Мастер слова
За выдающееся владение художественным словом



Для журналистов России поселок «Дагомыс» в последние шесть лет приобрел новое, родное звучание. Здесь, в оздоровительном комплексе Управления делами Президента РФ, ежегодно проводится фестиваль «Вся Россия». Специфика нынешнего фестиваля состояла в том, что в большинстве своем сюда прибыли более тысячи представителей городских, районных и корпоративных редакций («большая» пресса «потусовалась» в мае в Анталии). 

Башкортостан представляли 18 редакций, в том числе две многотиражные, или как сейчас принято называть, корпоративные газеты. В этом году и мне посчастливилось впервые побывать там благодаря приглашению Ассоциации городских и районных газет РФ и генеральному директору треста Р.Н.Саубанову.

Комплекс 27-этажный. В вестибюле ежедневно работал оргкомитет. Когда я увидела программу фестиваля, то почувствовала себя студенткой американского университета. Программа «зазывала» на море всевозможных мероприятий, и почти везде хотелось побывать, но приходилось выбирать, потому что встречи, презентации, мастер-классы, совещания по профессиональным проблемам проходили одновременно в разных залах. 
   
ЖУРНАЛИСТИКА НАЧИНАЕТСЯ С …ЛЮБВИ

На фестивале разговорились с коллегами, и каждый вспомнил, как он пришел в журналистику. Эти истории удивили своей похожестью. Многих привела в профессию любовь. Ольге из Кемеровской области нравился известный футболист, и ради того, чтобы пообщаться с ним, она стала внештатным корреспондентом газеты, взяла у него интервью. Сейчас она – учредитель трех изданий, в том числе журнала «Строительный Кузбасс». У меня тоже толчком к журналистике стало желание рассказать всем о любимой учительнице. В 8 классе я написала о ней в республиканскую газету «Ленинец». Оттуда пришел ответ «обязательно напечатаем». Я подружилась с журналистами газеты, и общение с ними подогревало мою мечту. 

Таким образом, журналисты – человеколюбивые люди. Особенно много нас таких в корпоративных и районных изданиях. На курсах повышения квалификации было отмечено, что самая гуманная журналистика – это корпоративная пресса, которая еще сохранила интерес к человеку. И это действительно так.

ЗОЛОТЫЕ «АКУЛЫ» ПЕРА

Ясен Засурский, декан факультета журналистики МГУ, одной из причин кризиса в стране считает утрату доверия населения к финансовым структурам общества. Исчезновение из СМИ серьезных аналитических материалов привело к тому, что пресса не смогла предупредить общество о наступающем кризисе, и тем самым утеряла доверие тоже. 

Леонид Жуховицкий, известный журналист, грустно вопрошал «Где властители дум?  Где громкие имена в журналистике? Где интеллигенция?» Он видит опасность в том, что разрушено единое культурное пространство. Раньше нашу страну объединяла русская культура – при этом были уникальные возможности для развития национальных культур. 

Павел Вощанов («Деловой вторник») откровенно сказал, что именно интеллигентные, социально заостренные издания – первые кандидаты на вылет из рынка СМИ. Мало того, что они становятся неугодными власти (учредителям), но на них не заводится и читатель. Потому что за последние полтора десятилетия сам читатель «пожелтел» настолько, что охотнее покупает бульварную прессу.

Ирина Петровская («Известия») признала, что на рынке СМИ существуют только лишь отдельные сегменты свободы, которым разрешена независимость мнений. Один из островков свободной прессы – «Новая газета».

Дмитрий Муратов, главный редактор «Новой газеты», поделился своим опытом расследовательской журналистики. Работающие в этих жанрах профессионалы испытывают мощное сопротивление тех, кого расследуют. На самом деле, сказал Дмитрий, чиновники боятся тех, кто владеет информацией об их неблаговидных делах. Но острые независимые расследования различных злоупотреблений практически невозможны для региональных журналистов, признал он. И продемонстрировал немедленную готовность ехать туда, где есть горячая тема. Колоритная личность в тельняшке, он похож на главаря пиратов. Он исподлобья изучает аудиторию внимательным и одновременно стопроцентно нахальным взглядом. Так и вижу, как он на лету готов схватить острую тему, покатать ее в широких ладонях, прикидывая, с какой стороны за нее взяться, и как глаза его радостно светятся, ощущая запах чьего-то горелого мяса. Очаровал всех журналисток!

На совещаниях были обсуждены вопросы медиа-менеджмента в период кризиса, организационно-массовой работы региональных изданий, специфики региональных новостей, настоящего и будущего местных СМИ. Опыт успешного медиа-бизнеса…  Несколько цифр: газета «Вечерний Якутск» выходит на 72 полосах форматом А3 тиражом 52 тысячи экз. «Казанские ведомости» - 24 полосы, А3, 34 730 экз. правительственное издание «Тюменская область сегодня» формат А2, 6 полос, 63860 экз. особенно интересен опыт холдинга «Северная неделя», которая включает в себя 20 газет, в том числе «Вечерний Северодвинск». По итогам 2008 года тиражи изданий выросли до 137% по сравнению с 2007 г., прибыль составила 146%. Причем, во время кризиса издательство начало выпуск еще трех газет: «На счастье», «Мужские секреты» и «Пенсионерская правда».

По тематике издания этих регионов также интересны и достаточно критичны.

На конгрессе «Что происходит с прессой? Что ожидает прессу?»  свое видение будущего России и СМИ представили Р.Гринберг, директор Института экономики РАН, с точки зрения экономиста; зам. директора Института этнологии и антропологии РАН Ю.Зорин; руководитель Центра региональной социологии и конфликтологии Института социологии РАН В.Маркин; руководитель Центра социальной политики Е.Гонтмахер; директор Института демографии ГУ А.Вишневский; Б.Резник, депутат Госдумы РФ; П.Гутионтов, секретарь СЖ РФ; В.Богданов, председатель Союза журналистов РФ. Перечисление должностей потребовалось для того, чтобы очертить круг и уровень рассмотренных проблем, которые влияют на будущее страны и прессы.

Творческие мастерские и творческие встречи, дискуссии журналистов, присяжных и судей, круглые столы интернет-журналов и многое-многое другое. Просто невозможно не только рассказать, но и перечислить все мероприятия, на которых мне удалось побывать за шесть дней работы фестиваля…

ВЫСШАЯ ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ ТОЧКА

Ежедневно в режиме нон-стоп демонстрировались лучшие документальные фильмы, лауреаты кинофестивалей. В 23 часа начинались ночные кинопоказы фильмов, еще не вышедших в широкий прокат, и творческие встречи с режиссерами. Презентация фильма «Отряд» Алексея Симонова началась с двухчасовой беседы с режиссером. Он снял 22 фильма, создал Фонд защиты гласности. Все было интересно, но сам фильм запустили во втором часу ночи (по уфимскому времени шел уже 4 час утра), и сил уже просто не было остаться на просмотр фильма.

Режиссер Владимир Хотиненко (фильмы «Мусульманин», «72 метра», «Гибель империи» и др.) предложил вначале посмотреть его работу. Фильм «Поп» потряс! На него надо идти всей семьей: от грудных детей до прабабушек и прадедушек. Не все в фильме безупречно. На мой взгляд, странным был выбор актрисы Нины Усатовой на роль попадьи с ее лицом прожженной хабалки. Тем не менее фильм не оставляет равнодушным. Он о любви и самоотверженности, святом чувстве долга, ненависти и недоверии правителей страны к собственному народу. Он основан на событиях прошлого, из которых произрастают зерна настоящего и будущего. Можно пересказать сюжет фильма, но невозможно передать тот катарсис, который испытывает человек от настоящего искусства.

ТВОРЧЕСКИЕ КОНКУРСЫ

В рамках фестиваля были организованы конкурсы творческих работ и презентации книг. Что касается журналистского конкурса, то я вынуждена признать, что сделала неудачную подборку материалов и неправильно оформила заявку.

На презентацию приняли мои три книги. Но, к сожалению, все отпущенное на обсуждение трех авторов время «ушло» на чеченских авторов, которые заняли все отпущенные полтора часа. И времени нам, двум авторам не хватило, потому что уже начинались мероприятия на казацких куренях. Перенесли на другой день, но поскольку дополнительных объявлений не было, я подумала, что отменили. Павел Гутионтов потом сурово выговорил мне, да я и сама расстроилась.

МНОГОЛИКАЯ РОССИЯ

На встречу с губернатором Кировской области Никитой Белых смогли пойти те, кто не успел купить лотерейные билеты у якутов. Потому что параллельно с этой встречей состоялась презентация Республики Саха-Якутия. Коллеги из холодного края, одетые в красивые костюмы из меха, в украшениях из серебра, привезли великолепные фотоальбомы, звезду якутской эстрады Саарына, выставку-продажу серебряных украшений. И вершина презентации – розыгрыш сертифицированного якутского бриллианта, который выиграла журналистка из Краснодарского края. По окончании был устроен фуршет прямо в вестибюле. Пробиться к столу было невозможно! 

