Ф.И.О.: Широкова Светлана Анатольевна

Возраст: 45 лет

Место работы: редакция газеты «Вечерняя Уфа»

Номинации:
«Мастер слова»
«Высокий стиль»





Номинация: «Мастер слова»
Опубликовано: журнал «Продуктовый рынок Башкортостана», № 19 (143) 2008 г.
Краткая аннотация:
Материал посвящен теме социальной ответственности бизнеса. Рассказ идет о семье женщины-предпринимателя, которая на собственные деньги строит мечеть в Нижегородке.


Предпринимательская жилка у членов этой семьи, похоже, в генах: определить их общий стаж работы в торговой отрасли никто, думаю, не возьмется. Во-первых, просто-напросто со счета собьешься, а во-вторых, слишком уж раскидистое генеалогическое древо получится. Впрочем, судите сами.

Отец Аклимы Батыргареевой еще в двадцатые годы собирал у односельчан сельхозпродукты и обменивал для них в городе на товары повседневного обихода. Ее муж Лябиб, инвалид Великой Отечественной, работал экспедитором в службе снабжения, сама она четверть века трудилась в Ленинском райпищеторге, родила и вырастила шестерых детей. Старшая из них, Лилия, тоже не один год простоявшая за прилавком, подарила Аклиме Хасановне шестерых внуков: Альбина – продавец, Диана – повар, Ирина – администратор кафе, Инна – официантка, Марсель – искусный рубщик мяса… В системе торговли работал и Дамир, по его стопам пошли дочери Динара и Гузель, впрочем, как и зять Рустем. Сын Аклимы-апай Линер и его супруга Римма – предприниматели, в торговле же работают их дочери Элина и Эльвина… Этот список можно продолжать и продолжать.

Пусть не обидятся те, кого я все-таки не упомянула: боюсь окончательно запутать читателей и запутаться сама. Просто скажу, что представители этой династии носят разные фамилии, получили разное образование и трудятся в разных местах, но практически все в той или иной мере занимаются продажами. А рассказов об их жизни, не сомневаюсь, хватит на целую книгу. Во всяком случае, такое у меня создалось впечатление после беседы с дочерью Аклимы Хасановны Мунирой Лябибовной Байгильдиной, директором ООО «Дуслык». Кстати, встреча с ней вообще в корне изменила мое представление о людях, которых мы называем предпринимателями.

…Ее энергичности и целеустремленности можно позавидовать. Если поставит цель, непременно добьется, причем найдет для этого кратчайший путь. Она из тех, о ком говорят: горит сама и других зажигает. Ее сын Мунир возглавляет сегодня «Империю» оптовой торговли стройматериалами, невестка Екатерина занимается реализацией овощей и фруктов, а дочь Регина, открыв предприятие «Эйпл», специализируется на бакалее и макаронных изделиях.

Как известно, все наши взрослые дороги берут начало в детстве. Мунира хорошо помнит, как она, четырех-пятилетняя, вместе с братьями помогала маме сдавать смену (те с напарницей работали по 15 дней), пересчитывая ночью не только монетки, но и спички в некоторых из коробков, на которых потом делали надпись «100» для особо привередливых покупателей. Одному из сыновей Аклима-апай доверяла просматривать товар в ящиках, другому - ворочать мешки с мукой и бакалеей, чтобы уточнить их количество и сортность продукции. Целую ночь трудились Батыргареевы, зато наутро все было сверено, посчитано и прибрано.

- До сих пор поражаюсь, как мама помнила наизусть свой товар – в какой день что привезли, какая цифра стояла в накладной, - улыбается Мунира Лябибовна. – Всю жизнь она не только руками работала, но и головой, сердцем и душой. Этот пример все время был у нас перед глазами.

Сама Мунира закончила торговый техникум, стала товароведом. В частный бизнес подалась, можно сказать, от безысходности. В 1987 году у нее родилась дочь, а выходить из декрета женщине оказалось некуда: базу Минторга, где она работала, закрыли. Все решила телевизионная реклама, а именно бегущая строка: «Требуется грамотный специалист со своим транспортом для реализации сельхозпродукции». На следующее же утро Мунира отправилась в Ассоциацию фермерских хозяйств.

Оказалось, что для новой работы нужен не только автомобиль, но и магазин. Однако отступать она не собиралась: узнала, какие требования предъявляются к зданию торгового предприятия, и с помощью родственников переоборудовала для этих целей …свой кирпичный гараж. Прилавки мастерили всей семьей. Так появился, наверное, первый в городе частный магазин на частной территории. Стоит ли добавлять, что в то время, когда покупателей всюду встречали полупустые полки (солянка да борщ), жители Нижегородки нарадоваться не могли на новое заведение.

