Ф.И.О.: Нович Лита

Возраст: 29 лет

Место работы: журналист, ведущая рубрики «Эксперимент» в журнале «Хайп»

Номинации:
«За верность теме»








Номинация: «За верность теме»
Опубликовано:
журнал «Хайп», март 2008
Краткая аннотация:
В журнале «Хайп» уже несколько лет существует рубрика «Эксперимент», и Лита Нович является ее бессменной ведущей. Идея такова: автор что-то испытывает на «собственной шкуре», а потом рассказывает об этом читателям. Таким образом, автор ходила к гадалкам, чтобы узнать свою судьбу, искала себе мужа через службу знакомств, осваивала парашютный спорт и подводное плавание, работала дворником и моделью, просила милостыню в переходах и на пару часов примерила на себя роль сотрудника ГИБДД


Все мы – участники дорожного движения. И те, кто каждый день спешит на встречу с любимым четырехколесным другом, и те, кто ездит на общественном транспорте, и те, кто предпочитает передвигаться пешком. Поэтому на этот раз мой эксперимент заключался в том, что я надела форму инспектора ГАИ, и на один день стала внештатным сотрудником ГИБДД. Тем более, что выдалась такая возможность: ГИБДД совместно с «АФ Банком» проводило социальную акцию «Мы за порядок на дорогах!», посвященную изменениям в Кодексе РФ об административных правонарушениях, действующими лицами которой стали  журналисты.

И вот наступило долгожданное 21 февраля, когда мне предстояло на время сменить профессию.

***

Первое, на что я обратила внимание, проснувшись в это утро, что за окном бушевал буран. Да такой, о котором в народе говорят: «Не зги не видно». «В такую погоду хороший хозяин собаку во двор не выгонит. Может быть, не пойдешь ты на этот свой эксперимент?» – робко уговаривали меня домашние. Ну уж нет! В конце концов, сотрудники ГИБДД стоят на дорогах и в дождь, и в снег, и в мороз, и в жару. И не несколько часов, как это предстоит сделать мне, а по 10-12! «Наоборот, в такую погоду почувствую всю прелесть этой профессии», – решила я, старательно натягивая на себя все имеющиеся в доме теплые вещи…

До Управления, где был сбор журналистов, добиралась целый час, хотя при другой погоде мой путь от силы занял бы минут 15. Машины буксовали, перекрывая движение, снегоуборочная техника пыталась исправить положение, но сделать это было крайне сложно: на обочинах стояли ряды оставленных водителями машин, мешая сгребать снег. «Неужели не понимают, что сами же себе вредят?» – бурчала я про себя. Н-да, еще форму не надела, а уже возмущают нерадивые автолюбители. То ли еще будет?!

И вот, наконец, я на месте, мне выдают настоящую форму сотрудника ДПС. Правда, пятидесятого размера. «Немного великовато, ну ничего, зато не замерзнете», – объясняют мне, когда я пытаюсь заикнуться о своем сороковом. Впрочем, действительно – ничего. Пожалуй, так я кажусь более солидной. Еще бы ботинки дали на платформе, чтобы ростом казаться повыше. Зато шапка – как по мне сшита. Оказывается, форма мне даже идет. «Может быть, ну ее, журналистику, пойду в ГИБДД!» – думаю про себя, размахивая новеньким жезлом. Пока все происходящее кажется веселой игрой. Журналисты шутят, сотрудники правопорядка тоже улыбаются. Поэтому слова старших товарищей в форме о том, что мы несем ответственность за безопасность водителя, которого остановили, с того момента, как он вышел из машины, и до тех пор, пока он не уехал, если честно, пропускаем мимо ушей. «Все мы люди взрослые, неужели на месте не сориентируемся?» – самоуверенно думаем мы. Нам порекомендовали не раскрывать водителям свое «истинное лицо», а представляться стажерами. Погон нет, жетонов нет, опыта нет, законы знаем слабо… Н-да, ну и команда стажеров подобралась!

И вот, наконец, настал долгожданный момент: мы выезжаем на место дислокации. Мне предстоит нести службу на ул. Ульяновых, недалеко от перекрестка на «Восьмиэтажке». Приехали. Встали. А из машины выходить почему-то совсем не хочется: непогода разыгралась не на шутку. Но работа есть работа. Не в машине же я приехала отсиживаться! Через несколько минут мой старший товарищ Ильдар, настоящий сотрудник ГИБДД, останавливает первого нарушителя, Сергея Витальевича. Мужчина на «десятке» ехал не пристегнутый ремнем безопасности. Я пытаюсь вступить с ним в диалог: «Вы же знаете, что, по новому законодательству, водитель обязан пристегиваться. ГИБДД регулярно проводятся рейды, акции, пресса постоянно об этом пишет…» «Да плевал я, если честно, на все эти ваши акции и законы. В конце концов, это моя жизнь, хочу – пристегиваюсь, хочу – нет. Никогда не пристегивался и не собираюсь этого делать. Почему вы пытаетесь мне что-то навязать?!» – огрызается он. Короче – поговорили… Впрочем, возможно, что после того, как ему придется заплатить пятьсот рублей штрафа, его мнение и изменится…

Наконец мне предложили самой остановить нарушителя. Пытаюсь сделать серьезное лицо и деловито скопировать движения заправского «гаишника»: показать жезлом на машину, потом в сторону, куда он должен встать. Казалось бы – все просто, и сделала я все вроде бы правильно… Но… То ли я не внушила трепет и уважение, то ли водитель попался слишком уж невнимательный, но мою команду он попросту проигнорировал. Пришлось ехать в погоню… Было немного обидно: я так старалась, а он… Когда мужчину все-таки задержали и привезли, чтобы составить протокол, он долго и упорно доказывал, что команды моей не заметил, да и вообще – «может решим все без протокола, прямо на месте?».

Прошло всего минут двадцать с момента, как я «работаю» стажером ГИБДД, а у меня сложилось впечатление, что мы простояли здесь часа два. Ноги, руки замерзают, снег прямо в лицо… И ни одного нарушителя я так и не высмотрела! Как мой старший «коллега» Ильдар видит их за версту? Вот что значит – профессиональное зрение!

Подумав, я решила уговорить Руслана, фотографа из нашего журнала, помочь мне: два глаза – хорошо, а четыре – лучше. И мы стали вдвоем высматривать в потоке машин тех водителей, которые игнорируют закон о ремнях безопасности. «Вот, смотри, не-пристегнутый!» – указал мне Руслан на иномарку. И действительно, не пристегнутый. Ильдар одобрительно улыбается. На этот раз мои движения уже более уверенные, да и улыбки уже нет – не до смеха. Когда машина начинает замедлять ход, вижу, что за рулем сидит молодая девушка. Ну вот, надо же было такому случиться, что первый нарушитель, которого я остановила, – девушка. Даже обидно. А как же женская солидарность?! Ладно, скажу ей о ее нарушении, подарю ладошку с надписью «Пристегнись» и отпущу, решаю я. Подхожу к машине и с улыбкой представляюсь: «Здравствуйте. Стажер Нович. Девушка, Вы почему не пристегиваетесь ремнями безопасности?» «Кто это не пристегивается? Я только что отстегнулась, когда собиралась к вам из машины выходить», – удивленно поднимает бровь барышня, поплотнее запахивая норковую шубку. «Неужели?» – иронично интересуюсь я. Почему-то все желание ее отпустить куда-то испаряется. Ладно, я одна могла ошибиться, но три человека – это уж вряд ли. «Ваши документы», – строго требую я и, забрав права, передаю их Ильдару. Девушка садится в патрульную машину и начинает возмущаться, по какому праву мы ее остановили, она была пристегнута и все такое. Даже в протоколе размашисто написала: «Не согласна», и уехала, пообещав, что она обязательно докажет, что была права. «Удивительная девушка», – делюсь я своими впечатлениями. «Удивительная? Да нет, эта еще весьма корректно себя вела, – усмехается Ильдар. – С женщинами вообще сложно: они сначала возмущаются, потом плачут, а в конце концов истерику закатывают. Некоторые даже драться бросаются». Драться?! Ну, это уж слишком. Конечно, я понимаю, лучшее средство защиты – нападение. Но не до такой же степени!

