Ф.И.О.: Рахимова Мавлия Спартаковна

Возраст:

Место работы: корреспондент «Учалинской газеты
»

Номинации:
«Мастер слова»









Номинация: «Мастер слова»
Опубликовано:
«Учалинская газета» №18(10093) от 16 февраля 2008 г.


В начале было безудержное увлечение мамы собственной профессией, затем активное участие дочери  в ее многочисленных проектах, а результатом постоянного взаимодействия близких по духу людей стало появление сразу двух звезд на телевизионном небосклоне республики.

Успех к обеим пришел благодаря врожденному трудолюбию и способности фонтанировать самыми разнообразными идеями. Стремительная и энергичная настолько, что кажется какая-то сила ведет ее вперед и вверх, состоявшаяся как режиссер, сценарист и автор многочисленных телевизионных проектов, Луиза Фархшатова начинала свою профессиональную деятельность  тридцать лет назад с должности редактора музыкальных программ на Башкирском радио.

Когда появились дети,  а муж решил продолжить образование в аспирантуре, Луиза, не сомневаясь, рассталась с творческой работой и занялась «чистой бюрократией» - перешла в кадровую службу. Перебирая звездные биографии сотрудников республиканского радио, она в свободное от работы время позволяла себе быть правильной мамой. Сегодня Луиза Азаматовна не может упрекнуть себя в том, что вплела не все банты в милые косички ненаглядной дочери или смахнула не все слезинки с пушистых ресниц любимого сына. Правда, через пять лет все вдруг изменилось, накопленная за годы кадровой «отсидки» энергия хлынула через край. В то время республика приноравливалась к новому ритму жизни. В круговороте политических перемен комментаторы прямого эфира Луиза Фархшатова и  Рамис Давлетбаев открыто говорили о тонкостях национального самосознания. Отсутствие какой-либо цензуры настолько накаляло радиоэфир, что после его завершения ведущим обычно предлагалось немедленно уволиться.

На телевидении тогда уже известная под творческим псевдонимом Луиза Азамат появилась не вопреки, а благодаря обстоятельствам. Новое время не принимало программ, сделанных по советским телевизионным стандартам. Даже рядовые события из жизни республики перестали совпадать с интонациями дикторов уходящей эпохи. Луиза, способная реализовывать одну идею и одновременно вынашивать другую, и здесь нашла свое место. Двадцать четыре проекта бывшей телезвезды Фархшатовой,  ныне начальника дополнительного офиса «Соцкредитбанка» «На Новомостовой», до сих пор имеют высокие рейтинги. Назвать любимый или лучший из них Луиза Азаматовна не решается, перечислить трудности, связанные с организацией Башкирского спутникового телевидения, не соглашается, но на один факт, который можно считать главным результатом ее деятельности и, конечно же, всех событий, происходивших в стране и республике, она обращает внимание. «В 1989 году, когда на Башкирском радио создавала детскую передачу «Илэу», невозможно было в столице республики найти ребенка, способного свободно говорить на башкирском, - вспоминает Луиза Азаматовна. - В 1992 году та же история повторилась на телевидении. Легче было привлечь миллионные инвестиции «Баштрансгаза», выпуская в эфир «Сэнгелдэк», но детей, знающих родной язык, находили с большим трудом».

Перестройка и последовавшие за ней демократические преобразования помогли вернуть башкирскому народу его язык и культуру. То, о чем когда-то говорили со своими слушателями в радиоэфире совсем еще не искушенные в политике и информационных технологиях Рамис и Луиза, сбылось спустя десятилетие. Минуты, отведенные на всесоюзном канале для национального вещания, обернулись часами.

Пока мама отстаивала идею создания самостоятельного республиканского канала, ее дочь Флюза все больше оказывалась под обаянием волшебной силы телевизионного искусства. Совсем еще малышкой начинала она работать в качестве ведущей в маминой радиопередаче. Повзрослев, выступала в роли строгого критика. Так, пребывая то в статусе советчицы, то помощницы заместителя генерального директора сначала ГТРК «Башкортостан», а впоследствии БСТ Луизы Фархшатовой, Флюза смогла определиться в профессии.

