нельзя сказать, что все администрации СП работают в данном направлении. Хотя есть неравнодушные. Например, глава Муллакаевского СП Н.Ахкамутдинова очень часто бывала у нас, и мы решаем совместно многие вопросы. Например, подбор соцработника - ведь местные жители лучше других знают своих односельчан.

А Черникову мы постараемся помочь. Съездим туда. И, если все действительно так сложно, как вы рассказываете, то после прохождения медобследования с соответствующим заключением можно будет определить его в дом-интернат в Ком¬сомоле. Он будет стоять в очереди пер¬вым.

Спортивный девиз в бизнесе не сыграл

ПрОклятое место какое-то - так о бердяшском лагере отзываются местные жи¬тели.  И, действительно, зловеще выглядят двухэтажка и столовая с пустыми глазницами окон, провалившимися фронтонами и подчистую «подобранным» внутрен¬ним убранством. Но тогда, во времена пионерского детства не одного поколения караидельцев, это место было очень светлым, так как это был единственный благоустроенный лагерь в районе. Прокля¬тым же сделали его жулье и воры, воро¬ньем налетевшие на оставленный бесхозным объект. После многочисленных про¬даж и передач из рук в руки корпусов и территории все закончилось «уходом с поста» охранника и мгновенным растаскиванием всего, что можно было только унести.

Линолеумом торговали вовсю, чтобы что-нибудь урвать отсюда, приезжали даже из других деревень, - вспоминают бердяшевцы,- да и вообще, место это какое-то несчастное, сколько людей бралось за него - все, как в бездонную яму, проваливалось. Нужны большие средства, чтобы восстановить лагерь.

Нет пока этих больших средств и у ООО «Алан», которое с большим трудом купило лагерь на торгах в прошлом году, обставив более сильного соперника – ООО «Баш-Титан». Спортивный девиз - выиграть любой ценой - явно подвел в бизнесе бывшего горнолыжника и директора общества Александра Илюхина. Из строительных работ выполнено лишь «снятие» старой крыши. Трое местных безработных пытаются обнести территорию сеткой. Поставлен вагончик, где обитает охранник из бердяшских, а по территории носится здоровая свирепая псина, которую побаивается сам сторож. Директор фирмы время от времени наведывается в свои владения, привозит кое-что, в основном, по мелочи: двери, окна, провода, кабель. Но на этот год, похоже, больших планов не имеет.

Зато его соперник на торгах - директор ООО «Баш-Титан» - сильно расстраиваться не стал и с легкостью отгрохал на другой улице Бердяша целый комплекс из масштабных кирпичных строений, скрывающихся теперь за железными коваными воротами.

Четкие границы стратификации на фоне мечети

А в д.Янсаитово бизнесмен Геннадий Афраимович Рубашкин построил мечеть. И совсем не алановскими темпами. В июне был торжественно заложен первый камень, а в августе уже обозначился минарет. Грандиозное сооружение из красного кирпича возвышается в самом центре деревни над замками и хибарами, над бедными и богатыми, над барами и рабами.

Именно в дачных Бердяше и Янсаитово особенно отчетливо прослеживает¬ся тенденция ко все усиливающемуся расслоению общества. Блеск и нищета здесь соседствуют и даже уживаются.

- Живем мы с ними мирно,- местные против дачников, явно, не настроены.-Они дают работу, ведут себя довольно вежливо, нос не задирают, пальцы не гнут. Но свиней на улицу не выпускаем: могут не вернуться с прогулки, если вдруг в чужой огород забредут. Да и вообще, скотину трудно стало держать: везде новомодные постройки, переулки многие перегорожены. К реке практически не пройти и в лес не везде грибы, ягоды пособираешь, тем более, не поохотишься Один из местных дачников взял близлежащие угодья 70 тысяч га в аренду и расставил аншлаги повсюду: «Охота запрещена».

В сущности, коренные жители деревень постепенно превратились в обслуживающий персонал для приезжих, которые особенно в последние три года активно и за большие деньги скупают здесь участки и отстраивают шикарные дома, словно соревнуясь в «крутости». Когда смотришь, как они приобретают катера, парусники и мотоциклы, стоящие дороже автомобилей, как они строят неимоверные корабли, напоминающие боевые судна 18-19 веков, складывается впечатление, что многие из них не наи¬грались в детстве.

