Ф.И.О.: Халикова Оксана Павловна

Возраст: 34 года

Место работы: газета «Туймазинский вестник»

Номинации:
«За верность теме»











Номинация: «За верность теме»
Опубликовано: газета «Туймазинский вестник» от 1 января 2008 г.
Краткая аннотация:
Зарисовка об умельце, занимающемся старинным ремеслом – плетением корзин из ивовых прутьев. Герой публикации занимается им не от нужды, а для души. Но его работы обязательно находят своих новых хозяев, поскольку незаменимы в любом хозяйстве.


В каждом селе есть свой дед Щукарь, с которым не соскучишься в этой жизни. Среди жителей деревни Тукаево тоже есть примечательный персонаж — объект всеобщего любопытства и постоянных разговоров. Это Халяпов Фарит Абзалович. Один из немногих, кто хранит верность старинному ремеслу, которому в детстве его обучил двоюродный брат. Сейчас Фариту Абзаловичу 61 год, но народный промысел не забывает. За его плетеными гнездами для домашней птицы народ со всей округи приезжает, заказы делает. А если плетень начнет мастерить — любой дизайнер обзавидуется.

В гости к Халяповым я собиралась давно, и вот в канун Нового года, расправившись с «текучкой», отправилась к ремесленнику.

... Дома в селе разбросаны по обеим сторонам центральной улицы, словно белые грибы на еловой опушке. На улицах — почти никого. Хозяина дома отыскать удалось не сразу. Супруга Вазиля Салиховна, сняв со сковороды аппетитные чебуреки, выбежала за ним во двор.

— Скотину режем, — с этими словами поприветствовал нас Фарит Абзалович.

Такой день — не самый подходящий для досужих разговоров с журналистами, но сельчанин и виду не подал, что спешит. Молча принес из сарая два гнезда и корзину:

- Это сейчас гусей, индюков и кур держат в картонных или дощатых коробках, а наши предки испокон веков мастерили им специальные гнезда, сплетенные из ивовых прутьев. Я тоже только из ивы плету, заготавливаю ветки в любое время года, главное, чтобы они были молодые. Если зимой — даю им время оттаять, чтобы помягче стали — и за дело. На одно гнездо уходит около двух часов и примерно 150-200 веток. Начинаю с донышка, перевязываю ветки веревкой, чтобы не распались, а потом за корпус принимаюсь, — поделился Фарит Абзалович секретной технологией. — То, что несушки предпочитают плетеное гнездо — это факт, им там уютно, тепло и друг другу не мешают.

В детстве умелец плел часто и помногу, потому что в каждом двор держали несколько десятков гусей. Продавал товар по 30 копеек за штуку, на вырученные деньги покупал себе и семерым сестренкам школьные принадлежности — карандаши, тетради. Для многодетной семьи его заработки были существенным подспорьем.

— Сейчас плету реже — времени не хватает, — говорит умелец.

— Хозяйство-то, наверное, большое, - понимающе киваю головой.

— Да как сказать... 12 голов крупного рогатого скота, из них три дойные коровы, две лошади, 12 свиней, 9 поросят, пчел держу — 40 пчелосемей. Два инкубатора имеются — в прошлые годы по 80-100 штук гусей выращивал, сельчане охотно покупали. А недавно по телевизору увидел, как один мужик в Шаранском районе разводит полудиких кабанов, загорелся, съездил к нему, купил парочку — в марте приплод ожидаем. Интересное это дело, я вам скажу...

— Односельчане буржуем не называют?

— Я же не ворую, сам тружусь, и семья моя рядом — жена, теща, младший сын со снохой, работают все на равных. Есть еще двое детей, но они живут отдельно. Корма — где сами готовим, где колхоз помогает. В этом году, например, получили 1250 килограммов меда. Часть себе оставили, часть обменял на фураж, комбикорм, сено — его на зиму не меньше 30 тонн запасам. Чтобы накормить всю живность, ежедневно требуется два мешка дробленки, два мешка кормовой свеклы — ее сами выращиваем. По-другому уже не могу: без скотины деревенский двор — сирота.

— Тяжело, наверное...

— А кверху брюхом лежать легче? Я ведь для себя стараюсь, для детей и внучат. Слов нет — работы непочатый край: встаем до петухов, день-деньской спину гнем, зато кусок в горле легко проходит, когда своим горбом заработан, — философски замечает Фарит Абзалович, который, сам того не ведая, выполняет задачу Президента страны об удвоении валового внутреннего продукта. И пока сельчан стараются  привлечь льготами и кредитами, Халяпов, не взяв у государства ни копейки помощи, тихо делает свое дело.

