Ф.И.О.: Киян Мила

Возраст:

Место работы: специальный корреспондент газеты «Комсомольская правда»

Номинации:
«Мастер слова»









Номинация: «Мастер слова»
Опубликовано: http://www.kp.ru/daily/24058/302502/
Краткая аннотация:
Интервью с одним из лучших пианистов планеты Денисом Мацуевым.


Звезда мирового фортепианного искусства признается, что труднее всего завоевать отечественную публику

Всемирно известный пианист Денис Мацуев побывал в Уфе уже в четвертый раз. Первый его визит прошел почти незамеченным: тогда игру студента Московской консерватории довелось услышать только специалистам. Затем Денис приезжал с оркестром «Виртуозы Москвы» Владимира Спивакова и, наконец, год назад дал первый сольный концерт.

В конце февраля Мацуев выступил на сцене уфимского «Конгресс-холла». В зале было замечено большое количество VIP-персон: высокопоставленных чиновников, их жен, известных бизнесменов…

- Денис, в последнее время на ваших концертах очень много состоятельных людей. Раньше было больше специалистов, а сейчас власть имущие и «толстые кошельки» вдруг полюбили классику…

- Сейчас мода на классическое искусство. Это хорошо. Наверное, все уже объелись всякой гадостью. Если люди хотят чего-то другого, нежели генитальный юмор и музыка на уровне рингтонов, которой нас постоянно потчует телевидение, то этому можно только порадоваться.

- А правда, что вы нередко играете на корпоративных вечеринках?

- Знаете, богатые люди в нашей стране – особенные, что называется, со своими тараканами. Не могу сказать, что я завзятый корпоративщик, но несколько раз я действительно принимал подобные приглашения. Я соглашаюсь только в том случае, если вижу для себя перспективу: если люди могут быть мне полезными в плане финансовой помощи моим музыкальным фестивалям. А потом, если среди богатых есть люди, способные оценить классику, то почему бы и нет? Приятно, что они выбирают не «Фабрику звезд», а хотят послушать Первый концерт Чайковского.

Публику нужно брать кровью

- Существует мнение, что на Западе классику ценят больше. Вы так много гастролируете по миру, давая по 150 концертов в год, и у вас, вероятно, сложилось свое мнение на этот счет?

- В сравнении с поп-музыкой интерес во всем мире к классике мизерный. Ничего не поделаешь – сегодня классическая музыка должна перенимать законы шоу-бизнеса. Промоушен, пиар, реклама – все это пришло вместе с деньгами. Классическую звезду сегодня нужно делать так же, как поп, только в нашем случае это гораздо сложнее, ведь здесь тебе не поможет никакая фонограмма. А что касается восприятия публики, то с русской у меня особые взаимоотношения. Она очень сложная, ее нужно брать, что называется, кровью. Конечно, речь идет о настоящих ценителях, а не о новой публике с деньгами. Я очень рад, что престиж классики в определенных кругах растет.

- А вы чувствуете, что в зале не преподаватели музыки, а бомонд?

- Конечно, я сразу чувствую, кто сидит в зале: если полно дам в мехах и бриллиантах, это еще не говорит о качестве публики. К тому же они очень бурно реагируют во время исполнения. Чувствуешь себя, как на футбольном поле. Скажем, я играю Первый концерт Чайковского, пошла кульминация и зал взрывается овациями: «Мощно, мол, парень зажигает!» Если бы в зале была консерваторская публика, они бы дождались, пока я доиграю до конца.

Играть гаммы вредно!

- Насколько мне известно, в детстве вы терпеть не могли играть гаммы. Представляю, скольких детишек, которые сейчас учатся музыке, этот факт порадует…

- Да, как-то я даже получил двойку за гамму соль-диез-минор. Никогда не любил их играть и считаю, что это абсолютно бессмысленно, и даже вредно. Гаммы ничего не развивают, это глубочайшая ошибка – заставлять их играть. Механическая игра – это вред. Музыка должна идти от души, сначала нужно понять, что хотел сказать композитор своим произведением, а потом уже оттачивать технику.

- В 8 лет вы уже играли с оркестром. Чтобы добиться таких результатов, наверняка надо часами просиживать за роялем?