С неменьшим размахом был организован День Краснодарского края, на который прибыл вице-губернатор Мурат Ахеджак. Это было потрясающе! Каждый район устроил свой курень – с хатой, интересным забором, угощением, концертной программой, были даже самогонные аппараты (кстати, очень приличную вещь гонят!).

Если якуты представили нам дальний север России, краснодарцы – южную житницу, то тюменские журналисты, получается, предъявили нам самую серединку страны. Тоже было интересно. Они привезли роскошные представительские фотоальбомы и книги о своем крае.

«ОЛИМПСТРОЙ» ВСТРЕЧАЕТ ЖУРНАЛИСТОВ

Общеизвестно, что Сочи выиграл право на проведение зимних Олимпийских игр 4 июля 2014 г. Мэр города Анатолий Пахомов считает это большой удачей и благом для горожан. «Страны мечтают о привлечении инвестиций на свое развитие, - говорит он. - Мечтают, да не получают! А в Сочи деньги на строительство поступают мощным потоком»...

Пресс-тур, организованный для участников фестиваля прессы, показал колоссальные масштабы строительства на южном курорте. Все спортивные соревнования и мероприятия Олимпийских игр будут проходить на двух основных площадках – прибрежном и горном кластерах. 

В горном кластере работы ведутся на 11 объектах. В прибрежном кластере – Имеретинская долина – началось возведение малой ледовой арены, ледового Дворца спорта и двух больших ледовых арен. Уже сейчас на строительстве задействовано более 10 тысяч человек и около 2 тыс. ед. техники. В 2010-2011 гг. здесь уже будет более 75 тысяч строителей и 10 тысяч ед. техники.

- Строители прибыли сюда отовсюду, - рассказывает начальник участка Мурат Ахмадиев. – На монолитные фундаменты ежедневно завозят 2200 куб. м бетона. На сегодняшний день в фундамент ледовой арены уложено более 20 тысяч кубов. Работа трехсменная». 

Строители живут в пансионатах в прекрасных условиях. О зарплате не сказали ничего, лишь отметили, что студенты стройотрядов зарабатывали свыше тысячи рублей в день.

Кстати, я передала помощнику вице-губернатора Краснодарского края и мэру Сочи проспекты и буклеты о тресте со словами, что если нужна будет помощь, башкирские строители готовы приехать. 

ЛЮБОВЬ ДОЛЖНА БЫТЬ ВЗАИМНОЙ

Как я уже говорила, журналистика в большинстве случаев начинается с любви. А там, как в сказке, свадьба, в нашем случае, приход в профессию.  На фестивале в Дагомысе собрались журналисты, которым их профессия отвечает взаимностью на протяжении многих лет. Это лауреаты различных конкурсов, это журналисты, чьи материалы ждут в их регионах, к которым прислушиваются.

Тем не менее в больном обществе не может быть здоровой журналистики. На фестивале часто поднимались проблемы взаимоотношений прессы и власти, журналистской этики, избыточного появления на страницах газет чиновников и «хозяев СМИ», кризиса прежнего читательского доверия, изменения пристрастий читателя, дороговизны доставки изданий (непомерных аппетитов почты), падения тиражей. Молодых больше привлекает интернет и другие источники информации и общения.

А главное – испортился навигатор журналистики. Все чаще появляются проблемы, как угодить читателю, сохранив при этом достоинство, не скатываясь до бульварных потребностей. Тематика прессы, создается ощущение, находится на перепутье: о чем писать, если об этом нельзя, о том нежелательно, а это табу. Похоже, журналистика находится на очень важном для себя рубеже – пересмотр прежних ориентиров, поиски новых возможностей для возвращения доверия читателя. 

Но в одном журналистика должна быть верна себе всегда – читателя и власть надо воспитывать и поднимать интеллект и духовность (общества) вверх, а не тянуться к ним на цыпочках.



Вообще-то, родом почти все мы из СССР. И Вилли Эйхгольц тоже. Родился он еще в пятидесятом году прошлого столетия, во времена социализма, в целинном совхозе Актюбинской области. Как известно из истории, немцев в нашей советской стране больше всего было в Казахстане – их туда репрессировали в военные и послевоенные годы.

Как говорит сам Вилли, в Россию из Германии еще в годы правления Александра II переехал его прадед. И занимался он сельским хозяйством. А дед по материнской линии Карл Шмидт родился в 1868 году в Луганской (Ворошиловской) области, она же является и родиной родителей Вилли. 

Когда началась война, русские немцы оказались меж двух огней. Оккупанты к ним относились также, как ко всем советским гражданам: забирали скотину, продовольствие, занимали непосильным трудом, а русские тоже смотрели с недоверием – немцы все-таки. Отца Вилли, Фридриха Эйхгольца, на фронт не взяли, а отправили в трудовую армию в Алтайский край. Уже после войны, в пятидесятые годы, он пропал без вести. Все попытки разыскать не увенчались успехом. Не помог даже Красный Крест, куда за помощью обратилась мать. Запросы в Центральный архив Алтайского края остались без ответа. Екатерину Лукьяновну (уже при советской власти ее так окрестили, хотя по отцу – Карловна) с маленьким Эрвином и Эммой (кстати, по документам тоже не Фридриховичи, а Васильевичи) немецкие оккупанты угнали в Германию. Многие в пути ослабевали, оседали в Польше, в других странах. Но Эйхгольцы дошли до самой Германии, и уже там заболела и оказалась в больнице Эмма. Затем Гитлер капитулировал, пришли русские и дали команду вернуться домой. 

Екатерина Лукьяновна была уверена, что дома их ждет Фридрих. Уже когда  ехали по казахским степям, она поняла, что дома ей больше не видать. Высадили всех на пустыре, кстати, чеченцев было не меньше, чем немцев. Затем пригнали на какую-то ферму и поселили в телятнике. Почти до пятидесятого года так и жили вместе с коровами. Каждый месяц ходили отмечаться в местную канцелярию, подтверждая тем самым, что они есть, никуда не делись и никаких претензий не имеют. В этой веренице дней были и радостные: изредка к жене и детям приезжал Фридрих. В последний раз был он с семьей осенью 1949 года. Вилли родился уже в доме с земляным полом, стены которого были возведены из самана (глины, перемешанной с навозом). И отца он никогда не видел. Что касается отчества, его у Вилли нет. Ни Васильевичем, ни Степановичем Екатерина Лукьяновна его не захотела назвать, ну а о Фридриховиче  в сельсовете и слышать не захотели.

Эйхгольцы разговаривали на немецком, но только дома, за его стенами – только на русском или на казахском. Несмотря на все притеснения, они старались соблюдать свои традиции и обычаи, пели национальные песни, придерживались канонов лютеранства. Эрвин женился на немке, Эмма тоже вышла замуж за немца. Какие бы испытания ни выпадали на их долю, никогда не жалели о том, что живут в Советском Союзе. Вместе с русскими, казахами, узбеками и другими народами гордились общественным строем, верили в светлое будущее под названием «коммунизм». Но локомотив, который вез весь советский народ в это будущее, как-то незаметно сменил курс, и огромная страна оказалась в «перестроечном» процессе. Когда не стало «железного занавеса», приехавшие исключительно по доброй воле в Россию немцы заторопились на историческую родину. Екатерины Лукьяновны к этому времени уже не было в живых. Эрвин и Эмма с семьями уехали в Германию. Звали с собой и Вилли, но он предпочел остаться. Тогда он еще не знал, к чему приведет распад Союза…

Несмотря на то, что не очень ласков был СССР со своими «некоренными» детьми, долги перед Отечеством они исполняли сполна. В Советскую Армию Вилли Эйхгольца призвали, как только исполнилось 18 лет. Служил на флоте в Калининградской области. Жизнь и быт прибалтийских народов оказались ему гораздо ближе по духу, чем казахов и узбеков, решил после службы обосноваться в Латвии. Репрессии  уже были громогласно осуждены, резолюции ЦК КПСС призывали к дальнейшему укреплению единства и дружбы народов. Тем не менее немцу казахстанского происхождения с советским паспортом прописаться в Латвии не удалось. Вернулся Вилли в Актюбинск, устроился в гидрогеологическую экспедицию, где встретил Раю – кареглазую татарку, приехавшую по направлению после окончания Миасского геологического техникума. Через год они поженились. Для Вилли, выросшего в целинном совхозе, где жили представители многих народов СССР, вопрос о национальности будущей супруги не был принципиальным. Рая тоже об этом никогда не задумывалась. Считала она себя татаркой, по документам значилась башкиркой, а бабушка ее, говорят, и вовсе была коми-пермячкой. Жили молодые, не тужили. Родился сын, нарекли Эдуардом.

И век бы им не расстаться с гидрогеологической экспедицией, если бы не началась постперестроечная катавасия и не развалился Союз. Плохо было всем, в том числе и казахам. Все потихоньку собирали чемоданы: кто в Германию, кто – в Россию, кто – на Кавказ… Кроме местных, конечно. Им-то бежать некуда!

В девяносто шестом, когда стало совсем невмоготу, оставив добротный дом, все нажитое имущество, двинулось в путь и семейство Эйхгольцев. После долгих раздумий решено было вернуться на родину супруги – в село Карманово, откуда слал письма ее отец и звал к себе. Вообще-то Рая Валиева (Рая решила оставить свою фамилию) родилась в деревне Урдяк. Таковой на карте Янаульского района уже нет – оказалась в зоне затопления Кармановской ГРЭС.