Мунира использовала все возможности, чтобы дать бизнесу окрепнуть. Например, не только принимала стеклотару в магазине и приобретала ее в деревнях, предлагая сельчанам взамен чай, сгущенку, сигареты (потом бутылки сдавались на ликероводочный завод взаимозачетом за алкоголь), но и промышленные товары брала на комиссию.

Осваивая новые стиль и темп жизни, по вечерам ездила на курсы предпринимателей и даже «засветилась» на телевидении. Вообще-то, публичности она никогда не чуралась, всегда была на виду: то председатель уличного комитета, то депутат, - а теперь вот взялась за организацию Уфимского дамского общества мусульманок, где обязательно создаст отдел предпринимательства. Между прочим, если сосчитать всех ее учеников, которым она помогла когда-то получить путевку в бизнес, наша династия существенно пополнится. Например, открывая рынок, Байгильдина для арендаторов настоящий бизнес-инкубатор устроила: объясняла и показывала, да еще и товаром кредитовала. Сын Мунир смеется: «Скольких конкурентов ты, мам, себе уже вырастила!..».

Не хотелось забегать вперед, но раз уж зашла речь о рынке, расскажем о нем подробней.

Он «родился» на территории бывшей стихийной свалки, возникшей когда-то на пепелище трех дворов и уже начавшей активное наступление на тротуар. Это была головная боль всех санэпидслужб. Мунира, будучи председателем уличного комитета, сама предложила властям отдать этот участок кому-нибудь из предпринимателей, чтобы навести здесь порядок. Тебе и карты в руки, ответили ей. А она, мы уже говорили, перед трудностями не пасует, хотя в успех той затеи даже ее близкие не верили. Но глаза боятся, а руки делают…

…Выравнивая насыпную площадку, здесь застряли сначала трактор, а затем грейдер, вызволить которые смогли только груженые кирпичом КрАЗ с КамАЗом. Зато со всем остальным управились сообща буквально за неделю: вкопали и отсыпали столбы, установили заранее «сваренные» во дворе секции ограждения и прилавки. Заасфальтировали площадку, поставили туалеты и рукомойник… На фоне уфимских осанистых ТСК сегодня этот небольшой рынок, конечно, выглядит не слишком современно, да и магазинов в округе теперь немало, но здесь всегда свежие продукты, уютно и чисто (кстати, по четвергам, в санитарный час, Мунира Лябибовна вместе с остальными принимается за уборку территории), поэтому многие жители Нижегородки по-прежнему совершают тут покупки, вспоминая, как несколько лет назад это место заменяло им еще и клуб: здесь устраивали дискотеки и наряжали большую елку под Новый год…

- В то время любая разумная инициатива предпринимателя шла на «ура», поддерживалась, ведь нужно было насыщать рынок, - говорит Мунира Лябибовна. - Теперь гораздо труднее: в ответ на многие предложения люди слышат от властей твердое «нет»: все решает «целостность архитектурной концепции»…

Это, понимает Байгильдина, тоже верно. Но… Словом, вздохнуть есть о чем.

Впрочем, она себя в бизнесе уже реализовала и теперь основную ставку делает на детей.

Говорят, в большом котле каша гуще. Семейственность (в хорошем смысле этого слова) позволяет в случае необходимости поддержать друг друга материально, не говоря уже об элементарной взаимовыручке. И, конечно, в молодых руках оказывается бесценный родительский опыт. Правда, не все и не всегда это могут сразу оценить. Как видно, проблема отцов и детей дает о себе знать и в бизнес-династиях.

- Наверное, я для них устарела, - пожимает плечами Мунира Лябибовна. - Не хотят жить чужим умом и на чужих ошибках учиться, пытаются изобрести собственный велосипед. Я всю жизнь с мамой советовалась и с ее сестрой, много лет проработавшей в ЦУМе, а мои дети все «сами лучше знают», своей дорогой идти стремятся. Ну, да Бог им в помощь!

Молодое поколение понять можно: оптимизм и вера в собственные силы – обязательные слагаемые успеха в бизнесе. А что вообще дает человеку предпринимательство? Интересуюсь мнением Муниры Лябибовны на этот счет.