Вскоре мы обратили внимание на автомобиль, который ехал довольно странно: не смотря на небольшую скорость, его «штормило». «Пьяный что ли?» - удивилась я. Остановили. Водитель оказался трезвым. Просто во время движения он очень эмоционально выяснял отношения с женой по мобильному телефону. «Вы же знаете, что по закону разговаривать по мобильному телефону, без системы «хэндс-фри», за рулем нельзя!», - говорим ему. А он: «И что я могу сделать? Жена позвонила. Не могу же я трубку не взять?» «И часто она вам так звонит?» «Постоянно». «А она знает, что вы в данный момент управляете автомобилем?» «Конечно. Поэтому и звонит, чтобы поговорить». Что ж, может быть после того, как из семейного бюджета придется выделить 300 рублей на оплату штрафа, у супруги этого молодого человека будет меньше желания общаться с мужем по мобильному, когда он за рулем.

Следующим был так называемый «семейный автомобиль»: на заднем сиденье копошилось сразу трое ребятишек. И ни одного детского кресла… «А куда я сразу три кресла установлю?» - развел руками отец семейства. «Но вы детей хотя бы пристегнули ремнями безопасности!» «Да отстегиваются они! Не могу же я через каждые десять метров останавливаться и заново их пристегивать?». «Не буду я пристегиваться! Мне животик от ремня болит!» - высунулась из машины кудрявая голова девочки. «А если ты не будешь пристегиваться, то папе придется заплатить штраф за то, что он нарушает правила дорожного движения. И значит, у папы не будет денег купить тебе и твоим братишкам что-нибудь вкусненькое», - объясняю я.  Девочка, подумав, покорно пытается застегнуть ремень. Братишки молча следуют ее примеру. «На этот раз мы вас отпускаем, но чтобы впредь дети были пристегнутыми! - предупреждает Ильдар. – Вы поймите, от вас зависит их безопасность, и даже жизнь!»

За два часа, которые мы продежурили на дороге, остановили машин 10-12. И лишь один водитель сразу честно признался, что нарушил, подписал протокол и уехал. Не знаю, как у других, но у меня возникло к нему определенное чувство симпатии. Конечно, можно ругать «гаишников» за то и за это, можно их не любить, а попросту – ненавидеть. Но, может быть, проще не нарушать правила? Тогда и проблем не будет! А нарушают-то господа водители осознанно, вот в чем все дело! Но признаться в этом то ли совесть не позволяет, то ли наглость. А что касается разговоров о взятках, которые берут «гаишники» на месте с водителей… К концу второго часа я поняла, что за такую зарплату, и даже за огромные доходы от взяток, которые приписывают сотрудникам ГИБДД, я ни за что бы не согласилась работать «гаишником». Некомфортная эта работа – раз. Постоянно находишься в эпицентре конфликтов – два. Тут никаких нервов не хватит по несколько раз в день выслушивать, что «ты лучше меня отпусти, а то завтра останешься безработным». И это еще весьма мягкая передача монолога возмущенного нарушителя.

Впрочем, были и приятные моменты. Форма сотрудника ГИБДД сделала меня весьма привлекательной в глазах автолюбителей. Из проезжающих машин мне махали руками, некоторые даже сигналили, другие, более скромные, просто смотрели с удивлением и улыбались. Я, конечно, понимала, что дело тут не в моей неотразимости, а в том шарме, который придает форма. Да и вообще, женщина – сотрудник ГИБДД – новое явление на наших дорогах. Но все равно было приятно. И почему женщин не берут в ГИБДД? Может быть, нарушали бы меньше…

Последние полчаса «работы» я отсиживалась в машине – отогревалась. И когда по рации сообщили о том, что наше дежурство подошло к концу, даже обрадовалась. Было двоякое чувство. С одной стороны: через несколько минут я сниму форму и окажусь на месте тех самых водителей, которых только что останавливала. И сама буду с тревогой высматривать на дороге людей в зеленых жилетах с надписью «ДПС» и проезжать мимо них с одной мыслью: «Только бы пронесло». С другой… Представим на мгновенье, что не будут «гаишники» стоять на дорогах. Что тогда? Если даже при постоянном опасении, что «вдруг «гаишник» остановит за нарушение», только в Уфе в прошлом году произошло 2198 ДТП, из них 1633 – по вине водителей, которые нарушили правила. А какой станет ситуация на дорогах, если не будет контроля?!

Мы вернулись в Управление – усталые, но довольные. Журналисты делились друг с другом своим мнением об акции. На пресс-конференции, которая состоялась после эксперимента, все слова «старших товарищей» воспринимались по-другому. Более осознанно, что ли. Журналисты задавали вопросы, делились мнениями. И все сошлись на том, что подобные мероприятия нужно организовывать регулярно. Председатель Правления ОАО «АФ Банк» Айдар Зубаиров сказал: «Здоровье и благополучие близких – это главное богатство каждого человека и страны в целом. Все мы в большей или в меньшей степени являемся участниками дорожного движения, именно поэтому мы приняли решение поддержать акцию ГИБДД МВД по РБ «Мы за порядок на дороге!». И уверил нас, что банк и впредь будет поддерживать подобные акции ГИБДД, потому что главное, чтобы люди поняли, что «все принимаемые меры призваны обеспечить безопасность людей на дорогах»…

Что касается лично меня, то после этого эксперимента я перестала переходить дорогу на красный сигнал светофора. Даже если в поле зрения нет ни одной машины. Или сотрудника ГИБДД…


Номинация: «За верность теме»
Опубликовано:
журнал «Хайп», октябрь 2008
Краткая аннотация:
В журнале «Хайп» уже несколько лет существует рубрика «Эксперимент», и Лита Нович является ее бессменной ведущей. Идея такова: автор что-то испытывает на «собственной шкуре», а потом рассказывает об этом читателям. Таким образом, автор ходила к гадалкам, чтобы узнать свою судьбу, искала себе мужа через службу знакомств, осваивала парашютный спорт и подводное плавание, работала дворником и моделью, просила милостыню в переходах и на пару часов примерила на себя роль сотрудника ГИБДД


Дворник – одна из древнейших профессий в человеческой цивилизации. Название профессии происходит от слова «двор», то есть дворник – это уборщик двора. Функции профессионального дворника - это очистка закрепленной за дворником территории от мусора и отходов, а так же снега и льда.

Существует такая поговорка, что чисто там, где не сорят. К сожалению, мало кто из нас вспоминает эти слова, бросая мимо урны обертки от мороженого, пачки из-под сигарет и другой такой привычный, и такой надоедливый мусор. Мы как-то привыкли к тому, что выходишь утром во двор, а там уже все чисто, убрано, поэтому совесть за выброшенную бумажку мучает редко. А иногда и поворчать хочется, когда в раскрытую форточку с утра пораньше влетают звуки, издаваемые метлой, которую сжимают натруженные руки дворника. Одним словом, работа эта неблагодарная, но необходимая, иначе наши дворы и улицы давно бы превратились в свалки. Но можно ли назвать профессию дворника легкой и как быстро ею можно овладеть? Именно это я решила выяснить на очередном эксперименте. Одним словом, ближайшее утро мне предстояло встретить, сжимая в руках самый привычный инструмент по борьбе за чистоту – метлу…

Осваиваем профессию

Участок дворничихи тети Маши всегда в идеальном порядке. И мусора на нем днем с огнем не сыщешь, и цветы на клумбах радуют своим праздничным нарядом с ранней весны до поздней осени. Когда я обратилась к ней с просьбой взять меня в помощницы, она скептически окинула меня взглядом: «Ты, дочка, метлу-то хоть раз в жизни в руках держала?» «Ну, было такое, - почему-то виновато потупилась я. – В школе еще, на субботнике». «И как?» «Не помню, - призналась я. – Но, думаю, ничего сложного в этом нет, так что освою быстро». «Ну-ну, - усмехнулась тетя Маша. - Посмотрим, какая из тебя помощница получится. Ладно, приходи завтра полпятого к дворницкой, выдам тебе метлу и грабли, поработаешь, раз так хочется». «А грабли зачем?» - осторожно поинтересовалась я, почему-то вспоминая поговорку о том, что не нужно на них наступать дважды. «Как зачем? - в свою очередь удивилась тетя Маша. - Осень на дворе, не заметила? Листья сгребать надо». «Зачем их сгребать, они вон какие яркие, красивые, ковром лежат, глаз радуют, - выпалила я и почувствовала себя последней идиоткой. - Все, молчу. Значит, до завтра?»

Будильник прозвенел в четыре утра. Высунув нос из-под одеяла, понимаю, что нужно выбираться полностью. А так хочется еще поваляться в теплой постельке, досмотреть такие интересные сны.  И вообще, на улице темно и сыро! Повернувшись на другой бок и сладко зевнув, пытаюсь уснуть. «Вот видишь, ты даже ради эксперимента не можешь заставить себя вылезти из-под одеяла в четыре утра, а тетя Маша круглогодично встает еще до восхода солнца, чтобы привести твой двор в порядок», - начинает ехидно зудеть совесть. Вздохнув, заставляю себя встать с постели и начинать собираться.