Отработав всю жизнь в хозяйстве пчеловодом, заведующим фермой, осеменатором, он и на пенсии трудится не покладая рук. Невысокого роста, поджарый, энергичный, он, как метеорит, носился по двору, с гордостью демонстрируя свою мини-ферму. Неизгладимое впечатление произвели здоровенные — весом 250 килограммов, покрытые бурой шерстью полудикие хавроши.

— Вот бы мне еще страуса завести, да не знаю, где его взять, — мечтательно улыбнулся Фарит Абзалович на прощание. — Уж я бы ему гнездо сплел, какое он захочет — большое, ему под стать...

Нет у меня привычки подарки у Деда Мороза для других людей просить, но за Вас, Фарит Абзалович, под бой курантов замолвлю словечко — для хорошего человека не жалко. Авось сбудется!


Номинация: «За верность теме»
Опубликовано: газета «Туймазинский вестник» от 6 декабря 2008 г.
Краткая аннотация:
Материал об ансамбле кураистов, объединившем мальчишек разных возрастов и национальностей. Главный герой – парень-славянин, который упорным трудом осваивал этот башкирский инструмент. И сегодня удивляет сверстников виртуозной игрой на курае на молодежных вечеринках, пользуется большим успехом. Лучшей пропаганды народного искусства не может и быть!



В Уфе прошел республиканский конкурс кураистов имени Ишмуллы Дильмухаметова — знаменитого кураиста, певца и композитора, лауреата государственных премий, народного артиста БАССР и заслуженного артиста РСФСР, посвященный 80-летию со дня его рождения. В нем приняли участие около четырехсот кураистов не только из Башкортостана, но и республики Марий Эл, Пермского края, Оренбургской, Самарской, Челябинской областей. Туймазинские кураисты не потерялись среди именитых и талантливых конкурсантов — уступили только будущим профессионалам — ансамблю Уфимской государственной академии искусств им. З. Исмагилова.

Ансамбль «Хазина» удостоен диплома «За сохранение традиций, самобытное исполнение мелодий на курае» и специального диплома от Союза кураистов РБ.

На этот раз свое выступление туймазинцы украсили еще одним старинным башкирским инструментом — думброй (им аккомпанировала Д. Валитова). Жюри очень понравилось новое «прочтение» башкирской народной песни «Айхайлюк» в обработке руководителя ансамбля Р. Абсалямова. Кроме того, Альберт Лотфуллин, Динар Рахматуллин, Юнир Сулейманов (все воспитанники Туймазинский музыкальной школы) стали дипломантами среди солистов. Домой кураисты привезли не только кучу грамот, но и приз — цветной телевизор.

Обо всех троих солистах можно смело сказать — стреляные воробьи, поскольку в конкурсах участвуют не первый год и без призов возвращаются редко. Самый юный участник ансамбля Альберт Лотфуллин — единственный, кто специализируется по классу «курай». Есть в ансамбле школьники и студенты, есть такие, кто нотной грамоты сроду не знал. Например, десятиклассник Андрей Макаров.

...Четыре года назад Р. Абсалямов пришел в гимназию — звуками старинного инструмента он тогда смог пленить многих ребят. Спустя месяц многие занятия забросили, а Андрей остался.

— У него долго не получалось, — вспоминает Рамзин Рафкатович, — но все равно приходил, садился ближе к окну и играл, играл... Однажды слышу — звук пошел хороший, чистый. Вот так упорством и трудом своего добился — сегодня он один из лучших в ансамбле.

Андрей — типичный славянин. Широкоплечий светловолосый богатырь ростом под метр восемьдесят. Очень современный, юморной.

— Почему курай? — не удержалась я при виде его.

— На гитаре — играл, на кубызе — играл, а увидел курай — захотелось попробовать что-то новое, необычное. Сначала действительно не получалось, поэтому и в ансамбль меня взяли не сразу. Пару раз я ездил на конкурсы «за компанию»: пока наши выступали, я в раздевалке вещи сторожил. А потом надоело охранником работать и уже на следующем выступлении я красовался на сцене в шикарном башкирском наряде, стал дипломантом как солист. Потом пошли концерты один за другим, конкурсы, призы, съемки на телевидении, интервью — все это мне понравилось. Стал работать с утроенной силой.

— Друзья удивились твоему увлечению?

— Сначала — да, а теперь сами просят сыграть. «Абдурахмана» я им, конечно, не играю, но современные мелодии из «Титаника», например, они любят. Недавно поехали на рыбалку, я взял от удочки третье колено, проделал  пять отверстий и сыграл «Одинокого пастуха» — все онемели. Дома у меня пять инструментов, играю на них по очереди, потому что они разных тональностей — звучание отличается друг от друга.  

Особенно нравится горловое пение — звук невероятный, идет откуда-то изнутри меня. Работать надо всем телом, легкими, горлом. Это только кажется, что играть на курае несложно. На самом деле это большой труд и умение.