После голых казахских степей Карманово показалось Вилли раем. «Столько лесов, столько зеленых просторов я нигде не видел, - говорит он. – Нельзя, живя здесь, бедствовать». Он сразу же представил свой будущий двор, полный живности, ведь и в Казахстане они держали кроликов, кур, а найти для них зеленую траву было большой проблемой.

Мечты, конечно, это хорошо, но у Эйхгольца не то что двора, даже крыши над головой не было. Плюс к этому не было и денег, и работы, а самое главное – здесь он был чужестранцем. А раз нет гражданства, значит, перед тобой закрыты все двери.

Вилли все же удалось устроиться  сан- техником в школу в поселке  Энергетик. Подальше запрятав диплом гидрогеолога, пришла в школу и Рая: общительный, очень открытый к людям супруг сумел «зарезервировать» для нее место технички. Эдуарда, тоже, кстати, «иностранца», в Кармановскую школу взяли без проблем. Учился он почти без «четверок», общий язык с ребятами нашел быстро, вмиг выучил татарский язык. Не успел после школы очухаться, в 1998 году забрали в армию. Два года честно отслужил в «горячей» точке – Чеченской Республике. Вернулся, вспомнили, что он все еще не гражданин России – ни учиться поступить не может, ни  на работу не берут. Маялся, маялся, и в 2003 году написал письмо в администрацию Президента России. И у Эдуарда, и у отца, как по мановению волшебной палочки, появились паспорта гражданина Российской Федерации. (А Рая Асляховна как уроженка страны еще раньше оформила российское гражданство в упрощенном порядке).

В первое время переселенцы из Казахстана жили у родственников, снимали жилье. Но и во дворе съемного дома держали корову, телят, поросят. Вскоре, подкопив денег, купили заброшенный домик на окраине села. Отремонтировали его, разобрали горы мусора, которые были рядом, разбили сад. Домик получился такой, что жить можно, но совсем не было надворных строений. А как без них держать скотину? Вилли с Эдуардом облазили сельскую свалку, притащили все, что может где-то пригодиться. Из ржавых кусков железа соорудили сарай, сколотили из старых досок клетки для кроликов. Завели телят, поросят, кроликов, индюков, индоуток, кур разной породы. Двор разом «замычал», «загоготал», «защебетал» - стало веселее жить.

А тут и народ к Эйхгольцу потянулся.Сначала – посмотреть на диковин- ных кур и индоуток, затем – за их выводками и крольчатами, и еще молоть муку для скотины. Когда в продаже еще не было мини-мельниц, Вилли смастерил ее сам. И другим охотно разрешал попользоваться. Вообще, натура у него такая, что последнюю рубашку отдаст. Но не каждому – только тем, кто с добром приходит. Разной породы курочками одарил уже всех соседских бабушек. Есть у него «китайки», «голландки», «брама», петухи разной масти, и даже индюки как-то по-особому пыжатся. «Ой, Вилли, до тебя мы жизни не знали…», - говорят бабушки.

Особая страсть у Вилли к кроликам. Еще в Казахстане он состоял в обществе любителей-кролиководов. Даже в Казань из Актюбинской области прилетал за новой породой. А не так давно узнал, что под Екатеринбургом имеется крупная кролиководческая ферма, где выращивают чистопородных «великанов». Один из его друзей туда уже съездил, привез такого великана, что килограммов на девять! Маленькие крольчата этой породы у Вилли уже есть. До приезда Эйхгольца в село, для кармановцев кролиководство было явлением чуждым.  Сегодня этими ушастыми животными обзавелись как минимум дворов сорок. 

Как-то в разговоре с односельчанами один из тех, кто тоже увлекся кро-   ликами, проронил: «Зачем мне самца держать, я лучше к Вилли свою крольчиху буду водить, пусть уж он его кормит круглый год…». Когда об этом стало известно Вилли, он сказал своим домочадцам: «Больше его за порог не пускайте!». Это я к тому, что не с каждым он по-доброму…

Чего-чего, но пресловутой немецкой расчетливости в Вилли нет. Этих разномастных причудливых кур он держит не потому, что яиц дают много, скорее, наоборот, наши обычные деревенские несутся чаще, и не потому, что выход мяса больше – простые гораздо крупнее, а потому, что они… радуют глаз. Рая его в этом тоже поддерживает и частенько вздыхает: «Господи, когда же мы перестанем пускать их на мясо и будем просто любоваться!». 

Сегодня любопытных, которые приходили, чтобы посмотреть на птичий двор Эйхгольцев, гораздо меньше. Больше идут за советом, Вилли для них вроде местного Айболита. У одного захворал поросенок, у другого крольчиха разродится не может, у третьего птенцы индоуток от еды отказываются…

ОБ ИСТОРИЧЕСКОЙ РОДИНЕ

На вопрос о том, не жалеет ли, что не уехал в Германию, Вилли отвечает: «Не жалею. Конечно, и брат, и  сестра живут там хорошо. Пенсия у них большая. Нам помогают и деньгами, и посылки шлют. Но они ведь от безделья маются! Я бы так не смог. А еще очень скучают…».

О НАСТОЯЩЕЙ РОДИНЕ

«Я думаю, что должен был родиться в Башкирии. Душой чувствую, что все здесь мое, родное.  Эмма приезжала в гости, ей тоже очень у нас понравилось, даже уезжать не хотелось. Перезнакомилась со всеми. Душевные, говорит, люди. Если бы вы знали, сколько у меня здесь друзей!». 

Друзей у Вилли, действительно, много, но самый близкий – девяностолетний Мухамадулла Валиуллин, который против немцев воевал. На все праздники он его приглашает и все переживает, что ветеран, получивший несколько ранений на фронте, живет в стареньком доме без удобств, что ни квартиры ему, ни машины, как участнику войны, не положено. Потому что не додумался вовремя в очередь записаться…

О НАЦИОНАЛЬНОМ ВОПРОСЕ

Впрочем, такого вопроса для Вилли не существует. Он с любым найдет общий язык, лишь бы человек был хороший. «Во мне немецкого, наверное, мало что есть. Разве что нос… Да и характер, конечно». Говорят Эйхгольцы на четырех языках: на русском, немецком, казахском, татарском. Правда, Вилли еще татарский изучил не до конца. А Эдуард английский знает лучше (просто в школе учился хорошо), чем немецкий. А теперь, наверное, придется еще и марийский язык изучать. На днях он привез домой невесту из соседнего Краснокамского района. На вопрос о том, какой национальности Диана, Вилли  ответил: «По-моему, марийка. Да разве  это имеет значение?».

О БОГАТСТВЕ

Вилли подрабатывает сторожем в дачном кооперативе. Видит, как живут богатые. Говорит, что не хотел бы жить, как они. «Когда много денег, это головная боль. Я наслаждаться жизнью хочу!». Ездит Вилли на велосипеде, стареньким мотоциклом больше пользуется Эдуард. «Наверное, придется подержанную машину купить. Ведь сын теперь не один. И он, и невестка на работу ездят в Нефтекамск. Трудно им без машины будет…».

О ЗДОРОВОМ ОБРАЗЕ ЖИЗНИ

С Вилли я познакомилась в начале марта, когда все носили пальто, шапки и сапоги. А он ходил по двору в одной рубашке и трико. «Да за свои почти шестьдесят лет  я ни разу простудой не болел. Наверное, потому что босоногим вырос – одежды и обуви не было…».

«Немцы водки много не пьют. По молодости я немножко еще баловался, а теперь могу позволить себе разве что бокальчик вина к празднику. Курить, конечно, я курил лет сорок. Бросил шесть лет тому назад. Без привязанности к сигарете жизнь кажется раем…».

О МЕЧТАХ

Мечтает Вилли нянчить внуков, съездить на могилу матери в Казахстан, навестить брата и сестру в Германии, посмотреть, как живут тамошние немцы. Но главная мечта – это построить дом. «Сестра с братом обещали деньгами помочь. Сами немного поднатужимся, лишь бы «НефАЗ», на котором работает Эдуард, не останавливался. Дом мы обязательно поднимем. Разве может немец в такой развалюхе жить?! Не по-нашему это. И беседку красивую соорудим среди яблонь, груш и вишен, чтобы наслаждаться красотой…». Три года тому назад Вилли высадил на улице вокруг двора 130 кустов вишни, теперь каждый год досаживает. Многие недоумевают: «Зачем тебе столько вишни?». Вилли только отмахивается, не объясняет никому, что ягод как раз ему не надо. Ему надо, чтобы она цвела, чтобы дом утопал в цветах и аромате вишни…



В СПК «Ленин юлы» мы побывали еще в  начале жатвы. Разворачивалась уборка ржи, пшеница отцвела и наливалась, от  своей тяжести колосья клонились к земле. Душа радовалась солнцу, теплу, золотистому отблеску полей и тому, что небесные силы не препятствуют земледельцам, убирающим  выращенные нелегким крестьянским трудом хлеба. Приехали мы на встречу с лучшим комбайнером, но были несколько удивлены, увидев знакомое лицо, которое, как нам казалось, не могло иметь отношение к хлебным нивам данного хозяйства. Видя нашу растерянность, на помощь пришел председатель сельхозкооператива Валерий Фаритович Хайдаршин:

- Фирдавис Шакиров, в прошлом передовой комбайнер колхоза имени Куйбышева. Третью жатву у нас уже ведет. Мы ему доверили новый «Енисей-1200», непростой нрав у этой техники, но в умелых руках нет машины покладистее. Прежде чем запустить в дело, дней десять возился с ним. Все болты  перетянул, все узлы  отрегулировал, все погрешности заводской сборки устранил. Видите, как он красиво идет?! Приехал проведать отца Эльмир, сын Фирдавис абыя, и сразу за штурвал – тоскует по хлебному полю. Молодой еще, но в мастерстве не уступает, достаточно получил выучки рядом с отцом. Повезло нам нынче с комбайнерами, нарадоваться не могу. Один другого лучше работает, никого подгонять не нужно. 