Светлана Алексиевич, известная белорусская писательница, автор книг «У войны не женское лицо», «Цинковые мальчики» и других, в одном из своих интервью сказала: «Нигде в мире не любят богатых. Но оказалось, когда мир превратился в караван-сарай, что бедных еще труднее любить. Мы любим больше идею, что надо любить бедных и бедность. А на самом деле, когда они пришли и попросили подвинуться, вот тут и начались проблемы. Везде. И у нас богатых не любят и никогда не любили. Любили бедных. А теперь бедным быть неловко. Если ты не олигарх, то ты олигофрен. И сколько у нас этих представлений перевернуто. Да, жизнь перевернулась, но Библию же не переписали».


Номинация: «За Родину!»
Опубликовано: в газете "Караидель" от 13 марта 2010 года
Краткая аннотация:
Статья об обнаружившихся фактах героического участия в Великой Отечественной войне отца одной из жительниц района. Большим событием в жизни села стало известие, что Абдулла Гатауллин был разведчиком группы «Голос», спасшей город Краков во время войны. Материал также вызвал немало откликов читателей районной газеты после публикации материала.

Когда упала завеса тайны
Поляки до сих пор помнят жареную картошку Абдуллы-Саши


- Вам сюжет хороший не подбросить? - ловит меня на улице сотрудник РОВД Ильшат Адиятуллин. - Ну. - Про майора Вихря слышали? - Еще бы, любимый фильм о разведчиках. - Так вот, он не так давно  был в Уфе. - Кто, Вихрь? -   Почти, точнее, его прототип - Евгений Березняк. Он живет в Киеве, ему уже больше 90 лет, герой Украины, академик, заслуженный учитель, он приезжал на операцию в Уфу к Эрнсту Мулдашеву. - Все это, конечно, замечательно, но какое он к нам-то имеет отношение? - Самое прямое. Березняк - очень активный дед. Он спокойно сидеть не умеет. В 1965 году была издана его книга «Пароль «Dum Spiro...» о работе   разведгруппы «Голос» в тылу врага в Польше близ Кракова. Сейчас  эта книга готовилась к переизданию, и Евгений Степанович добирал документы, фотографии, дополнял повесть данными о послевоенной жизни своих героев. В повести не раз упоминается некий Абдулла-Саша, который «покорил всех своими кулинарными способностями и стал шефом кухни». Настоящее имя Саши, как его называли в отряде, Габдулла Гатауллинович Гатауллин. Приехав в Уфу, Березняк сразу выступил по телевидению с просьбой к его близким откликнуться. Ну, а что было дальше, вы сможете узнать у Флюры Габдулловны Адиятовой, телефончик я вам дам.

«Оказывается, он был настоящим героем!»

После объявления Березняка по телевидению оказалось, что у загадочного Абдуллы-Саши есть дочь Флюра Габдулловна Адиятова, причем место ее жительства... поселок Кирзя Караидельского района. Вот так по сногсшибательному стечению обстоятельств протянулась ниточка: легендарный майор Вихрь и  отдаленный поселок в нашем районе.

- Отец умер, когда мне было всего семь лет, мамы тоже уже давно нет в живых, - рассказывает Флюра Габдулловна, учительница начальных классов Кирзинской школы, председатель женсовета поселка. - Я о нем очень мало знаю, он не особо распространялся о войне. Знала только, что он воевал, сохранились его ордена: Отечественной войны, Славы III степени, медали: «За взятие Берлина», «За победу над Германией». Кстати, Березняк говорит, что видел у моего отца  и медаль «За оборону Сталинграда». 

Была еще в 1975 году весточка: в «Советской Башкирии» опубликовали статью Евгения Степановича, и там была фотография отца. Я написала Березняку письмо, на которое он ответил. После его выступления по БСТ мы с мужем, естественно, выехали в Уфу, где и встретились с Евгением Степановичем. До чего же это приятный собеседник, живой, эмоциональный, с юмором, хорошей памятью. И жена его Екатерина Кузьминична ему под стать.  Мы долго беседовали, от историй той поры у меня захватывало дух, порой даже не верилось, что все это реально происходило. Наконец-то упала завеса тайны с его военной судьбы.

Отец похоронен в Альшеевском районе близ  станции Аксеново. Ему ведь и после войны пришлось очень тяжко, были сложности с жильем, первая жена выскочила замуж, пока он воевал. Работал на рынке в Уфе грузчиком. С мамой поженились в 1953 году, мучились без своего угла. А ведь мы совсем мало о нем знали, он особо не хвастался своими подвигами. Господи, оказывается, он был настоящим героем. И досталось же ему... А ведь рассказывал мало.

