Ф.И.О.: Гильмутдинова Ирина

Возраст: 22 год

Место работы: корреспондент газеты «Комсомольская правда» в Башкортостане»


Номинации:
«Острый взгляд»








Номинация: «Острый взгляд»
Опубликовано: газета «КП» - Уфа» — 13.11.2008г.

Краткая аннотация:
Серия материалов, посвященная военнослужащим Башкортостана. В своих статьях автор поднимает важные общественно-политические вопросы, касающиеся службы в армии в условиях современной России.


Родители Дмитрия Гробова уверены, что сын не мог нарушить правила

Родителей Дмитрия Гробова мы отыскали в Караидельском районе Башкирии в маленькой деревушке Магинск. Пенсионеры Михаил Валерьевич и Людмила Ивановна уже несколько дней не отходят от телефона:


- До 9 ноября мы даже не знали, жив Дима или нет, что с ним, - говорит мама парня.

Еще в школе Дима решил поступать в военное училище. Но экзамены не прошел, и пришлось ему пойти в «гражданский» техникум. Учился Дима хорошо, как и положено перевели его на второй курс в 2003 году, но тут…

- Он приходит и показывает повестку в армию, - вспоминает Михаил Валерьевич, - Оказывается, он сам пошел в военкомат и попросился служить. Взяли его в подводники.

Похоже, Дима правда очень гордился тем, что надел военную форму и очень ей дорожил. В первый свой отпуск во время службы он приехал в родную деревню. Побывка совпала с празднованием 23 февраля – Дня защитника Отечества. Поскольку парня уважали и его школьные учителя, педагоги пригласили своего выпускника выступить перед учениками. Дмитрий пришел на праздник при полном параде, в форме моряка и рассказывал школярам, что служба в армии – это настоящее мужское дело.

- Он был от службы просто в восторге, - вспоминает Александр Валуев, который учился с  Димой в одной школе, - он и меня уговаривал в подводники пойти, но я отказался - у меня уже была семья, и она для меня была важнее.

В 2005 году Дмитрий Гробов перевелся в контрактники, поскольку жизни без службы он не мыслил. Последний раз к родителям парень приезжал два года назад, а после они общались по телефону. Вот и 8 ноября он привычно позвонил: «Мам, пап, я заступаю на вахту…»

В Белом Камне у Димы остались жена Ольга и маленькая дочурка Ксюша, которой сегодня, 13 ноября, исполнилось всего четыре месяца. О том, что их Дима стал подозреваемым по делу о ЧП на подлодке, и его обвиняют в гибели 20 человек, родители парня узнали от «КП». Какого-то звонка от военных пенсионеры так и не дождались, а телефон жены Димы предательски молчит…



Номинация: «Острый взгляд»
Опубликовано: газета «КП» - Уфа» — 15.08.2008г.

Краткая аннотация:
Серия материалов, посвященная военнослужащим Башкортостана. В своих статьях автор поднимает важные общественно-политические вопросы, касающиеся службы в армии в условиях современной России.


Солдата из Башкирии в Ростовском центре судмедэкспертизы перепутали с однофамильцем из другой области

Сергей Тарасов служил в городе Прохладный в Кабардино-Балкарии. В армию его призвали из родного города Октябрьского в ноябре 2006-го сразу после колледжа, через полгода он перешел на контрактную основу. Мы приехали к Тарасовым в среду.

- Последний раз он звонил примерно месяц назад, - старший брат парня Андрей едва сдерживает слезу, его голос дрожит. - Он сказал маме, что его часть отправляют на учения, как вернется – позвонит, но не позвонил. Я пробовал с ним связаться, но телефон Сереги недоступен.

В среду вечером в семью Тарасовых пришли из военкомата: «Пропал ваш сын в Осетии…». У мамы Сергея подкосились ноги – она не пропускала ни один репортаж с войны в теленовостях и все молилась: «Только бы не Сергей!» Женщина слегла: подскочило давление, заболело сердце.

- Я позвонил на «горячую линию», но толком мне там ничего не объяснили, - делился Андрей с корреспондентом «КП». – Мы до сих пор толком не знаем, что же случилось с Сережкой.

На тот момент Сергей официально числился пропавшим без вести.

- Военные объясняют, что его посчитали умершим исключительно по словам очевидцев, якобы кто-то из сослуживцев видел, как он упал. Но ведь тела его нет! Надежда есть, что он жив! - возможно, я говорила брату Сережи «дежурные» слова, но мне действительно хотелось, чтобы этот молодой парень был жив.