Пока председатель говорил, прокрутила в памяти восьмидесятые – молодому механизатору Шакирову тогда не было равных в мастерстве. Получается, тот самый иткинеевский парень, чьи успехи были известны и в республике, и есть лучший комбайнер СПК «Ленин юлы»? Неисповедимы пути господни… Не ударяясь в воспоминания, пытаюсь разговорить Фирдависа Тагировича о том, как ему работается в дальнем хозяйстве. В ответ слышу короткое «хорошо». 

Эта страда для Фирдависа Тагировича двадцать девятая, если не считать тех лет, когда ходил помощником у отца. Впервые Тагир Габдрахманович взял сына на подмогу, когда тот окончил  четвертый класс. «Слишком мал еще, вряд ли сможет», - сомневались многие, но ошибались. Фирдавис оказался смекалистее и проворнее многих ребят, что постарше его. На лету схватывал технические тонкости, которые должны были бы быть сложными для восприятия ребенка. Ни на минуту не отлучался от отца, если тот начинал что-то чинить или  проверять надежность узлов и агрегатов. Ему было гораздо интереснее возиться с «железками», чем бегать по улицам и гонять мяч. В последующие годы у Тагира Габдрахмановича уже не было вопросов о том, кого брать в помощники. Вскоре Фирдавис стал проситься за штурвал. Был он мальчиком невысокого роста, разглядеть в кабине комбайна  с земли  его было трудно, со стороны казалось, будто никто и не управлял степным кораблем.

И друзей себе сын подбирал из тех, кто интересовался техникой. Как-то вместе с Зиннуром Рафиковым они смастерили настоящие аэросани, использовав для этого пускач списанного трактора. Весь «Вторчермет», всю мехмастерскую колхоза облазили, не один месяц колдовали над своим детищем, но дело до конца довели. Ох, и завидовали сельские ребята, когда Фирдавис с ветерком добирался до школы в райцентре, где учился в старших классах.

Чего не умел он – так это писать диктанты, ну никак эта орфография ему не давалась! Об институтах и техникумах и не помышлял, после школы сел на отцовский СК-4 (были еще и такие комбайны). Зиннур тогда еще был школьником, пошел к нему в помощники. Они вместе этот старой модификации комбайн так реконструировали, что вели косовицу на третьей скорости, тогда как другие делали это на первой. Но прежде расширили жатку, оборудовали его дополнительным шестым полотном, чтобы хлебная масса схватывалась ровно и покосы были шире. В результате по итогам уборки их экипаж оказался на третьем месте по району. Вместе с маститыми механизаторами чествовали и молодого комбайнера Шакирова, самостоятельно отработавшего свой первый сезон.

Затем ему доверили новый «Сибиряк». Машина разительно отличалась от СК-4, и он уже мечтал о том, как будет обмолачивать хлеба, но парня  призвали в ряды Советской Армии. После службы Фирдавис осваивал уже «Колос», который  служил ему затем долгие двенадцать лет. Тогда еще комбайны не эксплуатировались по 15-20 лет, как это сейчас вынуждены делать, семь-восемь сезонов – и их уже разбирали на запчасти. Но Шакирову не хотелось расставаться с верной «спутницей», которая принесла ему немало побед. Имя молодого комбайнера, комсомольца и активиста не сходило с уст. У него были лучшие показатели в районе, значился он в победителях всевозможных соцсоревнований, в качестве призов получал мотоциклы, которые тогда были в страшном дефиците. В 1985 году Фирдавис оказался в числе делегатов Всемирного фестиваля молодежи в Москве. В семейном альбоме Шакировых хранятся фотографии, где он запечатлен с представителями, наверное, всех стран-участниц этого молодежного форума. Веселый, с большой копной кудрявых волос, он широко улыбается в обнимку то с кубинцем, то с перуанцем, то находится в окружении звезд советской эстрады. Глядя на эти фотографии, трудно представить его  скромным сельским трудягой, ничего, кроме своего комбайна, не знающим. 

Это подтверждают и годы, когда он возглавлял  комсомольскую организацию колхоза имени Куйбышева. Фирдавис сумел сплотить сельскую молодежь, вовлечь ее в большие дела. Проводили комсомольско-молодежные субботники, участвовали во всех районных мероприятиях, зарабатывали деньги, чтобы организовать досуг. Живая работа с молодыми, конечно же, была нужна райкому комсомола, но были еще отчеты, доклады, к которым душа у парня не лежала, потому на очередном собрании он взял самоотвод.

У каждого жизнь складывается по-своему. Естественное движение души  Фирдависа связывало его с землей. На ней он чувствовал себя комфортно, знал, как обращаться, любил, искренне хотел заботиться о ней. Работа доставляла ему истинное, ни с чем больше не сравнимое удовольствие. Иногда работал сутками, другие комбайны давно уже были на МТМ, а Шакиров все еще бороздил поля. Не все понимали такое рвение, многим казалось, что все это он делает только ради денег. Действительно, были времена, когда он получал очень хорошо. К примеру, в 1983 году за уборку заработал более 2000 рублей, начальник НГДУ получал тогда чуть более 600 рублей в месяц. Естественно, это не нравилось тем, кто любит считать деньги в чужом кармане. Вообще-то, Фирдавис никогда не прикидывался бессребреником. Он всегда умел зарабатывать и умел считать заработанные копейки. Лишь бы было честным трудом.

Как-то увлекся он выращиванием моркови на приусадебном участке. Этот очень полезный, богатый витаминами овощ каждый выращивал только для своих нужд, на рынке мало кто им торговал. Фирдавис экспериментировал и с семенами, и с почвой, пока не добился желаемой урожайности. В иные года можно было заработать на «полжигуленка». Более десяти лет всей семьей занимались  этой овощной культурой, он придумывал и мастерил  ручные культиваторы для обработки междурядьев, но со временем дело сошло на нет – цена на морковь упала, заготавливали ее без большой охоты. 

В конце восьмидесятых Фирдавис загорелся идеей купить небольшой трактор. Подтолкнула к ней заметка в газете о том, что в Пермском крае люди покупают для личных хозяйств технику. Разыскал одного из этих счастливчиков, пообещали привезти из Подмосковья, если желающих обзавестись трактором будет человек пять. Сколько ни старался, не набрал нужное количество, нашел только одного. Вот  и выехали вместе во Владимир и записались в очередь на Т-25. Когда пришло время забирать его, проблема довезти до дому оставалась открытой. Вывезли технику за заводские ворота, и Фирдавис сказал: «Когда-нибудь все равно доберемся, поехали!» Добрались, хотя Т-25 больше 21 км в час не набирал. Повезло, что какой-то отрезок пути везли тракторы на попутной машине. Каких только дел не переделал на этом маленьком тракторе, до сих пор служит исправно, чувствует хозяйскую руку, не подводит.

Впрочем, технику Шакиров повидал всякую. Были мотоциклы разных марок, «Запорожец», «Москвич», «Жигули» разных модификаций, внедорожник «УАЗ», на импортные дорогие машины он предпочитает не тратиться. За рулем в семье ездят все, включая супругу Дилару и дочь Зилю. Что касается сельскохозяйственной техники, имеется весь необходимый для обработки земли и уборки зерновых набор, ведь с некоторых пор Фирдавис Тагирович является и главой фермерского хозяйства. Был в арсенале даже экскаватор. Есть в отцовском парке и закрепленный за Эльмиром трактор МТЗ-80, на котором сын работает с двенадцатилетнего возраста. Если говорить об увлечении техникой, он в каком-то смысле даже переплюнул отца. Старший Шакиров работал в МТС, оснащенной новыми Нью-Холландами, и решив показать сыну чудо современной технической мысли, взял с собой и Эльмира. Рассказал вкратце о машине, ведь все-таки она много чем отличалась от отечественных. А мальчик, недолго думая: «Заведи папа, попробую проехать…» И так освоил зарубежный комбайн, что иногда и отцу подсказывал, как обращаться с некоторыми приборами этого чуда техники. Теперь уже Эльмир взрослый, работает водителем в Янаульском УТТ, но если выдается свободная минутка, бежит к отцу. Отпуск старается брать в страдную пору, чтобы вновь оказаться во власти  хлебной стихии. Упорный, как и отец. 