Мечта стать режиссером привела ее в Уфимское училище искусств, где педагоги развили в ней такое качество, как умение воплощать собственные фантазии в конкретные образы. Иначе как объяснить неожиданное появление на экранах республиканского телевидения серии художественных клипов к башкирским народным песням, которые могли родиться только как результат  давней и глубокой любви к культуре родного народа. Совсем еще юная девушка сумела сделать то, на что до нее не решился никто другой. Более опытный, более маститый или более осведомленный в народном творчестве человек.

Флюзе удалось создать восемь самостоятельных произведений, интересных по качеству и стилистике художественного воплощения. Каждая ее работа существует отдельно и в то же время является неотъемлемой частью почти кинематографического повествования. В ее клипах Буранбай под жестким взглядом царских конвоиров не теряет надежды увидеться с родными... Девушки с тяжелыми серебряными украшениями на груди демонстрируют вековую покорность, а юноши служат примером удали и бесстрашия... В «Kahым турэ» Флюза напоминает зрителям о том, как обычная тростинка превращается в национальный инструмент, а в «Байсауле» она уже навсегда запечатлела почти забытую технологию изготовления войлока. Разумеется, ее кропотливое участие в реализации проекта «Алтын мирас» («Золотое наследие») не могло не повлиять на процесс творческого становления. Режиссерский дебют Фархшатовой младшей зрители оценили по достоинству.

Дальнейшая учеба во ВГИКе на курсе Игоря Масленникова (режиссер фильма «Шерлок Холмс и доктор Ватсон») только укрепила в ней уже сложившуюся привычку детально прорабатывать стилистику построения кадра. Насколько мастерски это удалось четверокурснице ВГИКа, зрители смогли убедиться на фестивале мусульманских фильмов в Казани. В нем участвовали начинающие и уже состоявшиеся кинематографисты Ирана, Ирака, Португалии, Афганистана, Англии, США. «Две жены» Флюзы Фархшатовой были удостоены одной из двенадцати статуэток - «Золотой минбар» - за лучший короткометражный фильм. Ее следующую, уже дипломную работу «Первая перчатка» захотел видеть на своем кинематографическом форуме в Сербии Эмиль Кустурица...

После окончания института Флюза Фархшатова, перебрав множество предложений, приняла приглашение продюсера кинокомпании «RWC» Александра Назарова и уже участвовала в качестве одного из режиссеров-постановщиков в создании нашумевшей «Атлантиды». Похоже, что Флюза, профессионально овладев искусством старой кинематографической школы, теперь осваивает мастерство создания мыльных «опер». Александр Назаров назначил ее главным режиссером-постановщиком 100-серийной «Мошенницы» в надежде на то, что Флюза сможет «взбить» такую крепкую пену, которая обеспечит фильму настоящий зрительский интерес от первой до последней серии. Причин сомневаться в том, что у Фархшатовой-младшей этого не получится, нет. Смогла же она, работая над своими художественными фильмами, вдохновить операторов на детальную проработку кадра, а родственников - на бескорыстное участие при создании знаменитых видеоклипов. Кстати, ее любимая тетушка Лавиза, которая помогала создавать экранный образ Буранбая, живет в Ново-Байрамгулово, но об этом, как говорится,  в следующей серии.


Номинация: «Мастер слова»
Опубликовано:
«Учалинская газета» №136(10211) от 15 ноября 2008 г.


Этот сиамский кот - не в пример своим породистым сородичам - совсем не агрессивен. Может быть, оттого что имеет особый статус «имущественного пая». Его он «получил» во время реорганизации бывшего сельхозкооператива «Ирандек». Тогда на ферме состоялось последнее организационное собрание, куда волею судьбы был заброшен юный сиам.

Таскира Ибрагимова, пожалев бедолагу, принесла его домой и вместе с казенной бумагой вручила сестре. Талиба Давлетшина, быстрая и острая на язык, тут же окрестила его «имущественным паем» (это все, что осталось от хозяйства), поставив таким образом своеобразную точку на большой и яркой истории коллективного хозяйствования.

Задаваться поиском ответа на вопрос - как дальше жить будем, тоже не стала, потому что знала его всегда. Родители Фатиха и Изахетдин Ибрагимовы, сызмальства приучив дочек к труду (их было пять), полагались на них во всех домашних делах. В Курамино, расположенном у края большой дороги и недалеко от Миасса, все новое приходило намного раньше, чем в другие деревни. И пока в центре и на севере района мальчишки лазили по ночам в чужие огороды за диковинной морковью, здесь она росла у каждого рядом с небольшими помидорными и огуречными грядками.