- Несомненный плюс – возможность самому планировать время. Еще сознание, что работаешь не на чужого дядю, а на себя, хотя, конечно, по большому счету, мы все делаем для людей, - говорит Байгильдина. - Очень важно понимать, что все в твоих руках, все зависит только от тебя. А к возможным потерям надо относиться философски: Аллах дал, Аллах и взял. Достаточно тяжелая ноша – чувство ответственности за свое дело и за людей, для которых ты стал работодателем. Я, например, считаю правильным, что за проступок продавца (например, не пробившего чек) наказывают хозяина. Да, это его обязанность – воспитать работника. Сколько я, помню, в свое время писала подробных, пошаговых инструкций для своих продавцов – по дням недели, вплоть до указаний, когда именно и какой холодильник помыть. Весь объем работы распределяла. Хочешь, чтобы во всем порядок был, - обеспечь его.

Интересно, что у людей, начинающих заниматься бизнесом, часто меняются приоритеты, - продолжает Байгильдина. - Сын, например, сначала на новую машину дышать боялся: не дай Бог, поцарапают! А потом понял, что это не взрослая игрушка, а помощник в работе (кстати, сама Мунира Лябибовна за рулем уже три десятка лет – С.Ш.). Сноха, когда вошла в нашу семью, заправской модницей была, только фирменную одежду покупала. Теперь-то знает, что порой работать сподручней в спортивном костюме и «вездеходной» обуви. А нарядиться можно по случаю, - улыбается собеседница.

Конечно, сколько именно и на что тратить свои деньги – личное дело каждого. Но, к счастью, многие начинают осознавать: радость можно получать, не только складывая деньги в карман, но и отдавая их. Как-то Байгильдина организовала кассу взаимопомощи для предпринимателей и была поражена: получая искомую сумму, практически все тратили ее на близких - что-то покупали матери, оплачивали учебу сестренки и т.д.

Наш разговор сворачивает на болезненную для некоторых тему социальной ответственности бизнеса. Дело в том, что на свои деньги Мунира Лябибовна строит (вернее, теперь уже заканчивает строить) в Нижегородке мечеть. Это желание пришло к ней после аварии, когда ее машина улетела в кювет, а сама она возвратилась буквально с того света.

- Иметь возможность давать деньги на благое дело – это счастье, - признается женщина. - Как подумаю, какие суммы люди в казино оставляют, тратят на игровые автоматы или, что еще хуже, на наркотики, мне просто страшно становится. А вообще, чем больше ты даешь, тем больше тебе вернется. Собственно говоря, это как в торговле: больше вложишься в товар, выше окажется прибыль.

Таким, как Байгильдина, скучно, если деньги лежат в кармане мертвым грузом. Ведь людям не только хлеб насущный нужен, но и пища для души, свои храмы.

…Вместе с подружками помогая в детстве бабушке – в доме прибрать, деревья в саду побелить или дрова перенести, - Мунира часто слышала, как та приговаривала: «Дай Бог вам счастья от работы!». Пожелание это казалось девочке странным: как это от работы может быть счастье? И только годы спустя, став взрослой, она поняла глубинный смысл этих слов.

Сегодня она часто ощущает себя счастливой. Например, когда видит улыбки бабушек, покупающих на рынке дешевое разливное молоко. Или когда сама встает за прилавок и получает удовольствие от общения с покупателем. Или когда смотрит на мечеть, в строительство которой вложила столько сил…

- Делайте добро, чтобы получать от окружающих искренние слова благодарности и добрые напутствия, а от Всевышнего - благословление! – говорит мне (а в моем лице, наверное, и всем нашим читателям) Мунира Лябибовна.

Она искренне верит, что не сегодня-завтра успешные предприниматели все равно начнут вкладываться в детские сады, школы, игровые площадки и приюты для пожилых. Да, совсем не обязательно речь должна идти о строительстве мечети или, скажем, православной церкви: на свете так много истинных ценностей, которые люди называют непреходящими. И тепло домашнего очага, любовь к детям и поддержка близких - тоже из их числа.



Номинация: «Высокий стиль»
Опубликовано: газета «Вечерняя Уфа», № 215 (11113) 8 ноября 2008 г.
Краткая аннотация:
Каково это – держать в ладонях человеческое сердце? Кардиохирург Юрий Ионис спас тысячи человеческих жизней, но свою работу подвигом не считает. И красивых слов он тоже не любит…


В заполонившей наши экраны высокобюджетной продукции Голливуда хорошие парни обычно все-таки побеждают плохих - и спасают мир. Правда, идущие к цели киношные супермены дозируют милосердие квантами, а вот реальные герои просто его исповедуют.