 Нынче весной Шакировы сыграли сыну свадьбу, невеста, хоть и деревенская, работает в Янауле, но городским жителем Эльмир вряд ли станет – в Иткинеево всей семьей возводят для молодоженов добротный дом. К слову, Тагир Габдрахманович – плотник, каких еще поискать надо. Несмотря на возраст (нынче исполнилось семьдесят четыре), в фермерском хозяйстве он – главный помощник, может еще и техникой управлять, с любыми другими работами справляется.

А хозяйство у Шакирова немаленькое – в аренде 250 гектаров земли. По словам главы К(Ф)Х, меньше уже невыгодно, ведь надо соблюдать технологию севооборота, иначе урожая не видать. Да и технику держать затратно. Нынче на круг зерновых он получил 24 центнера, а в первые годы и до 16 центнеров не дотягивали, что является той чертой, за которой следует нерентабельность земледелия.  Спасает, что сам работает на технике, сам ремонтирует ее, а годами накопленный земледельческий опыт подсказывает в сложных ситуациях верные решения. Что бы ни было, фермер пока больших прибылей не имеет, ладно, если концы с концами сводить удается.  Скажем, износится вконец старенькая уже сегодня «Нива», где он миллионы возьмет на новый комбайн?

Возможно, из этих соображений не бросает Фирдавис Тагирович комбайнерское дело, хотя и сам является хозяином земли. Главное – успевает и там, и тут. А еще он помогает обрабатывать 50 гектаров школьной земли, где иткинеевские мальчишки и девчонки  выращивают картофель, корнеплоды и овощи.

В сельхозкооперативе «Ленин юлы» жатву, как правило, ведут привлеченные механизаторы – свои в последние годы перевелись. В этом отрицательном явлении есть и свои плюсы – можно выбрать лучших, благо, желающих немало. Лучшим среди лучших здесь называют Фирдависа Шакирова: и в прошлом году он намолотил зерна больше всех, и нынче не уступает лидерства. На свой счет записал около 16 тысяч центнеров зерна. И дело даже не только в этом, за рекордами он не гоняется – прошла уже молодецкая удаль. Как говорит председатель Валерий Хайдаршин, больше, чем кто-либо, волнуется за ход уборочных работ. Для него главное – чтобы к земле относились рачительно и бережно. Так, чтобы можно было рассчитывать на ответную отдачу.

Когда-то поэт задался вопросом: кому на Руси жить хорошо? Глядя на Шакирова, понимаешь, все-все на свете достигается потом и кровью, муками и болью. Как-то по-иному не бывает. Такое у нас счастье – трудное. Рано или поздно для каждого наступает время отбирать из жизненного пути то, что будет греть душу до конца дней. Фирдавис Тагирович сумел распознать то самое важное еще в юности. Все дорогое связано у него с землей. И самыми радостными всегда будут для него прикосновения к золотистым колосьям, лучшим ароматом – запах хлеба.



Харизматичный Евгений Гришковец, на чьих произведениях выросло целое новое поколение сегодняшних 30-40-летних интеллектуалов, вновь вернулся к драматургии и в начале мая представил публике свой спектакль «+1». Почти сразу после премьеры он отправился в тур по российским городам со старыми, давно проверенными и любимыми многими спектаклями «Дредноуты» и «По По». Принимали его как всегда тепло. После выступления Евгений Гришковец дал эксклюзивное интервью корреспонденту нашего сайта.

– Вам самому понравился вчерашний спектакль?

– Да. Это определяется тем, что удалось сделать, и что сделать не удалось. Вчера, все, что было задумано, все удалось сказать. И было ясно, что все было услышано. Значит, спектакль можно оценивать, как удачный. И в нем была определенная атмосфера. Ведь каждый раз атмосфера во время спектакля отличается. Вчера была хорошая атмосфера.

– Публика в разных городах сильно разнится?

– Нет. Где-то более взрывная, где-то более сдержанная. На Юге, в Одессе зрители реагируют более эмоционально, а здесь сдержаннее.

– Нравится гастролировать? Ездить по разным городам?

– Ездить не очень люблю. А гастролировать наоборот. Было бы все это не так далеко друг от друга.

– Как отдыхаете? Ведь два часа один на сцене, это достаточно утомительно.

– Дома отдыхаю. Только дома. Потому что встречи с друзьями тоже довольно тяжелое дело. Вчера, например, мы встретились с моими сослуживцами. Один живет в Уфе, другой живет в Набережных Челнах. Один из них строитель, другой бизнесом занимается... Все разные. Так вот, одного из них я видел последний раз 26 апреля 1988 года. И я сразу его узнал. Мужики, моряки... Конечно, отметили. Как? Сели и выпили водки. Допоздна сидели.

– Такие теплые встречи на гастролях часто бывают?

– Нет. Чаще всего я приехал, сыграл спектакль, переночевал в гостинице и уехал. Есть прекрасные, очень теплые встречи с публикой, но друзей нет. Здесь друзья есть, очень приятные и милые люди, с которыми в первый же мой приезд сложились замечательные отношения. А в этот раз еще и с сослуживцами встретился. Сослуживцы есть далеко не в каждом городе (Улыбается.).

– Откуда в вас столько разной информации? Взять хотя бы тот же спектакль «Дредноуты». История Первой мировой войны, Ютландская битва...

– На самом деле там я описываю пять эпизодов этой самой войны. Глубокие знатоки истории обвиняют меня в поверхностном знании. А я ведь не лекцию читаю. Есть огромное количество сайтов, посвященных военным боевым кораблям, там масса информации, там такое можно узнать... Просто почитал и все. В любом книжном магазине такие книги есть. Главное ведь даже не то, что я рассказываю, а то, что я пытаюсь по данному поводу высказать, что пытаюсь объяснить, донести... Что я узнал, для чего и что со мной происходит. Кто-то читает историю, и с ним ничего не происходит. Для кого-то это тягомотина. У кого-то вообще возникает желание забросить эту книгу подальше. А на кого-то это производит впечатление. Факт не имеет значения. Имеют значения только впечатления.

– Вы вызываете людей на эмоции, заставляете погрустить, задуматься...

– Нет. Категорически не согласен. Эмоциями занимаются в цирке. Фокус показал – люди обрадовались, канатоходец идет по канату – становится страшно. Я же рассчитываю на впечатления. Не просто погрустили, не просто радуются, а слушают и сопереживают. Это впечатления. Это нечто художественное. Эмоция – это совсем другое. Я не люблю слово «эмоция».

– Какие инструменты используете для этого, чтобы заставить людей сопереживать?

– Никаких. Я рассказчик историй. Рассказчик должен быть по возможности интересен, увлекателен и точен. Я таким и стараюсь быть. А инструменты... Это все технологии, я не знаю, какими технологиями я пользуюсь. Технология простая – быть, по возможности, понятным.

– Что вам нужно для того, чтобы писать, чтобы творить?

– Время, здоровье... и находиться дома.

– Как вы отнесетесь к тому, что какой-нибудь провинциальный театр поставит ваш моноспектакль «Как я съел собаку», например. Все станут сравнивать это с самим Гришковцом. Боюсь, что оригинал заведомо в более выигрышном положении...

– Этого много делалось. И я спокойно к этому отношусь. Но сам не видел. И поэтому ничего сказать по этому поводу не могу. Кто-то хочет поставить – пожалуйста. Я всем разрешаю.

– У вас есть поступок, о котором вы сожалеете?

– Поступков таких нет. Поступок – это принятое решение. Были ситуации, в которые я попадал, о которых сейчас сожалею.

– Есть люди, которые вас не любят. Что вы можете о них сказать? И что вы можете им сказать?

– Да, они есть, но я их не знаю. Почему-то они меня не полюбили. Почему? Бог знает. Я не очень хотел бы знать о том, что они меня не любят. Вот и все.

– Правда, что Вы не любите журналистов?

– Правда.

– За что?

– Я считаю, что это не очень хорошая профессия. Я учился вместе с ними на филфаке и видел, чем отличаются филологи, которые поступили для того, чтобы заниматься наукой и журналисты, которые все изучали поверхностно. В журналистской профессии есть, в известной степени, обязательно эта поверхностность. Потому что сегодня он пишет об одном, завтра о другом, сегодня встретился с одним человеком, завтра – с другим. Ему нужно легко про это написать. У обычного человека совсем другая жизнь. Он встретился с человеком, поговорил – для него это переживание...

А, допустим, театральный или литературный журналист – он читает три книги в день или смотрит каждый день спектакль. Ведь ему нужно каждый день что-то писать в газету. Обычный человек смотрит спектакль максимум раз в месяц. У него действительно есть какие-то впечатления. У журналиста поверхностный взгляд. Мне не очень нравятся поверхностные люди. Чаще всего журналисты задают мне такие вопросы, ответ на который их самих не интересует. Они просто получили задание со мной встретиться и все. Этого, к сожалению, так много, что я не вижу смысла встречаться с журналистами для интервью. Я веду свой блог в Интернете и там я говорю о том, что хочу, и так, как хочу. Кому нужно, перепечатают из блога в газету. Это сплошь и рядом происходит. Мне уже нет смысла давать интервью. Потому что все, что хочу сказать, я уже сказал.