- Совершенно не обязательно! Это зависит от способностей. Мне хватало и трех часов, и даже не каждый день. Я был абсолютно нормальным ребенком: мне хотелось драться, носиться с мальчишками, играть в хоккей… Я три раза ломал руку: первый раз - когда играл в хоккей, второй – когда дрался, третий – просто упал с горки. В то же время, как ни странно, я был маменькиным сыночком, вокруг меня все носились – бабушки, дедушки, домработницы, гувернантки… Я никогда не ходил в детский сад, мне даже завтрак в постель иногда подавали. Но приходилось чем-то жертвовать. В таком возрасте ребенок добровольно не будет сидеть за инструментом и играть столько, сколько надо. Только папе удавалось со мной как-то совладать.

- Денис, ваши родители музыканты. Насколько сейчас для вас важно их мнение? Вы много раз говорили об отсутствии в стране настоящей музыкальной критики. Вы устраиваете со своими близкими «разбор полетов»?

- Моим первым учителем был именно отец, и сейчас его мнение для меня очень важно. Если на концерте публика кричит: «Брависсимо!», у меня не вырастает нимба на голове. Я прихожу домой, и меня могут разнести, как говорится, в пух и прах. Родители имеют на это право, ведь ради меня они многим пожертвовали: бросили все в родном Иркутске и уехали со мной в Москву. Тогда мы снимали однокомнатную квартиру в каком-то ужасном районе, им приходилось очень много подрабатывать. Пробиться пианисту на мировую сцену невероятно сложно, но я тогда не осознавал, чем им пришлось пожертвовать. Я был просто счастлив, что могу смотреть матчи моей любимой команды «Спартак».

- Денис, любовь к спорту вы сохранили и сейчас?

- Да, мы с друзьями иногда играем в футбол, и я не представляю свой утренний завтрак без газеты «Спорт-экспресс».

Обожаю классический рок

- Вы почти не исполняете современную музыку. А сами ходите на концерты?

- Я не большой поклонник современной музыки. Это не мое. Да и на концерты я в последнее время хожу очень редко.

- Понятно, что в вашем детстве и юности звучала в основном классическая музыка. А что-то кроме этого вы слушали?

- Хороший классический рок: «Rolling Stones», «Beаtles», «Pink Floyd», «Queen».

- Денис, в ваш прошлый визит в Уфу читатели «Комсомолки» посоветовали вам застраховать ваши замечательные пальцы на миллион долларов. Вы последовали этому совету? Страхуют же поп-звезды свои менее ценные части тела…

- Нет, пока я ничего не застраховал. Хотя мне все советуют. Но если думать об этом постоянно, как футболисты о своих ногах, можно действительно получить травму. Я совсем забыл об этом, но вот сейчас вы мне напомнили, и я думаю, надо как-нибудь собраться это сделать. К следующеу своему визиту в Уфу я постараюсь выполнить пожелание читателей «Комсомолки»!

ДОСЬЕ «КП»

Денис Мацуев родился в Иркутске в 1975 году. По гороскопу Близнец.
- В 1998 году победил на Международном конкурсе им. П. Чайковского.
- Его гастрольный график расписан на два года вперед.
- Дает до 150 концертов в год.
- В родном Иркутске организовал собственный фестиваль «Звезды Иркутска», куда каждый год приглашает самых известных исполнителей мирового музыкального искусства.
- Член Президентского совета по культуре.
- Не женат, но имеет огромную армию поклонниц по всему миру.


Номинация: «Мастер слова»
Опубликовано: http://www.kp.ru/daily/24041/99034/
Краткая аннотация:
Интервью со звездой мировой оперной сцены Любовью Казарновской.


Любовь Казарновская настоящая примадонна: она блистала на сценах лучших оперных театров мира, ее чувственное сопрано, покорило миллионы поклонников, среди которых, естественно и уфимские поклонники.

В башкирской столице звезда выступала уже трижды, и последний концерт вызывал небывалый ажиотаж. Билеты разлетелись мгновенно, ведь сходить на концерт Казарновской сегодня считается хорошим тоном. Она сегодня одна из самых модных оперных певиц в России. Но сама госпожа Казарновская  больше всего ценит те вещи, над которыми мода и время не властны. И первое место в ее системе ценностей занимает бессмертная музыка Вольфганга Амадея Моцарта.

- Я предпочитаю хорошую музыку, а не «тру-ля-ля»,- заявила примадонна, когда мы встретились с ней после концерта.- Вы знаете, что Моцарт лечит психические заболевания? Это не предположения, есть серьезные исследования на этот счет. Я думаю, что у нас в стране сейчас так много депрессивных и психов, нужно в обязательном порядке слушать Моцарта- это поможет лучше любых антидепрессантов.