…Представляю, как поморщится Юрий Борисович, прочитав эти строки: он предпочитает делать дело и терпеть не может красивых слов. Но как бы то ни было, выслушать их ему придется – завтра у кардиохирурга Иониса семидесятилетний юбилей.

Дорога к мечте очень часто пролегает сквозь тернии. Хорошо бы, к примеру, написать, будто в медицинский институт наш герой поступал несколько лет – и все-таки добился поставленной цели. Так нет, после школы он срезался на экзаменах …в авиационный. Год спустя на них с приятелем должного впечатления не произвел нефтяной (здание им, видите ли, не приглянулось), а вот в медицинском понравилась «торжественная обстановка» - туда и решили подать документы. Как ни удивительно, Юрий с его стандартным мальчишеским аттестатом – от «троек» до «пятерок» - благополучно преодолел конкурс, составлявший на лечебном факультете шесть человек на место. Да, собственно говоря, он по этому поводу особо и не переживал…

Ну, скажите, разве так люди идут к своему призванию? Правда, Юра с детства слышал от страдавшей гипертонией мамы: «Как было бы хорошо иметь в семье своего медика…» Может, это в конце концов и сработало – сердце привело к нужному порогу.

Так все-таки – случайность или судьба?

- Когда вы поняли, что медицина -  это ваше? – спрашиваю я, уже догадываясь, что ответ прозвучит непредсказуемый.

- Да я до сих пор не уверен, что «мое» - именно медицина, - заявляет Юрий Борисович. – Один приятель как-то мне сказал: «Наверное, где бы ты ни работал, ты бы все делал хорошо». Просто у каждого человека должна быть мера ответственности за свое дело и отношение к нему.

…На четвертом курсе, когда студенты-медики дружно взялись за ум и начали размышлять по поводу будущей специализации, Юрий Ионис твердо решил стать хирургом. Ради этого потом уехал по распределению аж в Якутию, прорвался в кабинет тамошнего министра здравоохранения и получил-таки обещанное назначение в вилюйскую районную больницу (да-да, именно в те места, где когда-то отбывал ссылку Чернышевский). Правда, не успел новоиспеченный выпускник оказаться на месте, как работавшие в больнице до него трое хирургов «испарились» - сорвались домой по причине отмены северных надбавок. Юрий остался единственным «мушкетером» - один за всех, а оперировать ему помогала немногим более опытная акушер-гинеколог. Порой приходилось консультироваться по телефону со специалистами республиканской больницы, а иногда и самолетом отправлять туда самых сложных пациентов. Как говорится, учился врачебной самостоятельности на собственных ошибках: знаний, полученных в институте, не хватало. Слава Богу, никому из его подопечных жизни это не стоило…

Вернувшись через четыре года в Уфу, работал в отделении грудной хирургии в 1-й клинической больнице, а с 1972 года – в больнице № 6, где создали отделение хирургии сердечной. Похоже, трудности Иониса не пугали, а наоборот, притягивали, поэтому три года спустя он согласился это же отделение и возглавить -  и руководил им почти два десятка лет.

Новое всегда рождается в муках, что уж говорить о таком дерзком по тогдашнему времени занятии, как операции на сердце (детей с врожденными пороками не брали даже в Москву). Поскольку аппаратов искусственного кровообращения не было, Ионис с коллегами оперировали в условиях гипотермии (общего охлаждения) организма пациента.

- Мы не дали у нас погибнуть сердечной хирургии, которая считалось тогда уделом энтузиастов, - рассказывает Юрий Борисович. – В 78-м нам выделили два отечественных аппарата искусственного кровообращения, из них московский инженер (бригада специалистов приезжала, чтобы показать операцию по протезированию аортального клапана) потом собрал один более-менее приличный. В 91-м наш бывший пациент, третий секретарь обкома КПСС, помог найти деньги – пятьдесят тысяч долларов – на голландское оборудование, а с ним мы могли проводить уже не тридцать, а сто и более операций в год…

Сегодня Юрий Борисович Ионис трудится в Кардиологическом центре. В последние годы административными обязанностями не обременен (хотя и заместителем главного врача был, и отделение здесь возглавлял), а вот тщательное наблюдение за пациентами и две плановые операции в день, не считая всевозможных экстренных ситуаций, - это для него святое.