Уезжала из Октябрьского с тяжелым сердцем. Перед глазами все стоял брат Сергея: здоровый мужик, у которого на глазах слезы, потому что он вынужден ждать и не в силах что-либо сделать.
А вчера случилось чудо. Мы с утра периодически звонили на «горячую линию» - ответ был один: «пропавший без вести». А потом набрали номер Андрея:

- Мой брат жив! Он только что связался с нами! - Вся редакция словно по команде закричала «Ура!»

- Представляете, я перезваниваю на «горячую линию», мне говорят, мол, ваш брат труп, приезжайте забирайте, – взахлеб рассказывает Андрей. - У меня сердце екнуло… И в эту же минуту звонок с Осетии на сотовый. Сергей жив-здоров!

Нам удалось связаться с самим Сергеем.

- У меня все нормально, - говорит он. – Кормят хорошо, пока спим в машинах. Я участвовал в боевых действиях, а сейчас нахожусь в одной из горных деревень.

Потом выяснилось, что Сергея в Ростовском центре судмедэкспертизы перепутали с однофамильцем из другой области.



Номинация: «Острый взгляд»
Опубликовано: газета «КП» - Уфа» — 14.08.2008г.

Краткая аннотация:
Серия материалов, посвященная военнослужащим Башкортостана. В своих статьях автор поднимает важные общественно-политические вопросы, касающиеся службы в армии в условиях современной России.


Сергей до сих пор числится пропавшим без вести

В ходе военного конфликта в Южной Осетии пропали два контрактника из Башкортостана. До сих пор родственники ничего не знают об их судьбах.

Сергей Тарасов служил в городе Прохладный в Кабардино-Балкарии. В армию его призвали в ноябре 2006 года сразу после колледжа, а через полгода он перешел на контрактную основу.

- Последний раз он звонил примерно месяц назад, - старший брат парня Андрей едва сдерживает слезу, его голос дрожит. - Он сказал маме, что его часть отправляют на учения, как вернется – позвонит, но не позвонил. Я пробовал с ним связаться, но телефон Сереги недоступен.

О том, что Сергей пропал, его брат узнал еще во вторник. В среду он пошел в военкомат – выяснить, что же случилось. Мама мальчика все это время ни о чем не подозревала. Страшную весть ей рассказали лишь вчера вечером. Женщине сразу стало плохо, у нее подскочило давление и заболело сердце.

- Я позвонил на «горячую линию», но толком мне там ничего не объяснили, - говорит Андрей. – Мы до сих пор не знаем, что же случилось с Сережкой, но не теряем надежды, что он все-таки жив.

- Мы до сих пор не получили официальной информации о погибшем солдате, - рассказывает заместитель военного комиссара города Октябрьского Ришат Тазетдинов. – Я созванивался с командованием штаба во Владикавказе и мне подтвердили, что тело Сергея Тарасова до сих пор не нашли. Его нет ни в одном из моргов, ни в Центре отправки погибших. Я постоянно держу связь с начальником Центра.

Сергей до сих пор числится пропавшим без вести. Военные объясняют, что его посчитали умершим исключительно по словам очевидцев – кто-то из сослуживцев видел, как он упал.



Номинация: «Острый взгляд»
Опубликовано: газета «КП» - Уфа» — 11.07.2008г.

Краткая аннотация:
Серия материалов, посвященная военнослужащим Башкортостана. В своих статьях автор поднимает важные общественно-политические вопросы, касающиеся службы в армии в условиях современной России.


Новобранцы хотят призваться сейчас. По стране ходят слухи, что с 2009 года придется служить почти три года

Разговоры о том, что с 2009 года новобранцы будут служить 2 года и 8 месяцев, расползлись по всей стране, от Волги до Сибири. И началось: на призывных пунктах очереди, молодые люди штурмуют военкоматы. Все торопятся отслужить, пока срок не увеличили.

И Уфу не миновал этот ажиотаж. В военкоматах диву даются: «сдаются» даже те, кто бегал от армии по нескольку лет. По городу ходят слухи, что родители даже предлагали взятки до 40 тысяч рублей, чтобы сыновья попали в этот призыв. Правда, фактического подтверждения таким разговорам нет.

Всех желающих служить отправляют подождать до осени. Уфимские военкоматы уже выполнили план отправки на этот призыв, несмотря на то, что официально он заканчивается только 15 июля, а последний эшелон новобранцев из Башкирии ушел в понедельник.

Есть ли какая-то почва под разговорами об увеличении срока службы? Мы спросили военного комиссара Башкортостана Тимофея Азарова:

- Это всего лишь базарные слухи! Есть закон, и никаких поправок в него не вносили (53-й федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе». - Прим.ред.).
Мало того, в самой Госдуме никто даже не слышал о проектах изменения закона.