В половине пятого я стояла у дворницкой. «Ну, надо же, а я думала – проспишь» - встретила меня тетя Маша. В ее голосе начинают проскальзывать добрые нотки. «А голову почему ничем не прикрыла? Подметать начнешь, вся пыль враз на волосы попадет, будешь потом часа два вымывать. На вот, платок, завяжи». «Ой, я же в нем страшная буду!», - невольно вырывается у меня. «Ну, уж извини, шляпок от Версаче не имею, - тетя Маша вновь становится колючей. - И перчатки надень, а то ручки вон какие изнеженные, враз мозолями покроются. Еще и ноготки накрасила. Да, в нашей профессии нам не до маникюра», - ворчит она. Молча завязываю платок и натягиваю на руки жесткие тряпки, под названием рукавицы. «Короче так, - распоряжается тетя Маша, - ты убираешь эту часть двора, я – противоположную. Сначала нужно крупный мусор собрать, потом листья сгрести, потом подмести. На все у нас с тобой два часа, в семь уже люди на работу пойдут, нечего им под ногами путаться. Как рассветет, нужно будет цветами заняться, да вон молодые деревца обиходить». Беру в руки мешок и отправляюсь за мусором. Сначала, при тусклом свете фонарей, мне показалось, что его не так уж и много. Первую десятку бумажек, оберток, объявлений, пачек и еще бог знает чего, собрала быстро и весело. Постепенно у меня начало складываться впечатление, что чем дольше я собираю, тем больше мусора становится. На энной по счету упаковке я вдруг поняла, что от бесконечных приседаний у меня начинают гудеть ноги, и ныть спина. Короче, ревматизм замучил. И это в мои-то годы! Все, срочно нужно заняться спортом. Или устроиться на полставки дворником. Каждое утро такая гимнастика, и ни целюлита тебе, ни лишнего веса. Наконец, торжественно вручаю своей работодательнице мешок с мусором. «Молодец, с первым заданием справилась. Теперь бери грабли и пошли листья сгребать». Уж не знаю, кто эту поговорку выдумал, что не нужно на них наступать дважды. Я умудрилась это сделать раз двадцать, не меньше. Результат этого не заставил себя долго ждать – шишка на лбу стала моим доказательством о проделанной работе. Но вот что удивительно: обычный, казалось бы, инструмент, попав в мои руки, вдруг стал неуправляемым. Либо я беспомощно «возила» им по земле, не «поймав» ни одного листика, либо вместе с листьями захватывала комья земли, после чего приходилось останавливаться и очищать зубья от грязи. Тетя Маша давно очистила свою половину, а я все еще воевала с граблями. В конце концов, решила, что сгрести листья руками у меня получится быстрее и качественнее. Тетя Маша долго смеялась, наблюдая за моими манипуляциями, и, в конце концов, все-таки пришла на помощь. «Ну, граблями, я вижу, ты успешно овладела. Теперь посмотрим, как с метлой справишься», - давясь смехом, она протянула мне нечто на деревянной палке. Прутья метлы торчали в разные стороны, и вообще не понятно было, как таким предметом можно хоть что-то подмести. По-моему, это как раз необходимый атрибут для бабы-яги. Впрочем, через два часа работы я сама уже на бабу-ягу смахивала, поэтому метла мне была как раз кстати. Жаль, что ступы рядом не оказалось. Пришлось при помощи метлы не летать, а использовать ее по прямому назначению. Обхватив древко, или как оно еще там называется, покрепче, пытаюсь копировать движения тети Маши: влево-вправо, раз-два. Странно, почему у нее мелкий мусор и пыль послушно оседают прямо у бордюров, а у меня взлетают вверх и после этого разлетаются в разные стороны? Ведь я все делаю правильно! «Ты как метлу держишь? – не выдерживает тетя Маша. – Что ты в нее вцепилась, как в ручной пулемет? Мягко держи, нежно. Метла она ласку любит, да умелые руки, тогда и слушаться будет». «Может, мне ей еще и песенку спеть?» - бурчу я. «А почему бы и нет? Я, например, когда работаю, всегда что-нибудь мурлычу. Так и дело быстрее делается, и настроение поднимается. Я в свое время музыкальную школу закончила, потом училище, потом в детском саду с ребятишками песенки разучивала. А теперь вот, на старость лет, только для себя пою. Ладно, хватит болтать, - прерывает она саму себя. - Правую руку вот сюда, повыше, левую вот сюда, пальчики сожми», - начинает она терпеливо давать мне урок по укрощению метлы. В конце концов, у меня начинает что-то получаться. Вот только в горле сильно першит и все время чихать хочется. «Что, наглоталась пыли? Ничего, один раз - это не страшно. А я уже на это и внимания не обращаю – привыкла. Летом убираться одно удовольствие. А ты зимой как-нибудь приди, поработай. Как снег пойдет, тут держись. Двор у нас узкий, да весь машинами заставлен, трактора не въезжают. Приходится вручную дорожки расчищать, да лед колоть. Так порой наработаешься, свет не мил становится. А если гололед, то еще и ведра с песком из соседнего двора таскаю, дорожки посыпаю. Зато как потом душа радуется, когда никто у меня во дворе не поскользнется, ни одна машина не забуксует»…

В отведенные мне два часа я, конечно, не уложилась. И это учитывая, что убирала я только половину закрепленного за тетей Машей участка. Что бы я делала, если бы мне пришлось приводить в надлежащий порядок весь? Я все еще занималась дрессировкой метлы, когда из подъездов начали выходить первые жильцы. «Ой, у нас новая дворничиха! – удивленно воскликнула незнакомая женщина. – А тетя Маша где, заболела? Или, не дай бог, ее в другой двор перевели? Что же мы без нее делать будем?» – тараторила она. «Да не переживайте вы так, я просто помогаю, вон тетя Маша, деревья привязывает», - успокоила я ее, а в душе появилась обида: первый день на работе, а люди уже не доверяют моим профессиональным качествам. «Вот не будешь меня слушаться, не будешь в школе хорошо учиться, дворником пойдешь работать!» - выговаривала мама карапузу, который тяжело вздыхал и упирался, отказываясь идти в садик. Кто-то Кощеем Бессмертным пугает, кто-то милицией, а кто-то и дворниками, - делаю для себя вывод. Следом за ними из подъезда выходит молодой человек, останавливается на крыльце, прикуривает, сминает пачку из-под сигарет и бросает ее на асфальт. На чистый асфальт, на территорию, которую я в течение вот уже трех часов пытаюсь убрать! Я чуть не задохнулась от возмущения! «Молодой человек! – обращаюсь к нему. - Рядом же урна стоит, зачем вы мусорите?» «А тебе какое дело? – огрызается он. – Если все мы будем мусор в урны бросать, вам тогда делать будет нечего. Так что это твоя работа - убирать, вот и работай, нечего просто так зарплату получать». И, довольный собой, идет к машине…

Вместо заключения

Домой я пришла в девять утра. У людей только начался рабочий день, а у меня уже закончился. Казалось бы, столько времени свободного, делай, что хочешь. Но ныла спина, ноги, руки, и хотелось одного – спать. Вновь я вышла во двор ближе к вечеру. Тут и там валялся мусор. Словно насмехаясь надо мной, из травы ярко белели бумажки, поблескивали на хмуром осеннем солнышке стекла из-под разбитых бутылок. И стало почему-то очень-очень грустно. Да, конечно, есть профессия такая – дворник. И он обязан убирать, мести, чистить. Но почему мы сами не стремимся к тому, чтобы в наших дворах, на улицах нашего любимого города было как можно чище? Ведь мы сами здесь живем, здесь живут наши близкие и родные. Неужели это так сложно – взять и положить мусор в урну? Это займет какие-то доли секунды, а доставит столько радости окружающим: вспомните, как приятно идти по чистой улице, заходить в чистый двор, подъезд. Давайте все вместе сделаем наш город чище! Пожалуйста!