– Кто Ваш самый большой критик?

– Я сам, разумеется.

– Ваша дочка, ваши друзья часто присутствуют на спектаклях?

– Моя дочка бывает крайне редко на спектаклях, потому что она живет и учится в Калининграде. И мои друзья живут в Калининграде, а я там не играю спектакли. Потому что там нет театра, где я мог бы играть. К счастью, мы дружим не по той причине, что им нравятся или не нравятся мои спектакли. А потому что нам нужно общение.

– Обычно к театру приходят люди, склонные к лицедейству, не похоже, чтобы вы были из их числа. Что вас выгнало на сцену?

– Я же не артист. Артист пришел в театр, и он лицедействует. Я же не лицедействую, я рассказываю истории. Я рассказчик. И люблю это занятие с детства. Допустим, прочитаю книжку и пересказываю ее друзьям. Это не лицедейство, это совсем другое. Актер он же роли учит, то есть слова написанные кем-то. Ему режиссер дает задание что-то исполнить: сегодня быть таким, завтра – другим. Я не лицедей в этом смысле. Я все время рассказываю собственную историю, которую сам сочинил. Я не поступал в театральное училище, никогда не участвовал в постановках по Гоголю или по Чехову, я не знаю что это такое. Я не знаю почему люди приходят в театр. Мне просто хотелось рассказать историю, желательно сразу большому количеству людей. Для этого нужен театр или литература.

– Мне показалось или Вы действительно человек замкнутый? У вас большой круг общения?

– Огромный. Я просто заработал себе право общаться с тем, с кем я хочу. И действительно, я не со всеми общаюсь. Если ко мне подошел человек за автографом или девочка книжку подписать, я, конечно, это сделаю. И все на этом. Мы ведь с вами тоже сейчас не общаемся, мы работаем. В общение я веселый, нормальный человек. Закрытым человеком быть скучно, неинтересно, неправильно. Мы когда въезжали в гостиницу, отсюда отъезжали две машины сопровождения ГАИ. Они, оказывается, Николая Баскова сопровождали. Меня же никто никогда не сопровождает, никакая охрана, никакие секьюрити. Кому я нужен? Что я Майкл Джексон что ли? Я нормальный открытый человек. На то, чтобы быть закрытым, надо тратить слишком много времени. На то, чтобы закрываться от людей. Я не хочу на это тратить время. Я люблю общаться. Я люблю людей.

– Какие человеческие качества вам неприятны?

– Жадность, трусость и лживость. Они всегда рядом. Жадный человек часто бывает лжив и еще чаще труслив. Трусливый жаден. И так далее...

– Как относитесь к современному искусству?

– Я сам часть современного искусства. И отношусь к нему, скорее, с любопытством. Но я не люблю то искусство, которое определяет себя «современным». Искусство вне всяких определения. Либо это искусство, либо не искусство.

– Вы крайне негативно высказались о раскрашивании фильма «17 мгновений весны». Вы считаете, что классику не следовало трогать?

– Ну, раскрасили его или не раскрасили, хорошо раскрасили или плохо – какая разница. Вопрос в другом: зачем? Чтобы привлечь молодежь? Это говорит только о том, что люди, которые это делали, не знают молодежь и ей не доверяют. На мой взгляд, это абсолютно бессмысленно. У меня есть выбор смотреть раскрашенный вариант или нет. Я не буду этого делать, мне не нравится. Какие бы объяснения они не давали, они меня не устроят. Когда очевидно, что это делается только из-за денег, чтобы освоить бюджет. Это делали равнодушные и не очень талантливые люди.

И очень много сегодня у меня вызывает именно такой вопрос: зачем? Для чего? Почему человек это сделал? Это, то самое сотрясание воздуха. Я очень не люблю людей, которые занимаются продажей воздуха или занимается чем-то не созидательным. Если человек продает Герболайф, то я не уважаю этого человека. Он обманывает людей и продает им фальшивку. Кто-то скажет: «Каждый зарабатывает, как может». Но он не зарабатывает – он обманывает людей. Кто-то производит слабоалкогольные коктейли. Он же прекрасно знает, что основные потребители этой продукции 13-14-летние подростки. Он же знает, что травит молодых людей и за счет этого живет, и неплохо, я замечу, живет. При этом сам свою продукцию он не пьет. Директор какого-нибудь телевизионного канала, выпуская в эфир «Новых русских бабок» сам это не смотрит, а предпочитает насладиться хорошим кино у себя дома. Кто-то организует беспроигрышные лотереи. Как их назвать? Жулики. Собственно, все кого я перечислил – жулики. Они продавцы воздуха. И продают они не просто воздух, а отравленный воздух. Я уж не говорю про прямых преступников, которые продают наркотики. Им место в тюрьме.

Я люблю людей, которые занимаются созидательной работой – строителей, энергетиков, рыбаков, стоматологов. Людей, которые делают что-то понятное и хорошее.

– Многие, побывав на спектакле, прочитав книгу, полагают, что знают Евгения Гришковца. И все-таки... Ху из мистер Гришковец?

– Мой новый спектакль «+1», премьера которого состоялась 3 мая, начинается фразой: «Меня никто не знает». Дальше я говорю, что многие полагают, что знают, кто я такой. Но никто не знает меня таким, каким я хотел бы, чтобы меня знали. Потому что у меня нет возможности это объяснить. Я все время нахожусь в поиске точных слов. Каждый спектакль – это попытка разобраться, сказать кто я такой. Я состою из переживаний. Я состою из своих друзей, детей, семьи, родителей. Я состою из широкого круга людей, которые создают мою жизнь и моих собственных переживаний. С этими переживаниями разобраться очень сложно, и с людьми разобраться сложно. Но я все время пытаюсь это сделать. Пытаюсь разобраться кто я. По факту я просто гражданин России, в возрасте 42 лет, с высшим образованием. Женат, имею двух детей. Вот информация к размышлению. Либо так коротко, либо слишком долго и сложно.



О красотах Южного Урала писано и переписано великое множество: книги, буклеты, путеводители. Это – не еще одно руководство по туристическому маршруту. Я делюсь здесь своими впечатлениями и ощущениями от поездки на Иремель и Зюраткуль.

Для меня, родившейся и выросшей в лесостепной полосе и всю сознательную жизнь прожившей в городе, слова «тайга», «горные реки», «медведи» не очень-то вписываются в реальность и больше похожи на цитаты из книг.
Итак, начнем.

5 июня, пятница
Уфа-Тюлюк

Вечером мы выехали из города. Надвигается жаркое лето. Хорошо, что в автомобиле есть кондиционер. Едем.

Постепенно рельеф меняется, горизонт становится ближе, и дорога уходит не прямо вперед, а немного вверх. Становится другой и растительность: заходящее солнце то тепло золотит прямые стволы сосен, то путается в мшистых ельниках; на обочине желтеют купальницы и какие-то «лютики».

Надписи на скалах, типа «Киса и Ося здесь были». Идеалистические картины: на берегу реки шалаш, костер и рыбак с удочкой. 

Остановка на Малой Калагазе – оказалось, что пробило колесо. Ставим запаску. На первый взгляд, речушка – мелкая и кроткая, но, по словам очевидцев, весной – это необузданный ревущий поток. Воздух такой густой, насыщенный, наполненный ароматами трав – не дышишь, а пьешь.

Добрались мы до места уже затемно. Остановились в приюте «Розы ветров» ( в деревне Тюлюк, подножие Иремеля). Первое ощущение, когда вышли из машины – холодно! Это – не метаться в постели душной городской ночью. Бодрит очень даже. +15 градусов. Чернильная ночь, звезды на небе, и яркая почти полная луна над зубчатым лесом.

Ужинаем. Обсуждаем планы на завтра. Ложимся спать. Долго не могу заснуть на новом месте. Сон приходит только, когда окна становятся серыми.

6 июня, суббота
гора Иремель

Подъем в 7 утра. Воздух прозрачен и свеж. Солнечное утро обещает замечательный день. 

Сегодня – чемпионат по восхождению на Иремель «Здоровый как Лось». Завтракаем и идем в лагерь этих самых «лосей» на регистрацию перед стартом. 

Участникам предстоит преодолеть трассу длиной 26 километров. Ее условно можно разделить на части. 

Первый участок: Проселочная дорога, проходящая по широколиственным лисам до «среднего» судейского лагеря. 

Второй участок: подъем по «Верхней тропе», проходящей по вековой тайге, окружающей Иремель. Этот участок похож на кадры из сказки, где в лесах есть огромные лиственницы, замшелые камни, буреломы и вместе с тем - яркие горные поляны и горные реки!

Третий участок: Высокогорное плато, где местами еще лежит снег - участок в тундре и лесотундре у подножия Иремеля. Это потрясающе красивый, но и самый сложный участок трассы. Уже на высоте 1300 м около 300 м трасса проходит по глубокому мху высотой 20-30 см. На этом участке располагается верхний регистрационный лагерь, где участники получают регистрационный жетон, позволяющий бороться за победу на финише. Как и во всех остальных лагерях, в «верхнем»  организована работа судейства. Всегда готов чай и подпитка для «лосей». 