А КАК У ДРУГИХ?

Владимир: студенты берут академотпуска

- Некоторые студенты берут академический отпуск в вузах и бегут к нам, - поражается член призывной комиссии Ленинского района Владимира Сергей Омельченко. - Нормы по призыву мы выполнили еще 28 июня. Всех заворачиваем до осени. Предлагаем - идите пока на курсы водителей в РОСТО ДОСААФ или доучивайтесь в вузе.

Киров: кто не обул сапоги, остался без зарплаты

Призывники, получив повестки, массово поувольнялись с работы! Сейчас они возвращаются с призывных пунктов домой. Призовут их только осенью. А это значит, что ребятам 3 месяца придется сидеть без зарплаты.

Саратов: папы-мамы платят врачам

Сразу в двух городах нам сообщили, что родители дают взятки медкомиссии, лишь бы их мальчишки попали в этот призыв.

- Мы заплатили 60 тысяч рублей окулисту, лишь бы не записывал в документах, что у сына зрение - минус 5, - полушепотом рассказали родственники студента-историка из Саратова. - Вдруг его бы не взяли в этот призыв?!

А что делать - «отмазывать» его от армии обошлось бы втрое дороже. А если бы он не попал в этот призыв - служил бы почти три года!



Номинация: «Острый взгляд»
Опубликовано: газета «КП» - Уфа» — 08.07.2008г.

Краткая аннотация:
Серия материалов, посвященная военнослужащим Башкортостана. В своих статьях автор поднимает важные общественно-политические вопросы, касающиеся службы в армии в условиях современной России.


Воронежского парня, служившего под Уфой, пришлось комиссовать по состоянию здоровья

Артема призвали в декабре прошлого года. После учебки, где он получил специальность пулеметчика-штурвальщика, его отправили служить в военную часть под Уфой. А в этом мае он позвонил родителям:

- Мам, пап, приезжайте. Я в больнице.

У парня подозревали мышиную лихорадку - у него была высокая температура и сильно опухли ноги. Но диагноз не подтвердился.

- Когда мы приехали, Артемка был в тяжелом состоянии, - рассказывает его мама Лилиана Валерьевна. - Его ноги были лилового цвета. Первые два дня он еще ходил, прихрамывая, а потом ему стало хуже, и он даже не мог вставать с кровати.

Через несколько дней парня положили в отделение микрохирургии. Врачи поставили страшный диагноз - тромбоз глубоких вен. Причем у него оказался не один тромб, а несколько. При сильной физической нагрузке они могли отделиться от стенок сосуда и за три минуты дойти до сердца - тогда спасти человека уже невозможно. Врачи запретили парню двигаться, кровать пришлось поставить поближе к туалету. Кроме того, полтора месяца у парня держалась высокая температура - 39,5, которую удавалось сбивать лишь ненадолго.

Все время рядом с Артемом находилась мама, которая ухаживала за ним. Лишь когда ему начали колоть сильные антибиотики, температура упала. А 27 июня его выписали из больницы.

Едва встав на ноги, Артем вместе с мамой обратился в Комитет защиты военнослужащих и членов их семей в Уфе.

«Все началось еще в апреле, когда на стрельбище приехали «деды», - написал он в своем заявлении. - Ежедневно, когда все офицеры уходили, старослужащие наносили нам удары дубинками. Это длилось почти две недели. Я просил их не бить, потому что в ногах были сильные боли, но в ответ они смеялись и били еще жестче. Нас заставляли добывать сигареты, майонез, печенье и другие продукты, давая на это 30 минут времени. Мне приходилось попрошайничать у прохожих возле магазина. Если не удавалось приобрести продукты, нас били и отправляли за ними снова. Когда «деды» собирались в баню, мы должны были обеспечить их пивом».

Продолжать службу с таким диагнозом Артем не может, поэтому на прошлой неделе его комиссовали, а в воскресенье он с мамой уехал домой.

- Врачи мне говорили, что никогда не видели такого диагноза в столь молодом возрасте, Артемке ведь всего 22, - вздыхает мама парня. - Поэтому мы считаем, что болезнь возникла именно из-за побоев.

Лилиана Валерьевна написала заявление в Военно-следственный отдел комиссариата с просьбой возбудить против обидчиков сына уголовное дело.

Звонок в прокуратуру:

Военный прокурор Республики Башкортостан Владимир Овчинников:

- В этой военной части проходит проверка, которая продлится до 15 июля. Тогда и будет принято решение, возбуждать ли уголовное дело.