Номинация: «За верность теме»
Опубликовано:
журнал «Хайп», август 2008
Краткая аннотация:
В журнале «Хайп» уже несколько лет существует рубрика «Эксперимент», и Лита Нович является ее бессменной ведущей. Идея такова: автор что-то испытывает на «собственной шкуре», а потом рассказывает об этом читателям. Таким образом, автор ходила к гадалкам, чтобы узнать свою судьбу, искала себе мужа через службу знакомств, осваивала парашютный спорт и подводное плавание, работала дворником и моделью, просила милостыню в переходах и на пару часов примерила на себя роль сотрудника ГИБДД


Отпуск


Раз в год этот день наступает почти у каждого честного трудящегося нашей страны. Наверное, меня тоже можно отнести к этой категории, потому что и мне сказали: «Все, можешь почти целый месяц отдыхать, набираться сил и впечатлений». А какой отпуск без экспериментов? Правильно – скучный. И поэтому, в то время, когда мои коллеги и друзья нежились под горячим турецким, испанским, туниским и бог еще знает каким солнышком, я решилась впервые в жизни приобщиться к загадочному миру таежной романтики и отправиться на сплав по реке Большой Инзер. Вдвоем с супругом. На семь дней. Решиться-то решилась, но, честно говоря, с трудом представляла себе, что я буду делать целую неделю вдали от цивилизации: без мобильной связи, Интернета, и горячего душа два раза в день.

У нас в наличии было две лодки: она маленькая, другая еще меньше, новенькая шатерообразная палатка, один спальник на двоих и новенькая книжечка с описанием самых популярных башкирских маршрутов известного уфимского туриста Марушина. То есть, к походу мы были подготовлены основательно…

Подготовка

Любой серьезный турпоход начинается с составления серьезного списка необходимого снаряжения, продуктов и прочих очень важных вещей. Пока муж сосредоточено составлял список, я мучительно соображала, без каких баночек с кремами я смогу обойтись целую неделю, а с какими не расстанусь даже под страхом смерти. Часа через полтора кропотливого труда, мы отправились в ближайший магазин реализовывать задуманное. В продуктовом отделе, вывернув друг у друга карманы и два раза обшарив мою сумочку, обнаружили, что список потерян. Пришлось все покупать по памяти. Продукты мы выбирали исключительно диетические, чтобы на свежем воздухе в наших организмах не завелся вредный холестерин. Меньше всего холестерина оказалось в баночном пиве, видимо, поэтому муж забил свой рюкзак именно этими консервами. А на мое робкое замечание, что я-то пиво не употребляю, мудро заметил: «Не переживай, я буду пить его за двоих». Для распилки дров была куплена пила с огромными зубьями, для укрытия от ненастья - двадцатиметровый рулон полиэтиленовой пленки. Долго приглядывались к компасу, но, здраво рассудив, что без астролябии он как-то не к чему, решили плыть исключительно с помощью хорошо развитой интуиции.

Заброс

Когда муж произнес таинственное слово «заброс», я немного разволновалась, потому что представила вертолет с вездеходом и километров двадцать непроходимой сельвы. Но оказалось, что мачете нам не понадобятся, потому что заброс будет осуществлен на автомобиле одного доброго знакомого, который довезет нас по асфальтированной трассе до самого места назначения. Ранним утром мы стали осуществлять заброс: в полной экипировке помчались к горам южного Урала.

Жить в Башкирии и не видеть Уральских гор - это преступление. Хотя бы раз даже самый ленивый и тяжелый на подъем житель Уфы должен прокатиться по трассе Уфа - Белорецк. Вид древнейших на Земле гор обязательно перевернет устоявшиеся суетливой жизнью образы и разрушит стройные ряды мыслей о ценах на продукты, проблемах ЖКХ, образования, здравоохранения и такого коварного курса доллара. Мое сознание, например, было перевернуто, впрочем, наш автомобиль тоже чуть не перевернуло на крутом повороте с подъемом, носящим романтическое название «Тещин язык». Не успела я определить, какая из окружающих вершин является горой Ямантау - самой высокой точкой южного Урала, как мы запрыгали на колдобинах проселочной дороги и через 10 минут были на берегу Большого Инзера напротив деревни Карталы.

Большой Инзер речкой оказался быстрой, шириной метров в тридцать, но глубиной не более полуметра и то, из-за прошедших недавно дождей, вода считалась очень большой.

День первый.

Пока выгружались из машины, надували лодки, привязывали их одну за другую – мне было весело и интересно. Но вот, наконец, усаживаемся в лодку и бросаемся в бурную пучину Большого Инзера. Деревня Карталы неспешно проплыла за кормой, женщины, как в фильмах про тяжкую дореволюционную жизнь, полоскали в студеной воде белье и не обращали на нас никакого внимания. Не успели мы проплыть несколько метров, как началась гроза и на лодку обрушилась стена воды. Пришлось срочно причаливать и прятаться в кустах. В нескольких метрах от себя замечаю странные коряги. Присматриваюсь – оказывается это ноги цапли, которая деловито ловила лягушек в камышах и нас не замечала в упор. Ливень закончился так же внезапно, как и начался, и мы отправились дальше.

Карталинская Запань была последней деревней на нашем стокилометровом пути, выпивающие на берегу местные жители на языке межнационального общения пожелали нам счастливого пути, и мы на целую неделю остались один на один с дикой природой.

Как только солнце стало клониться к верхушкам гор, мы начали присматривать место для стоянки. Наконец, за очередным поворотом наши мрачные лица просветлели - уютный луг, оборудованное костровище и дурманящий коктейль горного воздуха и запахов разнотравья. Быстро ставим палатку (я при этом стараюсь запомнить, как из нескольких метров непонятно скроенной ткани сделать вполне уютное жилище) и тратим вечер на неспешное приготовление макарон с тушенкой и на неспешное их поедание.

День второй.

Словно жаворонок я выпорхнула из нагретой утренним солнышком палатки, глянула на часы и поняла, что выпорхнул скорее как сова. Бужу мужа, мы разжигаем костер. Вернее муж разжигает, а деловито скармливаю малькам хлеб, заботливо нарезанный мною еще дома и завернутый в чистое полотенце. Такое чувство, что их тысячи: маленькие, побольше, и уже совсем приличных размеров, они устраивают в воде настоящее рыбостворение, и даже с жадностью набрасываются на мои руки, когда я опускаю их в воду, приняв их за очередную порцию еды. На завтрак и сборы времени уходит немного. Пытаемся по солнцу определить, где Север, но солнце стоит в зените. Появления Полярной звезды решаем не ждать и идти строго по фарватеру.

Я закрыла глаза и, вдыхая прозрачный горный воздух, который не вообразим в бензиновых облаках города, стала мысленно определять, мимо какого леса мы проплываем. И вдруг тяжелые черные тучи заволокли небо. Муж налег на весла и попытался оторваться от непогоды. Два часа длилась погоня, на третий - стена воды все-таки нас настигла и обрушилась всей своей свирепой мощью. Мы думали, что дождь нам не страшен, потому что взяли с собой непромокаемые китайские плащи-накидки и заранее положили их рядом с собою в лодку, но накидки при накидывании тут же разошлись по швам. Тогда мы взялись ожесточенно делить меж собой кусок полиэтилена. Муж, стащив с меня пленку, тут же убедил себя и меня, что ему необходимо укрыть лежащие около него продукты и скрылся с головой в ворохе шуршащего полиэтилена. Но дождь имеет свойство заканчиваться, выглянуло солнышко, и мы причалили к берегу. Продукты и все запасные вещи безжалостно промокли, пришлось раскладывать их на бережку – сушить.  

День третий.

Лениво гребем среди умиротворяющей природы, зеленые берега и живописные скалы радуют глаз, все располагает к неспешной беседе о вечном. Муж даже позволил мне взять в руки весла. Я была уверена, что в гребле нет ничего сложного, и очень удивилась, когда через полчаса стали болеть руки и ныть спина. Возвращаю весла в крепкие мужские руки, рассчитывая расслабиться и позагорать неглиже. Но только я собрались блаженно вытянуть ноги и закрыть глаза, как мне становится жутковато. Весь правый берег вдруг превратился в каменные потоки и водопады, казалось, что эти глыбы застыли на мгновение и вот-вот стронется один маленький камешек и весь Большой Инзер с маленькими туристами будет навсегда погребен. Как кролики к удаву, подплываем к берегу и разбиваем лагерь. После приготовления пищи, идем осматривать мрачную достопримечательность. Когда-то несколько прибрежных скал рассыпались на кубы, октаэдеры, тетраэдеры и гексаэдеры, оставшиеся скалы подпирают со всех сторон их прах и по внешнему виду готовы и сами в ближайшее время рухнуть. Идти по этим геометрическим образованьям чрезвычайно опасно, даже самые крупные из них слегка пошатываются, а покрывающий их скользкий мох просто создан для туристического травматизма. В полной мере насладившись инопланетным пейзажем и собственными ловкостью и бесстрашием, решаем заняться добычей пропитания.