По словам Березняка, к их группе, состоящей из четырех человек, в 1944 году в лесах под Краковом присоединилась диверсионная группа, состоящая из бывших пленников Освенцима, среди которых был и мой отец Габдулла Гатауллин. В отряде его называли на русский манер Абдулла-Саша. В своей книге «Пароль Dum Spiro...» Евгений Степанович пишет об отце: «Абдулла-Саша вскоре покорил всех своими кулинарными способностями и стал шефом кухни». Янек Новаков, доктор, помогавший партизанам, уже после войны рассказывал приехавшему к нему Березняку: «Под новый год свалила меня ангина. Глаза открываю, смотрю, твои хлопаки стоят. А на нарах ром, мед, конфеты. Принесли от Саши-повара даже жареную картошку. С тех пор жареная картошка - самое любимое мое блюдо». И вообще по ходу всего повествования башкир Абдулла упоминается не раз. Автор очень тепло отзывается о его доброте и хозяйственности. Причем не было дня, чтобы он не ходил на боевые задания.

Чем же так прославился Березняк?

А боевые задания у отряда, в который попал башкирин Абдулла Гатауллин, были чрезвычайно опасными и требующими недюжинных ума и храбрости, и даже где-то авантюрного склада характера. Разведгруппу под названием «Голос» (командир Березняк - под именем капитана Михайлова, Алексей Шаповалов -«Гроза», радистка Елизавета Вологодская -«Комар», Ася Жукова- «Груша») десантировали в 1944 году в предместье Кракова. Результатом их деятельности и работы других разведчиков стала карта с нанесенными на ней укреплениями и схемой минирования древнейшего города Польши фашистами.  А затем, пользуясь  данными разведчиков, наши солдаты перерезали кабель, ведущий от системы минирования к бункеру с пультом управления.

Так, благодаря небольшой кучке отважных партизан был спасен средневековый, необычайной красоты город - архитектурный памятник. Кроме того, люди из «Голоса» вели и диверсионную деятельность: взрывали мосты и пускали под откос эшелоны.

Говорят, разведчику помимо профессиональных умений просто необходимо обычное везение. Группе «Голос» везло: практически в полном составе они дошли до Победы. И Комар, и сам Михайлов побывали в гестапо, но чудом спасся капитан, и так же просто невероятно повезло радистке - ее допрос вел Отман, человек, который давно задумал перейти на сторону русских и остаться жить в России. Отман снабжал их такой информацией, которая могла только сниться, плюс он еще и «Грозу» умудрился пристроить в абвер, и тот мог спокойно разъезжать по оккупированному Кракову. Скольких людей спасли они тогда! 

Кстати, Березняк   признает художественную основу фильма «Майор Вихрь», созданного по повести и сценарию талантливого писателя Юлиана Семенова, отмечая, что  там практически  нет отступлений от реальных фактов, правда, есть кое-какие эпизоды...  

Скромный героизм Гатауллина

Во время своего приезда в Уфу Березняк в студии телевидения  рассказал многочисленным собравшимся о башкирине Абдулле, которого поляки и по сей день вспоминают с теплотой. Он так эмоционально поведал об этом скромном герое, что студия аплодировала стоя. А дочь спасителя Кракова из далекого поселка Кирзя северного района республики, узнавшая все об  отце только после его смерти, не могла сдержать слез. 

Разведчики - народ такой: ордена часто мимо них «проходят» и обстановка секретности окружает их в течение  многих лет даже после войны. Многие из них во время парада Победы под дулами автоматов своих же разгружали вагоны с углем или сидели в камерах - проверяло их НКВД. Вот и в военном билете Гатауллина имеется лишь запись: с июня 1941 года, по май 1945 года - минометчик стрелкового полка. Концлагерь и партизанский отряд в военном билете не отразились.  В своей беседе с дочерью Гатауллина Березняк не раз упомянул, что хочет добиться справедливости и хотя бы посмертно воздать должное достойному бойцу невидимого фронта, прошедшему передовую, ужас Освенцима, воевавшему в тылу врага, отстоявшему Сталинград и отметившему День Победы в Берлине. Он уже написал письмо главе администрации Альшеевского района о чествовании героя на его родине.