Смысл своей работы Ионис видит в том, чтобы возвращать людям здоровье, улучшая качество их жизни. (Попросту говоря, чтобы больной человек мог позволить себе то же, что и здоровый). Смысл жизни – в том, чтобы нормально вырастить детей и внуков, дать им все от тебя зависящее. И речь, как вы догадываетесь, не только и не столько о материальной составляющей: крайне важны культура, образованность, поведение в обществе.

Юрий Борисович, покладистый и непритязательный в бытовых вещах, в принципиальных вопросах на компромисс не идет, что в жизни, разумеется, ему не раз аукалось. Но такой уж он человек – предъявляет повышенные требования как к окружающим, так и к себе самому. В первую очередь, конечно, к себе. Например, считает, что как специалист он профессионально состоялся… только в 54 года, хотя к тому времени уже тысячам людей помог.

- Всю жизнь мы учимся, совершенствуемся, - объясняет он, - в том числе и самостоятельно. От теории к практике, от практики – к теории… Диалектика! Кстати, вчера «залезли» с внуком в интернет… До чего же примитивно там излагается информация! Нет, ни за что интернет не заменит профессионалу чтение специальной литературы: работать с ней нужно обязательно.

Кардиохирургов, называющих его своим учителем, Юрий Борисович все время поправляет:

- Я не учитель, а наставник. Учитесь вы сами…

Обязательными слагаемыми профессионализма Ионис считает чувство ответственности, заинтересованность и целеустремленность. Понятие же «легкая рука» связывает исключительно с интуицией, которая, по его мнению, является закономерным продуктом опыта и основана главным образом на знаниях.

Когда общаешься с интересным человеком, всегда хочется узнать о нем побольше. Пытаю Юрия Борисовича на предмет вещей, которые он не приемлет. Это ложь и предательство, идущие, как правило, рядом. А какие жизненные ценности особенно важны для него? Оказывается, внутренняя свобода и чувство независимости, возможность делать то, что считаешь нужным. Кто-то в поисках этой свободы уезжает в Америку, кому-то достаточно избавиться от груза административных обязанностей и целиком отдаться любимой работе, кому-то – просто поверить в себя.

«Сердечная» тема широко представлена в нашем языке. Мы в сердцах хлопаем дверью, поздравляем близких от всего сердца, переживаем, если на сердце камень… Не могу не спросить у Юрия Борисовича, кого, по его мнению, можно назвать сердечным человеком.

- Человека высокой культуры, который чужую боль воспринимает как свою, - отвечает он.

Культура… Это слово я слышу на протяжении всего нашего разговора. Похоже, мой собеседник вкладывает в него какой-то особенный, более широкий смысл.

- Сердце, - говорит Ионис, - это самый ранимый орган в нашем организме, больше всего страдающий от отрицательных эмоций. Уже доказано, например, что ишемическая болезнь сердца во многом связана именно с перенесенными стрессами. С другой стороны, воля пациента к жизни, его настрой на выздоровление позволяют хирургу обрести самого надежного из единомышленников: иной больной, казалось бы, в возрасте и в состоянии, которое особого оптимизма не внушает, на второй день после операции встает и, словно молодой, бегает. Слабых же духом людей, не имеющих внутри стержня и не готовых за себя бороться, остается только пожалеть.

Что скрывать, приятно, когда человек, прооперированный много лет назад, благодарит за вновь обретенную жизнь, за предоставленную ему возможность создать семью и вырастить детей. Как-то Юрий Борисович приехал к другу на дачу, и оказалось, что в соседнем доме живет племянник его бывшего пациента. Тот уговорил Иониса навестить дядю, которому назавтра исполнялось семьдесят, и старика визит хирурга растрогал до слез. «Вы мне сегодня второй раз в жизни такой большой подарок сделали, - сказал он. – А первый – когда двадцать восемь лет назад вернули жизнь…»

Кстати, Юрий Борисович с супругой, тоже врачом, уже сколотили целую команду «спасателей» - стали основателями семейной медицинской династии: их сын работает хирургом в 6-й больнице, а внук учится на первом курсе медуниверситета.

…Да, этот спокойный, уравновешенный человек не любит сантиментов. Но неужели же он не испытывает волнения, держа в ладонях такое хрупкое человеческое сердце?

- Это моя работа, - просто отвечает Ионис. – А на работе лишних эмоций позволять нельзя. Чувство внутреннего удовлетворения после удачной операции – вот и все эмоции.

Знаете, я, кажется, поняла: эта сдержанность – тоже признак внутренней культуры. Культуры милосердия, если хотите. Самого действенного оружия в борьбе за человека.