Первым добыла пропитание я - грибы росли на дереве около нашего очага. Они аппетитно пахли и были очень похожи на вешенки, которые продают во всех супермаркетах. Муж долго мял крепкими пальцами мою находку и неожиданно легко согласился сварить их для меня в отдельной плошке.

День четвертый.

Самое живописное и самое опасное место на всем маршруте - это начало Сарыштинских порогов. Большой Инзер лоб в лов сталкивается с речкой Сарыштой, вместе они поворачивают на 90 градусов и несут с удвоенной скоростью беспечного туриста на торчащие из воды огромные валуны. Капитан нашего корабля ловко отгреб от огромного камня, тут же мы налетели на другой и сломали весло о третий. На четвертый камень нас вынесло могучей волной, и мы оказались в каком-то смысле на суше. Капитан крепко высказался по поводу команды, которая никуда не смотрит, команда выразила вотум недоверия паникующей администрации. Общими усилиями мы спихнули наш пароход на воду, чтобы через десять метров опять повиснуть над водой. Так мы и плыли километров пять, хотя, кажется, их было двести - не меньше. Словно в насмешку, из прибрежных кустов периодически шумно выскакивал выводок утят и шпарил по воде на своих ластах, как будто под ними была не бурлящая вода, а гаревая дорожка.

День пятый.

Но никакие пороги, шверы и перекаты не сравнятся с мелкими плесами, когда течения почти нет, а под днищем всего сантиметров десять прозрачной водицы, и так хочется, чтобы уровень ее был хотя бы на пару сантиметров выше, но он почему-то все падает и падает. И вот два туриста, ухватившись за веревки по бокам своей баржи, волокут ее по камням, смоченным водой. Но вот мы пристаем к берегу и… Сначала бивак в окружении густой высокой травы нам понравился, но тучи огромных разъяренных комаров тут же изменили наше мнение. Я прячусь в палатку, уверяя мужа, что совсем не голодна, и отнюдь не настроена на то, чтобы кормить полчища кровососущих. Рано утром выясняется, что наша надувная лодка сдулась. Новенькая пила, которой мы еще не распилили ни одного бревнышка, впилась своими огромными зубьями в нежный бок нашей лодки. Выразительно смотрим в глаза друг другу и начинаем ремонтные работы… Жгучее солнце прогнало комаров в тень, и на смену им прилетели слепни. И чем невыносимее становился зной, тем крупнее оказывались эти монстры. Скоро в воздухе появились экземпляры, на которых размашистый удар ладонью почти не действовал, они небрежно расправляли свои крылья и летели к следующей жертве.

 Если предыдущие дни я была в восторге от окружающих красот, то сейчас все чаще думаю о том, что все-таки лежать на бережку и слушать музыку прибоя, было бы лучше.

День шестой.

Проползаем по километровому плесу мимо того, что осталось от деревни Кызылярово. С интересом рассматриваю полуразрушенные домики. И вдруг натыкаюсь взглядом на человеческую фигуру. «Ой, мама, он же голый!» - восклицаю я, и впервые за десять лет покрываюсь румянцем. Черный от солнца одинокий житель одинокого хуторка молча провожает нас взглядом. Причаливаем на противоположной стороне. Утоптанная тропа ведет к пещере им. профессора Максимовича. Лаз в пещеру почти неприметен, из черный дыры веет холодом. Лезем. Сначала идем на корточках, потом на четвереньках, потом протискиваемся между камнями ползком. Развернуться нет никакой возможности, кажется, что еще чуть-чуть и застрянешь в этом склепе навечно. После жутких тисков лаза, начинается расширение и подъем вверх. Открываются просторные своды, хочешь, иди направо, хочешь, иди налево, но лучше стой, где стоишь. Идем вперед, разглядывая галереи, стены и ходы. Вдруг фонарь мигнул и погас. От волнения не можем вспомнить, из какого нагромождения булыжников мы вползли в эту пещеру. Идем почти наугад, ноги сами проваливаются в лаз, ползем, постукивая головой о потолок, фонарем о пол, зубами друг о дружку, и, наконец, видим свет, выползаем и кубарем скатываемся на поляну с зеленой травой, синим небом, стрекочущими насекомыми и таким радостным ярким солнцем.

Напротив громады скал, выстроившейся полукругом, делаем последнюю стоянку. Вечером, отправившись мыть посуду, не могу избавиться от ощущения, что за мною пристально наблюдают с противоположного берега. Вглядываюсь, но никого не вижу, но по спине ползут мурашки и душа тревожно сжимается. Прячусь в палатку и вдруг понимаю, что мы совершенно одни, на сотни километров вокруг нет ни души! Становится жутко. Мамочка, я хочу домой!

День седьмой.

Сегодня мы должны приплыть в Усмангали, конечной точке нашего путешествия. По левому берегу, прямо из-под скалы, вырывается река. Как не приглядываемся, не можем понять, из какой расщелины или пещеры она вытекает, кажется, что она просто просачивается сквозь каменную стену.

Несколько поворотов и основательно садимся на мель. Но это не страшно, потому что уже слышна цивилизация: петухи кричат, коровы мычат, овцы блеют. Стоящие на перекате рыбаки молчат, только дергают вверх свои удилища, но их присутствие тоже вселяет уверенность в завтрашнем дне.

Останавливаемся на окраине Усмангали, недалеко от моста, по которому несутся почти стершиеся из памяти автомобили. Я иду искать поселковый магазин – после недельного поста хочется чего-нибудь вкусненького. Через час у нас на пеньке стояла бутылка сухого вина и коробка печенья – видимо, остальные продукты местные жители просто не употребляют.

К вечеру мы погрузились в автомобиль, и помчались с берегов Большого Инзера к берегам Агидели и Уфимки. Оказывается, это такое счастье: вернуться домой, забраться в пенную ванну, и набрать номер телефона подружки: «А ты знаешь, как я провела отпуск?»


Номинация: «За верность теме»
Опубликовано:
журнал «Хайп», февраль 2008
Краткая аннотация:
В журнале «Хайп» уже несколько лет существует рубрика «Эксперимент», и Лита Нович является ее бессменной ведущей. Идея такова: автор что-то испытывает на «собственной шкуре», а потом рассказывает об этом читателям. Таким образом, автор ходила к гадалкам, чтобы узнать свою судьбу, искала себе мужа через службу знакомств, осваивала парашютный спорт и подводное плавание, работала дворником и моделью, просила милостыню в переходах и на пару часов примерила на себя роль сотрудника ГИБДД


Легко ли быть очкариком? Совсем не просто. В этом я убедилась на собственном опыте. До первого класса мое зрение было идеальным, но, став ученицей, я довольно часто болела и еще больше читала. Большие нагрузки дали осложнение, и я с последней парты как-то незаметно переместилась на вторую. Пересаживать меня дальше не имело смысла: с первой парты я тоже ничего не видела. Признаться маме, что я практически ничего не вижу, боялась, помня ее нравоучения: «не читай лежа», «не читай в темноте», «хватит читать, у тебя температура»… Да и какой подросток будет рад добровольно стать очкариком?! Так прошло несколько лет: я надоедала своей соседке по парте просьбами переписывать задание с доски, а в благодарность решала за нее все контрольные. В том, что очки это все-таки лучше, чем вообще ничего не видеть, убедилась, когда они у меня все-таки появились… Стеснялась жутко. Тут мальчикам хочется глазки построить, а как их построишь, если эти самые глазки спрятаны за толстенными стеклами? Зимой бесило то, что при входе с мороза в теплое помещение они запотевают, весной и осенью не раз задумывалась о том, почему умельцы не изобретают «дворники» для очков… Потом в моей жизни настала эра контактных линз. У них, конечно, есть свои минусы, однако плюсов, по сравнению с очками, на мой взгляд, гораздо больше. По крайней мере, уродиной я себя уже не чувствовала. Однако, понимала, что это удовольствие временное: специалисты рекомендуют пользоваться контактными линзами не более 10 лет. А потом что? Снова возвращаться к очкам?  Б-р-р… Остается одно – операция. Представила себе дядю-хирурга в белом халате, который склоняется надо мною, сжимая в руках скальпель… Одно не точное движение, и… Ни за что! Уж лучше очки. А, может, выход операция лазером? Страшно! А вдруг что-то пойдет не так, и я совсем ослепну? Может, все-таки не рисковать? Не знаю, сколько времени продолжались бы мои сомнения, пока однажды не разговорилась со своей коллегой-журналисткой: «И что ты мучаешься? Я год назад сделала лазерную операцию и сразу человеком себя почувствовала!», - заявила она. Подействовало. Так я решилась на самый страшный эксперимент в своей жизни: сделать операцию по коррекции зрения.