Девчонки Ибрагимовы без устали носили воду на коромысле, чтобы посеянное весной не пропало жарким летом. Легко справлялись и с другой домашней работой, и только сбор лесных ягод воспринимали как отдых от бесконечных домашних и совхозных забот. Правда, ходить в лес по ягоды в те годы запрещалось, поскольку в это же время сорняк начинал душить посевы, и директор был вынужден всякого трудоспособного загонять на бескрайние поля. Взрослые женщины и совсем еще маленькие девочки раздирали в кровь руки, воюя с луговым васильком и горькой полынью. В такой ситуации самовольный поход по ягоды рассматривался как зловредный поступок. Директор самолично отлавливал «нарушителей», ведра, полные клубники, отдавал малышам в детский сад, а «провинившихся» сажал на совхозный «бобик» и подвозил прямо к полю. «Ничего не поделаешь, - с улыбкой завершает свой рассказ Талиба Изаховна, - время требовало всеобщей ответственности». Люди понимали это, но отказать себе в единственной возможности заработать живые деньги не могли. Девчонки Ибрагимовы все-таки как-то исхитрялись ходить по ягоды и к 1 сентября набирали сумму, нужную для покупки школьной формы на вырост и чернильных перьев «про запас». В Миасс за товаром, счастливо устроившись на баке бензовоза, обычно ездила старшая из сестер. Другая - Зульфия - привела однажды Талибу на место своей работы. А дальше обычная деревенская тропинка, по которой вчерашняя выпускница школы два раза в день ходила за пять километров от дома к ферме и обратно, повела ее к всесоюзной славе.

Первую награду - орден Ленина - Талиба Изаховна получила в 24 года. «Не рано?» - спрашивали одни. «Заслуженно!» - утверждали другие. Вручение орденов Трудовой Славы и Трудового Красного Знамени совпало с высоким общественным признанием: Талибу Давлетшину дважды избирали народным депутатом Верховного Совета Башкирской АССР. Казалось бы, такая возможность поменять тяжелый физический труд на более комфортные кабинетные условия. Но разве станет искать легкой жизни та, кто однажды ответила любопытным газетчикам вопросом на вопрос: «Почему вы решили, что утром и вечером доить по 20 коров вручную тяжело?» Особенное свойство характера - видеть хорошее в плохом, простое - в сложном, наверное, и  помогло ей правильно воспринимать все, что происходило вокруг. Поменяли на ферме керосиновые лампы на электрические - разве не радость? Дали помощника убирать навоз - почему не работать еще лучше?

 Сестры Талиба и Таскира, вспоминая молодость, не сокрушаются над сложностями жизни. Если она прожита достойно, о чем сожалеть и кого осуждать? Они с уважением вспоминают о людях своего поколения. «Недавно, - продолжает Талиба Изаховна, - ветеранов пригласили в Тунгатаровскую школу. Был среди нас и 80-летний Рашит агай Минасов. Разглядела я у него медаль с профилем Сталина и думаю, сколько же ему было лет, когда его наградили? Подсчитала. Неужели тринадцать?!» «Так и есть, - ответил Рашит агай, - довелось мне тогда землицы попахать. С утра до ночи за лошадью ходил, вцепившись в ручной плуг…» Каждая эпоха, по мнению сестер, имеет свои особенности. Поймешь, что каждый результат дается трудом, получится что-то. Нет, ругай государство - не ругай, так и останешься стоять на месте.

Свою сегодняшнюю жизнь они продвигают вперед так же активно и целеустремленно, как в молодые годы: без скидок на пенсионный возраст, нездоровье и обвал фондового рынка. Надумала Талиба Изаховна ворота сменить - пригласила тунгатаровских мастеров, и они сделали все так, как хотела хозяйка. Сверху - изящная арка, чуть ниже - узор резной, по центру - деревянная «аппликация». И зачем все это?

- В старости сердце красоты просит. Ветхие вещи усугубляют возраст. Новые - дают  силы. Пока есть желания, жив и сам человек.