После верхнего лагеря  начинается четвертый участок: спуск по «Верхней тропе», где участники преодолевают еще одну «коронку» трассы – это высокогорное болото протяженностью 150 м. 

«Верхняя» тропа более нахоженная и безопасная, чем «Нижняя» - на ней меньше буреломов и каменных завалов. По ней спортсмены спускаются в «средний» лагерь. Тут спортсменов также ждет чай и подпитка, в этом месте замыкается круг по тайге, и трасса снова выходит на проселочную дорогу  к основному лагерю. Вся трасса промаркирована, даже на плато.

На вопрос, что больше всего запомнилось на трассе, все участники предыдущих чемпионатов единогласно  вспоминают - плато Иремеля. И действительно, когда, преодолев сложный подъем, выбегаешь на горный простор, то восторженное чувство от увиденного смывает всю усталость и наполняет новыми силами. А там и верхний лагерь с чаем рядом.

Мы проводим весь день в среднем лагере. В ожидании появления участников тоже совершаем небольшое восхождение. Солнечный свет льется потоками с вершин,  струится сквозь ели, заглядывая в самые потаенные места. В траве прячутся нежные белые подснежники. Валуны покрыты влажным пружинящим мхом. Где-то над головой ухает филин.

Каменная речка: куски скальной породы образуют русло, а под ним журчит вода. Мир наоборот! Камни сверху теплые, нагретые солнцем, а внизу – блестит лед.

Небо кажется ближе и при этом бездонным, как вода в колодце. Вокруг – безмятежность, бессуетный ход времени. И душой прикасаешься к чему-то первозданному, первобытному, дикому и прекрасному в своей дикости. 

После соревнований большинство участников разъезжается. А меня ждет еще одно открытие: туристическая баня. Аромат от пихтовых веток, которыми устлан пол, расслабляет. Затем – омовение в горной речке. Вода обжигающе-холодная, не могу зайти даже по колено – сводит ногу от низкой температуры. Уже сидя у костра с организаторами, начинаю чувствовать усталость. Прощаемся и возвращаемся в приют.

Правда, после короткого отдыха откуда-то еще находятся силы на исследование местности, точнее, прогулки по деревне Тюлюк. Солнце постепенно закатывается за хребет Зигальга. Его лучи почти горизонтально проходят сквозь стволы сосен. Пахнет нагретым камнем и хвоей. Накопившаяся за день усталость все-таки дает о себе знать. Все, пора спать.

7 июня, воскресенье
Тюлюк-Зюраткуль-Уфа

На обратном пути решили сделать небольшое отклонение от маршрута: заехать в национальный парк «Зюраткуль». 

По пути ищем шиномонтаж – мы же все еще на запаске путешествуем. Сворачиваем на заправку «Зюраткуль». Искомого сервиса здесь не обнаружили, но само место – запоминающееся. Заправка, придорожная гостиница с кафе, примыкающие постройки выполнены в едином стиле, облицованы камнем. Просторное место для стоянки транспорта, большой довольно-таки пруд и детская площадка – сделано с размахом, от всей широты уральской души.

Едем дальше. А вот и парк! После КПП и небольшого поселения дорога горным серпантином змеисто убегает сквозь деревья. Слева течет небольшая речка (наверное, это и есть Сатка). В ее протоке устроено небольшое рыбное хозяйство. Разводят форель разнообразной окраски. Здесь на ваших глазах выловят, приготовят и подадут приглянувшуюся вам рыбу. 

Наконец – озеро! Первое, что нас встречает – это ветер. Тугой, упругий, обнимающий тело и срывающий слова с губ (во время разговора приходится кричать). Он рождает желание распустить над лодкой белый парус и плыть вдаль. Волны накатывают на каменистый пляж: окруженное скалистым кольцом бьется это сердце уральских гор, Зюраткуль. Бьется столетиями. 

Я бы не сказала, то было очень жарко, но находились храбрецы, которые купались. 

Конечно же, мы заглянули на Китовую пристань. Причудливая фантазия владельца породила эклектику. Форды английских колонистов соседствуют с персонажами русских сказок, парусные суда – с юртами кочевников и историческими реалиями народного быта. Масса посетителей. Вот если бы это все еще и жило! И можно было поучаствовать в морском сражении или гульнуть на постоялом дворе!

Не остались без внимания собачий питомник и зверинец в экопарке. Псы встретили нас дружным лаем – не понравился им мужчина с пивом. Ездовые собаки, оказывается, бывают самые разные: от привычных пушистых лаек до поджарых коричневых норвежцев (их используют для велосипедных прогулок). И если вид остроухой с хвостом-кольцом хаски умиляет, то голубые глаза на темном контуре морды, смотрящие из глубины конуры, больше напоминают фильм о генетических мутантах. )))

Рядом с псарней – вольеры с оленем и верблюдом. И немного подальше – волк и медведи. Последних становится жаль: жилище их полностью из бетона, который не поглощает запах (рядом с бурым медведем долго стоять невозможно). И им жарко. А зимой, наверное, холодно.

На этом осмотр достопримечательностей заканчивается, и мы двигаемся в сторону дома. Машина не хочет ехать на запаске – заезжаем в Сатку. С четвертой попытки находим работающий шиномонтаж. Пока идет ремонт, осматриваюсь. Мы где-то на окраине: одноэтажные дома, водоем у дороги и горы отработанной породы. Рукотворные горы темно-серого щебня. Морит. Собираются тучи. Скоро будет дождь. 

Все, колесо на месте. В голове одна мысль: «Хочу домой!» Попали под ливень. Ничего, дождь в дорогу – хорошая примета. Останавливаемся перекусить в понравившемся нам придорожном комплексе «Зюраткуль». И все – домой, домой! Сим, Аша, Иглинский район, небольшая задержка перед въездом в Уфу (объезжали пробку), и в одиннадцать вечера мои ноги коснулись асфальта на улице Айской.


Ну что ей до меня?! Она была в Сибае!
И сам Вакиль Бареевич ей что-то говорил!..


Весной этого года московские артисты показали на сцене нашей филармонии пьесу Алексея Арбузова «Сказки старого Арбата». Играли Ивар Калныньш, Альберт Филозов, Ольга Арнтгольц… То есть очень-очень известные актеры.

Для нашего уральского городка приезд кино- театральных звезд подобной величины был небольшим (или все-таки большим?!) чудом. Кроме персон, обращала на себя внимание и великолепная драматургия, ибо данный автор - признанный классик, а «Сказки…» - одно из лучших его произведений, не сходящее со столичных театральных подмостков уже много лет. Есть даже художественный фильм, снятый по этой комедии.

Вот он - и позитивный момент всемирного экономического кризиса, сподвигнувший театральных метров двинуться в глубинку, чтобы (давайте называть вещи своими именами!) заработать.

Пусть даже так! Все равно мы рады встрече с высоким искусством. И подобный вояж воспринимается нами не как заурядный «чес», а скорее своего рода подвижничеством актеров-«передвижников», несущих свое творчество в массы.

Еще один момент, о котором тоже стоит упомянуть. Имею в виду то, что не часто нам приходится посещать театральные постановки на русском языке. А тут и его уровень сразу же - высочайший.

…На «Сказках…» мне побывать не удалось. Поэтому новый приезд москвичей обрадовал. На этот раз они ставили трагикомедию «Шашни старого козла» по пьесе Анатолия Крыма «Квартет на двоих». Да, автор менее известен (мне - неизвестен совсем). Но зато какие имена в афише!

И вот я сижу в зрительном зале. «Театр уж полон (от автора: не совсем, но на четыре пятых - уж точно!), ложи блещут!» С интересом оглядываю публику. В основном, люди среднего и чуть старше возраста. Кого-то знаю, кого-то - нет. Несколько предпринимателей, давно вставших на ноги, они с супругами, руководители различного звена и персонал градообразующих предприятий - в общем, народ достаточно солидный и, видимо, в силу своего общественного и житейского положения и некоторой образованности, небезосновательно претендующий на интеллигентность и культуру.

…Занавес раздвигается. Ага, за столом Аристарх Ливанов. Отлично! А мог быть и не менее популярный Вячеслав Шалевич. Или в худшем случае некто Александр Андреенко. Так заявлено в рекламном листочке. Напоминаю, что Ливанов знаком нам по советскому сериалу «Государственная граница», фильмам «Мы, нижеподписавшиеся…», «ТАСС уполномочен заявить», «Любить по-русски - 2», «Романовы. Венценосная семья», «Оперативный псевдоним», «Сармат»…

Так, кто же будет играть главную женскую роль? В принципе, все три актрисы очень известны: и Галина Польских, и Лариса Лужина, и Наталья Варлей. А вот появляется и героиня в исполнении Ларисы Анатольевны. Что ж, очень интересно! Называю только три кинокартины, принесшие ей широкую известность: «На семи ветрах», «Тишина», «Вертикаль». Именно ей Владимир Высоцкий посвятил свою песню «Она была в Париже…». И уже только это говорит обо многом, не так ли?!