Самой сложное было – выбрать клинику. В Уфе их несколько, и в каждой уверяют, что операцию нужно делать именно у них, и демонстрируют множество сертификатов, подтверждающих мировой уровень качества оказываемых услуг.  Но все-таки я решила довериться не рекламе, а «сарафанному радио». Нашла друзей друзей и двоюродных сестер троюродного брата пятиюродной тети, которые в свое время решились вернуть зрение таким вот способом, долго выясняла у них, почему они остановились на той или иной клинике и не пожалели ли потом о своем выборе… В конце концов, определилась…

В первую очередь, меня познакомили с врачом, который будет «вести» меня до операции и после нее. «А это больно?» - пожалуй, это самое главное, что меня волновало. «Ни капельки!» - заверили меня. «Быть такого не может! - засомневалась я. - У меня минус 8.5, неужели при помощи лазера можно сделать так, что у меня будет снова «единица», как в детстве?!» «Можно. У нас есть пациенты, у которых минус был и побольше…»

Потом началось скрупулезное обследование. Помимо чтения всем известной таблицы, в которой я без очков даже самые огромные ШБ не различала, мои бедные глазки разглядывали под микроскопом, чтобы узнать, в каком состоянии роговица, определить, нет ли каких травм и эрозий. Потом усадили за прибор, на котором при помощи ультразвука определяли размер глазного яблока и осмотрели глазное дно. Еще и топографию поверхности роговицы сделали, чтобы исключить вероятность осложнений. Что я чувствовала при этом? Ничего, кроме любопытства. Никаких неприятных ощущений не было. Потом дали несколько пузырьков с лекарствами и инструкцию по применению, и отпустили домой. Через две недели мне предстояло сделать лазер-коагуляцию сетчатки, чтобы укрепить ее и для профилактики разрывов и последующих отслоек. Не подозревая подвоха, пришла, доверчиво села за аппарат, улыбнулась доктору. И тут мне к оголенному глазу прижали какую-то линзу и стали двигать ее по окружности. При этом глаз просто ослепляли яркие световые вспышки. Не скажу, что было больно, но настолько неприятно и раздражающе, что хотелось вскочить и убежать. Процесс длился несколько минут, и после него мне пришлось целый день проходить с «китайскими щелочками» вместо глаз… Но даже после этой экзекуции я решила идти до конца. Был назначен день операции, я ждала его с трепетом и страхом. Еще друзья подливали масло в огонь, рассказывая где-то выкопанные ими истории о том, что после такого рода операций люди зрения навсегда лишаются, либо потом годами лечатся от различных осложнений… За неделю до операции меня попросили перестать пользоваться линзами. Пришлось снова надеть очки. Впрочем, ладно, семь дней можно потерпеть, зато потом я их торжественно отправлю на помойку! И вот пятница, нужно ехать в больницу. Мама с удивлением наблюдает за тем, как я в чай вместо сахара насыпаю три ложки соли, а потом, не замечая этого, спокойно его пью! (пробовала повторить этот трюк через пару недель – не смогла сделать даже одного глотка)! «У тебя все в порядке?» - осторожно интересуется она. (маме я про предстоящую операцию не рассказывала, хотелось сделать ей сюрприз). «Да, уже февраль», - невпопад ответила я, и с тяжелым сердцем вышла из дома. Я дико боюсь! А вдруг…. А как…

И вот в клинике. Думала, приеду, меня сразу на стол положат, и… Ага, размечталась! Меня снова на обследование отправили! То есть снова все по кругу: микроскоп, ультразвук. Какое к черту обследование, если у меня душа в пятках, и я чувствую, как волосы на голове шевелятся! После обследования провели в комнату отдыха, где уже сидели люди, тоже решившиеся в одночасье вернуть идеальное зрение, и где мне предстояло ожидать своей очереди на операцию. Вроде бы все хорошо: и чай горячий с медом принесли, и по телевизору Задорный об Америке рассказывает, и медсестра рядом добрая и улыбчивая. А мы все сидим с напуганными физиономиями и в напряжении ждем, чью фамилию сейчас назовут. Входит врач: «Ну, как настроение? Вопросы ко мне есть?» « Есть!» - все сразу всполошились, вспомнив, что о многом еще не спросили. «Я завтра смогу на работу выйти?» - спрашивает сидящая рядом со мною девушка. «Сможете!» - уверяет врач. «А когда я смогу сесть за компьютер?» – это уже я. «Хоть сегодня, ограничений нет. Хотя, я бы все-таки порекомендовал пару дней провести без компьютера». «А косметикой когда можно будет пользоваться?» – это снова девушка рядом. «Пару недель придется обойтись без туши и теней. Но, поверьте, вы итак очень красивы». «А курить можно?» – это уже парень, который пришел на операцию с группой поддержки: мамой, папой и любимой девушкой. «Перед операцией нет, а после нее – пожалуйста. Хотя, я бы вам посоветовал вообще бросить эту вредную привычку». Постепенно спало напряжение и появилось ощущение, что все будет хорошо.

Первой на операцию отправилась девушка, которая сидела рядом со мной. Минут десять проводим в томительном ожидании. И вот ее вводят под руки, и усаживают на диван. Она сидит, не шелохнувшись, с закрытыми глазами. Несколько минут честно пытаемся удержаться от вопросов. А потом… И тут называют мою фамилию. Снимаю очки и кладу их на стол. Надеюсь, что пользовалась ими в последний раз в жизни. На ватных ногах выхожу из комнаты. На меня надевают чепчик, стерильный халат и торжественно вводят в операционную. Глаза разбегаются, хочется все запомнить, а в голове сплошной сумбур. Ложусь на операционный стол. Хирург подает команды: «посмотри вверх, вниз». Все лицо закрывают специальной маской. На правый глаз устанавливают специальный зажим, чтобы не могла моргать. Больно! Капают в него лекарство. Это – анестезия. Мама! Представляю, если бы лекарство мне шприцом вводили: думаю от вида иглы, входящей в глаз, я бы моментально в обморок свалилась. «Смотри на красную точку! Ни в коем случае не двигать зрачком!» - командует хирург. А где она, эта точка?! «Стойте! Подождите!» - в панике кричу я. - А если я вдруг зрачок в сторону отведу, непроизвольно, что тогда будет?!» «Ничего, - спокойно отвечает хирург. -Компьютер моментально среагирует, если вы неправильно сфокусируете взгляд, и просто ничего не произойдет». «А…» - протянула я. А про себя думаю: «А вдруг не среагирует? Вот посмотрю сейчас в другую сторону и останусь без глаз». Смотрю на красную точку, а какой-то бесенок внутри так и хочет заставить взглянуть, что справа от меня медсестра делает. Короткая красная вспышка... Я еще толком на операцию не настроилась, а с правого глаза уже  зажим снимают, и надевают такой же на левый. «Что-то не так?» - испуганно спрашиваю я. «Почему не так? Просто на правый глаз мы вам операцию уже сделали, теперь левый на очереди». «Когда?!»  - это все, что я смогла спросить. Так не честно! Я ничего не почувствовала! А как же я теперь буду с трагическим видом рассказывать всем, что перенесла операцию на глаза?! Пока я внутренне возмущалась, врачи вылечили мне и левый глаз. Дали немного прийти в себя, потом проводили до комнаты отдыха. Нужно посидеть с закрытыми глазами минут десять. Сижу. Наконец, решаюсь приоткрыть один глаз. И сразу шок! Мой взгляд непроизвольно попадает на экран телевизора. И я вижу не расплывчатые пятна, как обычно, когда смотрела телевизор без очков или линз, а лица людей, их мимику! Этого не может быть! Прошло всего десять минут! Я зажмуриваюсь. Я боюсь поверить, что это правда! Еще через пятнадцать минут меня приглашают на обследование. Я сажусь перед таблицей и… вижу пятую строчку. Без очков!!! На глаза наворачиваются слезы. Господи, неужели это правда?! Я даже не думала, что можно быть такой счастливой!