- К сожалению, на ваших концертах не так часто можно встретить молодых людей- в основном публика более солидная…

- До Уфы я выступала в Самаре, и вы знаете, на сцену поднимались в основном молодые люди - от 16 до 20 лет. С некоторыми из них я после концерта встречалась, спрашиваю: « Ребята, неужели вы так любите  оперу?». По-моему, мы все уже устали от пошлятины, которая потоком обрушивается на нас   со всех сторон. Но действительно, скажем в Уфе, да и в других российских городах молодежь, да и тем более дети редкие гости на концертах классической музыки. Если, конечно, речь не идет о тех, кто профессионально учится музыке.

- Возможно, нужны какие-то другие средства, чтобы люди полюбили настоящую классику. Как-то я видела концерт в Вальтбюне под Берлином, где на открытой площадке 20-ти тысячная, а может и больше, толпа слушала классику. Там были и маленькие дети и тинейджеры - люди сидели на травке, родители потягивали пиво, что не мешало им наслаждаться и это ничуть не смущало музыкантов. Возможно, нам следует организовать нечто подобное? Такой формат привлечет и молодежь, которая никогда не пойдет в консерваторию.

- Я предлагала сделать это в Москве, но Лужков не согласился. Говорит, это же надо VIP-ов огораживать - тоже мне проблема! На западе, на такой концерт может прийти кто угодно - хоть Клинтон, хоть принц Чарльз. Там нет такой проблемы «огородить VIP- публику». А что касается Моцарта под кружечку баварского - нет проблем. Лично меня, это несколько не смутит. Кстати, на таких площадках иногда даже организовывают выдачу специальных пайков - представьте, если скажем, опера идет часов пять - пусть люди перекусят и выпьют, если хотят -  это лучше, чем, если бы они начали ерзать на стульях, в нетерпении убежать поскорее в буфет. Конечно, я бы не очень хотела, выступая в большом зале консерватории, видеть в первых рядах людей с банками пива, но поверьте, когда разворачивают конфетки - это еще больше раздражает. А на открытой площадке- пусть пьют и едят, если им так комфортнее наслаждаться музыкой.

- Многие музыкальные критики считают, что опера как жанр сейчас переживает кризис. Вы с этим согласны?

- Да, конечно. Особенно отчетливо это понимаешь, когда видишь так называемые новаторские постановки классических опер. Публика дезориентирована. Дон Жуан может оказаться насильником-убийцей, Кармен - проституткой, и тому подобное. Конечно, любая постановка это авантюра в хорошем смысле. Но современный оперный рынок настолько перенасыщен, что привлечь к себе внимание, можно только рискуя. Но для того, чтобы иметь право на авантюризм, надо быть настоящим профессионалом, только тогда это оправдано. Но когда, за это берутся люди со средними способностями- это получается пошло.

- Госпожа Казарновская, в юности вы не мечтали о славе оперной примы?

- Представьте себе - нет. Конечно, я всегда занималась музыкой, но голова у меня была занята другим. Наверное, как и у всех девчонок в 15 лет: мальчики, косметика…Когда  первая возможность накрасить ресницы и губы превращается в целое событие. Да и Моцарт тогда, честно признаюсь, не был моим кумиром. Помню, к нам в московскую школу, где я училась, приехала выступать «Машина времени» - вот это был праздник! Я совершенно сошла с ума!

- Интересно, а что слушает сейчас ваш сын Андрей, который, насколько я знаю, тоже выбрал профессию музыканта?

- Он учится в училище при консерватории. А что он слушает? Да я даже названия этих групп не знаю! Он с друзьями постоянно что-то скачивает из интернета. Иногда он дает мне послушать какие-то отрывки - спрашивает, понравилось? Чаще всего мне нравиться, у сына хороший вкус.

- Скажите, почему вы все-таки обосновались в России, не смотря на то, что у вас было такое множество зарубежных контрактов?

- Фактически я живу на три страны, но, поймите, на Западе, ты, не смотря на любовь и почитание публики, остаешься чужим иностранцем. Но, тем не менее, я продолжаю работать и в Италии, и во Франции, и в Испании. Но скажем, когда ушел Рекардо Мути (знаменитый итальянский дирижер, много лет, возглавлявший Ла-Скала -  прим. ред.)- стало не так интересно, как то все чуть-чуть поблекло.