После обследования меня отпускают домой. В этот день я еще умудрилась съездить на интервью, посидеть за компьютером, и дочитать книгу. Без очков…

Проснувшись на следующее утро, не открывая глаз, начинаю машинально искать очки. Через несколько секунд доходит, что они мне больше не нужны. Осторожно открываю глаза…. Вижу! Мама, я все вижу! Весь день читаю надписи на рекламных плакатах, смотрю на номера проезжающих машин. Все вижу, а вот осознать, что все это правда, не могу…

Я уже привыкла к своему новому состоянию. Но все равно каждый день вновь и вновь устраиваю себе мини-экзамен: а увижу ли номер вон того автобуса? А как называется вон та улица, через дорогу? И если вдруг я чего-то не могу рассмотреть, охватывает паника: неужели зрение опять падает?! Иногда по ночам просыпаюсь от кошмара: надеваю очки, и вдруг вспоминаю, что я уже в контактных линзах: «все, окончательно глаза испортила!» И, наверное, я впервые в жизни не могу подобрать нужные слова, чтобы передать состояние того безграничного счастья, которое меня переполняет! Теперь мне любые эксперименты по плечу! Какой у нас следующий?


Номинация: «За верность теме»
Опубликовано:
журнал «Хайп», ноябрь 2008
Краткая аннотация:
В журнале «Хайп» уже несколько лет существует рубрика «Эксперимент», и Лита Нович является ее бессменной ведущей. Идея такова: автор что-то испытывает на «собственной шкуре», а потом рассказывает об этом читателям. Таким образом, автор ходила к гадалкам, чтобы узнать свою судьбу, искала себе мужа через службу знакомств, осваивала парашютный спорт и подводное плавание, работала дворником и моделью, просила милостыню в переходах и на пару часов примерила на себя роль сотрудника ГИБДД


Подводная охота в последние годы превратилась из оригинального хобби единиц в массовое увлечение. Магазинов, в которых можно купить необходимое снаряжение, становится все больше, открываются клубы по интересам, все чаще по телевиденью можно увидеть передачи, посвященные этой теме. И действительно, зачем часами сидеть на берегу, сжимая в руках удочку, в ожидании хоть какой-нибудь рыбешки, польстившейся на жирного червячка, когда можно самим пожаловать в гости в подводное царство, выбрать понравившуюся особь и … И вроде бы так честнее получается: рыба в воде, и ты в воде, рыба плывет, и ты плывешь. А если рыбине очень сильно захочется остаться в живых - пусть быстрее шевелит плавниками и улепетывает от неопознанного плавающего объекта во всю рыбью мочь! Одним словом – интересное это занятие. А вот насколько интересное – это я и решила выяснить в своем очередном эксперименте…

В царстве Нептуна

Плавать я люблю. В ванной. Желательно – с пеной. Что касается водоемов большего размера, то предпочитаю бродить по берегу по щиколотку в воде и бросать в пучину речную (озерную, морскую) камушки. Потому что я точно уверена, что стоит мне зайти в воду по колено, я обязательно утону. Но, любопытство, как известно, кошку сгубило. И именно эта черта моего характера заставила меня однажды все-таки заглянуть в царство Нептуна. Было это в прошедшие новогодние каникулы, когда мы всей редакцией журнала уезжали отдыхать в Египет. Однажды я, наслушавшись восторженных рассказов коллег, какие неописуемой красоты кораллы и рыбы обитают в Красном море, все-таки решилась: надела спасательный жилет, взяла маску с трубкой и отправилась на «экскурсию». Сделала пару-тройку шагов от берега, голову под воду опустила, а там… Камушки, водоросли, рыбки разноцветные прямо перед носом плавают! Вот за одной такой, желтенькой в полосочку, я и погналась. А когда выглянула из-под воды, мне показалось, что уплыла я от берега минимум на километр, а волны относят меня все дальше и дальше в море. Началась паника. Я тону!!! Разум, конечно, пытался вмешаться в мой монолог безумия, подсказывая, что в спасательном жилете утонуть, даже при огромном желании, очень сложно, скорее даже – невозможно, но услышан не был. Наш фотограф Нэла в это время спокойно загорала на берегу. Вытаскиваю изо рта трубку и кричу ей: «Нэла, спаси, тону!». Нэла спокойно откладывает книгу, встает с шезлонга, и неспешной походкой направляется ко мне, беспомощно барахтающейся в волнах. Я аж закипела от возмущения: коллега тонет, а она что-то совсем не торопится меня спасать! Нэла же неторопливо подошла (!) ко мне, взяла за шиворот и легко выволокла на песок... Думаю, комментарии здесь излишни…  Поэтому, когда мне председатель Клуба подводных охотников РБ А.Г. Радзюк предложил поохотиться под водой, первое, что я ответила, было категоричное «нет». Но… Поразмыслив, все-таки решилась на самый безумный, на мой взгляд, эксперимент в своей жизни. Когда еще такая возможность представится?!

«Ни хвоста, ни чешуи»


Ранним субботним утром выезжаем из Уфы. Держим путь на озеро Кандры-куль, где мне и предстоит взять первый урок подводной охоты.  По дороге мне рассказывают интересные истории и дают мудрые наставления. «Когда охотишься в реке, - делится Александр Вакулов, президент Федерации экстремальных видов спорта, сам азартный подводный охотник, - очень важно не поддаться течению и удержаться на месте. Для этого приходится хвататься за коряги, бревна. Вот однажды я и ухватился за одно такое «бревнышко». Только оно слишком уж скользким оказалось. Пришлось отпустить, а потом покрепче обхватить его двумя руками. От моих объятий «бревно» ожило, вильнуло хвостом и уплыло. Оказалось, что это был сом! А еще мой друг рассказывал, как его уговорили первый раз отправиться на охоту на сомов. Весна. Разлив. Рыбы нет. Плывет он, любуется красотами: на дне пни затопленные, корни им подмыло, и они практически висят в воздухе, на некоторых уже водоросли выросли… Под водой все чудным кажется, необычным, будто в сказку попал. Минут двадцать он так понаслаждался, и вдруг его кто-то за ласту как схватит! Сердце в пятки ушло: наслушался  в свое время, какие сомы коварные да сильные. Оглядывается, - а это друг подшутил! Ладно, плывет дальше. Через некоторое время боковым зрением замечает, что товарищ его «идет» параллельным курсом. Все бы ничего, да чем-то «наряд» друга его смутил: нырял он в черном гидрокостюме, а тут вдруг щеголяет в пятнистом. И когда переодеться успел?! А когда присмотрелся повнимательней, понял, что это и не друг вовсе, а сом, метра два длиной! Это открытие его так ошеломило, что он не сразу вспомнил, что он охотник, а в руках у него ружье. А когда вспомнил, было уже поздно: сом уплыл… На Кандры-куле, куда мы сейчас едем, с другим моим товарищем тоже история вышла. Выстрелил он в приличных размеров щуку, а она так рванулась с места, что пришлось ружье бросать, и хватать ее «голыми руками». За стрелу ухватился, но щука еще раз рванулась, стрела сломалась, и рыбина была такова. Так мой друг до сих пор успокоиться не может: каждый год снова и снова приезжает на это место. Все мечтает поймать эту щуку!» «Еще одна такая история, и я точно под воду не полезу! – предупреждаю я. – Вы мне лучше расскажите, что нужно делать, чтобы всегда с добычей на берег возвращаться?» «Тут в двух словах не расскажешь… - задумался Александр Александрович. - Все дело в мастерстве. Нужно и повадки рыбы знать, и уметь нырять и плавать так, чтобы при этом рыбу не распугать. За один раз этому не научишься… Чтобы подстрелить рыбу – ее надо увидеть, а чтобы увидеть - нужно не спугнуть. Поэтому плавать быстро нельзя, нельзя делать резких движений. Что еще? Чем гуще водная растительность, тем меньший обзор у охотника, и тем труднее ему найти добычу. Приходится все тщательно проверять, а на языке подводника – прочесывать. С другой стороны, и рыба в густой траве менее пуглива…» «А как правильно вести себя под водой?» - задаю очередной вопрос. «Самое главное правило охотника: всегда нужно быть настороже. Вот я про сома историю рассказывал. Смех-смехом, а ведь это действительно очень опасная  рыба. Если ее в норе побеспокоить, то, вылетая из нее, сом может запросто сбить или разбить маску, а то и вообще нокаутировать охотника! Еще одно правило: никогда не паниковать, не дергаться. Необходимо сохранить хладнокровие, чтобы не потерять способность в экстремальной ситуации быстро принимать решение. Знаешь, наверное, при самом непродолжительном, но резком движении организм человека сжигает кислорода больше, чем при длительном, но плавном. Поэтому под водой не следует делать никаких резких движений. Руку, которая без ружья, нужно держать вдоль тела, только иногда хвататься ею за подводные бревна, пни, камни.  Заметив рыбу, лучше вообще дышать перестать, чтобы  не было этих булькающих и шипящих звуков в дыхательной трубке. Погружаться тоже нужно правильно: сначала «складываешься» пополам, погружая голову и торс, а потом, выпрямляясь, уводишь свою «пятую точку» под воду и отлого уходишь на глубину. Получается медленно и бесшумно. Самая вероятная и часто встречающаяся опасность, подстерегающая подводного охотника - зацепиться за что-нибудь под водой. Это могут быть ветки, корни, проволока, рыболовные переметы, сети… Чтобы этого не произошло и, более того, чтобы такой зацеп не привел к разрыву гидрокостюма или к еще большему запутыванию в рыболовной сети, нужно, заплывая под береговые карнизы, в переплетения веток и нагромождения стволов деревьев, заранее представить и понять, как ты оттуда будешь выбраться. В темноте или в мутной воде продвижение должно быть совсем медленным, так как тут можно не только зацепиться, но и наткнуться на какой-нибудь острый предмет. Под водой нужно не только смотреть, но и слушать. Если вдруг слышно какое-то далекое гудение, нужно осмотреться, это может быть лодка или катер. Но даже если нигде не гудит, нужно периодически поднимать из воды голову и осматриваться. А, всплывая с глубины, всегда смотри вверх! Вот, пожалуй, самые основные правила, а об остальных тебе непосредственно во время самого процесса расскажут»…

…Всю дорогу меня бросало в дрожь от одной мысли, что придется раздеваться прямо на берегу в совсем не жаркую погоду, и натягивать на себя мокрый гидрокостюм. Знаем, проходили, удовольствие это то еще! (смотрите сентябрьский номер «Хайпа»). В этот раз я даже пузырек водки с собой прихватила. Так, на всякий случай. Но водка мне не потребовалась. Когда прибыли на место, Александр Георгиевич успокоил меня, сказав, что плавать я буду в сухом гидрокостюме. То есть этот резиновый скафандр нужно надевать не на голое тело, а прямо на джинсы и свитер. Конечно, бывалые охотники его редко используют (и только для зимней охоты), этот костюм скорее дайверский, но для такого «умелого подводника» как я, он - в самый раз. Натягиваю на себя совмещенный полный комбинезон с ботами, и становлюсь похожа на резиновый шарик. Мне объясняют, что нужно сделать, чтобы сдуть лишний воздух. Действую по инструкции. Теперь я стала похожа на сдувшийся резиновый шарик! Пока я примеряю наряд, Александр Георгиевич отправляет под воду бывалых охотников: в этот день на Кандры-куле Клуб проводил «Открытый Чемпионат города по спортивной подводной охоте». В отличие от меня, они не приходили в ужас от того, что им пришлось натягивать на себя нечто мокрое и резиновое, а делали это быстро и спокойно. Уж не знаю, либо они закаленные, как моржи, либо сила воли у них спартанская… Мне аж в сухом гидрокостюме холодно стало, когда я узнала, что им придется выслеживать добычу под водой целых пять часов подряд! Интересно, а на сколько минут (ладно, ладно – секунд), хватит меня?!

Оказалось, что надеть гидрокостюм - это еще полдела. Еще нужно шлем натянуть (кошмар, до сих пор удивляюсь, как я не полысела сразу и навсегда), и, самое главное – нацепить на себя грузовой пояс. Весом килограмм 12, не меньше. Повесить-то его на меня повесили. Только вот как ходить с таким грузом – не объяснили. Лишь успокоили, что в воде тяжесть чувствоваться не будет. Как я в такой амуниции доковыляла до берега озера, до сих пор удивляюсь. А там мне еще пришлось жилет-конденсатор на себя надевать, ласты, маску, перчатки! В какой-то момент мне захотелось сказать: «все, ребята, гидрокостюм я примерила, можно теперь и домой уезжать...»

Пока я копошилась на берегу, а потом пятилась, как рак, смешно шлепая ластами и пытаясь удержать равновесие, подальше от берега, Александр Георгиевич терпеливо ждал меня, стоя по пояс в воде. Для моей безопасности он решил не ограничиваться простой маской с трубкой, а взял с собою снаряжение для технического дайвинга: на спине у него зеленели два спаренных баллона с сжатым воздухом, чтобы мы могли идти вдвоем на запасном регуляторе.

«Эй, ружье забыла!», - напоминают мне ребята с телеканала STV, которые приехали поснимать соревнования. Ружье?! Ах, да! «Между прочим, я на охоту приехала!», - напоминаю себе. Беру в руки ружье, меня фотографируют на память, и я пячусь дальше. Все хорошо, вот только ружье мешается… Берег все дальше. Страшно! «Нет, с парашютом прыгать тебе было не страшно, а под воду залезть – слабо?! – уговариваю я себя. – Ну, что тут страшного?! Рядом со мною будет плыть опытный инструктор, держать ситуацию под контролем. В конце концов, уже с 12 лет можно подводной охотой заниматься, а некоторые мальчишки еще раньше под воду залазят. А сколько женщин освоили уже премудрости подводного плавания? В Серпухове вообще семидесятилетняя бабулька увлекается этим экстремальным видом отдыха! А ты… Страшно ей, понимаете ли!» Так, вроде дошлепала. Вот и Александр Георгиевич. Теперь можно и охотиться отправляться… Ага, размечталась! Сначала мне долго и упорно объясняют, как правильно дышать под водой, продувать уши… Наконец, позволяют заглянуть в глубину. Заглядываю и… Ничего не вижу. Вода мутная. Только ласты свои в песке замечаю. Огромные. На размера два больше, чем на самом деле. Меня окутывает тишина. Гробовая. Ни плеска, ни шороха… Когда мы отплыли немного подальше, будто кто-то лампочку под водой включил: начинаю различать раковинки, водоросли, коряги всякие… Но в пределах видимости не замечаю ни одной рыбы! Александр Георгиевич показывает на пальцах, что мы на глубине трех метров. Ой, мама! Три метра… А если воздух в баллонах закончится, а нужно на три метра подняться?!!! Начинаю судорожно дышать, чуть не выпускаю изо рта трубку, в рот попадает капля воды… «Так, вспоминаем правило номер один: не делать резких движений и не паниковать! Или это было правилом номер два?..» Сейчас сама не могу вспомнить, как смогла взять себя в руки и продолжить наше подводное путешествие. Но смогла. Отплаваем чуть в сторону и… Ой! Что-то огромное копошится на дне. Один, два, три, четыре, пять… Монстры какие-то, да еще с красными глазами! Первая реакция – ласты в руки и подальше отсюда! Но Александр Георгиевич спокоен и показывает на чудовищ рукой. Присматриваюсь. Тьфу, ты, это же раки пасутся! Пытаюсь взять одного в руки. Но он с легкостью выныривает из моей перчатки и спешно отправляется по своим важным рачьим делам. В конце концов, мне все-таки удается схватить двух не особо проворных, но вполне приличного размера, раков и засунуть в садок, не обращая внимание на их устрашающее пощелкивание клешнями. Все, добыча есть, можно возвращаться. Выныриваем. Солнышко! Берег виднеется! И дышать можно свободно, не через трубку! Господи, счастье-то какое! Так, а где моя добыча? Надо же похвастаться перед теми, кто остался на берегу! Достаю из садка раков. И удивленно хлопаю глазами. Мои «приличных размеров» трофеи оказались малюсенькими рачушками, которые с легкостью поместились у меня в ладони! Н-да… Нет, варить таких крошек нельзя, так что первый свой улов отведать мне не удастся. Сейчас дошлепаю до берега, сделаю фото на память, и отпущу их к маме-рачихе и папе–раку…

Заключение, или Рыбку жалко!

Мой эксперимент закончился. Оказывается, под водой не так уж и страшно, как я думала. Так что, если мне предложат еще раз совершить подводную экскурсию - я не откажусь. Вот только охотой заниматься точно не буду. Рыбку жалко! Через несколько часов после моего выныривания, стали прибывать и спортсмены-охотники. Кто-то – совсем без добычи, кто-то - с приличными экземплярами: щуками, окунями, линями, подлещиками... Рыба-то, оказывается, была. Просто нужно было ее видеть! Не зря об опытных охотниках говорят: «Он и в ванне рыбу найдет!» Всю рыбу взвесили, и очень быстро определились победители. Было очень приятно, что все они оказались уфимцами. Первое место досталось Радику Шайхетдинову, он умудрился «добыть» 10,2 кг рыбы, второе - Герману Токаеву –  у него 7,5 кг, при чем у него только одна щука весила 4,5 кг! Ильдар Еникеев  «взял» 5,8 кг и занял третье место. Вся пойманная рыба отправилась в котлы, установленные прямо на берегу, и вскоре над озером поплыл аппетитный запах наваристой ухи…