В роли молодого человека Алексей Панин. Замечательно! Хотя, наверное, смотрелся бы и Дмитрий Исаев, которого лично я знаю по сериалам «Бедная Настя», где он воплощал цесаревича, ставшего в будущем императором Александром II, «Улицы разбитых фонарей», «Бандитский Петербург», «Война и мир»… А вот имя Ильи Соколовского мне ничего не говорит.

Алексей Панин - звезда нового поколения. Играл в таких фильмах, как «В августе 44-го», «ДМБ», «Граница. Таежный роман», «Жмурки». За роль лейтенанта Мамочкина в «Звезде» уже в 25 лет удостоен Государственной премии и награду получал из рук тогдашнего Президента России В.В. Путина. Сейчас ему 32 года. Брутален и в ролях, и в повседневной жизни, что выразилось в нескольких скандалах, связанных с его именем: драка в ресторане, история с дочкой, которую он никак не может поделить со своей бывшей супругой…

И, наконец, девушка. Все ждали Татьяну Арнтгольц (сериал «И все-таки я люблю…»). Кстати, близняшку Ольги Арнтгольц, которая играла в «Сказках старого Арбата». Но Татьяна в сентябре стала мамой и, естественно, в Сибай приехать не смогла. Ее могли заменить Мария Машкова (дочь Владимира Машкова?) или Анна Старцева, которые никаких кинозрительских ассоциаций не вызывают. Но выбор пал на столь же неизвестную Олесю Яппарову.

Сюжет постановки. Обыкновенная двухкомнатная квартира. Малоизвестный композитор Александр Евгеньевич (Ливанов) накануне своего шестидесятилетия объявляет своей жене Ольге (Лужина) о том, что влюблен в другую и требует развода. Для супруги это не внове - такое случается в их семье раз в пятилетку, но обычно заканчивается примирением. Однако пикантность ситуации заключается в том, что на этот раз муж, не дожидаясь бракоразводного процесса, сразу же приводит свою пассию в дом. Это его консерваторская ученица - девятнадцатилетняя Саша (Яппарова).

Ольга начинает борьбу за мужа, заключающуюся в его развенчании в глазах новой «музы». Разыгрываются несколько трагикомических ситуаций, в ходе которых Александр Евгеньевич смешон и нелеп. Перед первой «брачной ночью» бывшая жена заносит в спальню «молодоженов» ортопедическую подушечку, заглушающую храп «старого козла». Подсказывает девушке, что таблетки, которые глотает «умирающий гений», это всего лишь аскорбинка. Предлагает всем носить колокольчики, чтобы не пересекаться в туалете или ванной. Вечером расхаживает в роскошном пеньюаре. Кстати, Лариса Лужина, которой уже 70 лет (извините, что указываю реальный возраст женщины), просто великолепна в этом наряде.

А на следующее утро приглашает Александра Евгеньевича и Сашу за стол. К этой компании неожиданно присоединяется юноша по имени Леонид (Панин), строящий из себя пылкого любовника Ольги. На самом деле это банальный мальчик по вызову.

Словом, она - на высоте! А «изменщик» жалок и несостоятелен как мужчина в прямом и переносном смысле… Более того, Леонид и вовсе влюбляется в Ольгу и не берет денег за выполненную «работу».

Победа одержана! Но нужна ли такая «виктория»? Вот в чем вопрос… «Жизнь надо менять до сорока лет…» - печально признается Ольга в одном из своих монологов.

Насколько близка эта ситуация реальной действительности, я видел по реакции нескольких прослезившихся зрительниц бальзаковского и постбальзаковского возраста, сидящих рядом…

Вообще, зал очень чутко отзывался на великолепную игру актеров, смеясь, где надо, затихая в нужных местах, взрываясь аплодисментами благодарности именно тогда, когда это было уместнее всего.

Словом, спектакль удался. И впечатление от него не испортила даже неожиданная реплика администратора гостей, объявившего, что московские артисты больше не приедут в Сибай, потому что в зале были пустые места.

Да, действительно, как я уже говорил выше, свободные кресла были, но не так уж и много. Наверное, это было связано, в частности, и с тем, что билеты стоили 700-800 рублей. Согласитесь, дороговато…

После спектакля мы с фотокором пытались пройти к актерам, чтобы взять у них интервью, но нас не пропустили. Пришлось присоединиться к девушкам, которые ждали столичных кумиров, чтобы попросить у них автографы и при удаче сфотографироваться с ними.

Первым вышел Аристарх Ливанов. Я сразу подскочил к нему:

- Можно несколько слов для читателей городской газеты?

- Я все сказал на сцене, - устало ответил он и взялся раздавать автографы.

- Очень жалко, что вы больше не приедете к нам, - сказала одна из девушек.

- Это не от меня зависит, - отозвался артист. - Мы не сами себя возим. Нам обеспечивают гастроли.

- Для нашего города ваш приезд стал большим событием, - вставил я.

- Замечательно! - среагировал Ливанов.

Алексей Панин выглядел бодрее - оно и понятно: молод.

- Как вам игралось на провинциальной сцене? - спросил я у него.

- Так же, как и в Москве. А какая разница? - со знакомой хрипотцой удивился он.

- А как вам наша публика?

- Такая же, как и в Москве, - продолжил гнуть свою линию Алексей. И слышать это было, в общем-то, лестно.

Лариса Лужина и вне сцены оказалась обаятельной и доброй.

- Как вам наш город? - обратился я к ней.

- К сожалению, мы его не увидели. Приехали и сразу на сцену. Зритель - хороший! Я понимаю, что пришел тот, кто захотел и кто смог. Поэтому я не согласна с тем, что сказал наш администратор. Он просто испортил настроение зрителям, которые сидели в зале. Они-то в чем виноваты? Повторяю: зрители были прекрасные, доброжелательные, умные, все понимающие, реагирующие очень точно на все реплики. Умные зрители… А это самое главное для нас - актеров.

А с Олесей Яппаровой мы просто сфотографировались на память.

…В заключение хотелось бы сказать, что такие почти нечаянные радости, как реальное знакомство с творчеством ведущих артистов страны, воодушевляют, позволяют почувствовать свою причастность к большому миру искусства. И если подобные встречи станут все же более постоянными, то, я думаю, интеллектуальный и культурный уровень нашего города поднимется на еще большую высоту.



Что заставило свести счеты с жизнью девочку-подростка?

Эта история вряд ли получила широкую огласку, если бы не ее печальный конец. 15-летняя девочка, считавшая себя изнасилованной, за несколько часов до судмедэкспертизы покончила жизнь самоубийством. Убитый горем отец винит в произошедшем представителей правоохранительных органов, акушеров-гинекологов, а также насильника. Всех, кроме себя. Именно они, по его твердому убеждению, довели школьницу до петли. И об этом он написал в письме в редакцию, направленном вскоре после похорон девочки. Чтобы разобраться с ситуацией на месте, корреспондент "МГ" отправилась в Зилаирский район...

В поисках правды

Не буду пересказывать содержание всего письма Рината Камалова (имена действующих лиц, кроме работников правоохранительных органов и медиков, изменены). Процитирую лишь несколько выдержек из обращения селянина: "12 января 2010 года моя дочь Рита совершила суицид. Причиной этому стало то, что двумя днями ранее девочку, используя ее беспомощное состояние, изнасиловали. При расследовании преступления со стороны представителей правоохранительных органов и медработников оказывалось давление. Риту вынуждали признать, что половой акт был совершен с ее согласия и по обоюдному желанию. Унижая достоинство несовершеннолетней, ей пытались навязать, что она сама, будучи легкомысленной, способствовала этому. Последними словами дочери были: "Почему они мне не верят? Где же правда? Как им объяснить и доказать?" Она поняла безысходность ситуации: на стороне насильника - правоохранительные органы. Дело в том, что преступник приходится родным племянником начальника Зилаирского РОВД Ирека Рамазанова. И он способствовал сокрытию изнасилования, обвинив во всем Риту. В результате вмешательства сотрудников милиции, которые оказали давление на медработников, моя дочь свела счеты с жизнью". Прочитав такое письмо, у любого нормального журналиста, могло возникнуть лишь одно-единственное желание - изобличить зилаирскую "мафию" в погонах, выведя всех на чистую воду. Однако на деле все оказалось не так просто.

Прокурор Зилаирского района Ильгам Хабибуллин вызвался сам побеседовать с корреспондентом (я искала следователя). Даже невооруженному взгляду было заметно, что произошедшие события расстроили его не меньше нашего. Ведь, по его словам, ничто не предвещало такой трагической развязки дела. Заявление Рината Камалова и его дочери, как положено, зарегистрировали в журнале КУЗСП. Доследственной проверкой занялись работники милиции во главе с заместителем руководителя Зианчуринского межрайонного следственного отдела СУ СК при прокуратуре РФ по РБ Артуром Искандаровым. Они то первые и обратили внимание на странные обстоятельства "изнасилования".  Прогуливающуюся по улице Риту в 11 часов ночи пригласили на день рождения 24-летнего односельчанина Башира Гареева. Молодежная компания на праздничном торжестве состояла из нескольких парней и двух девушек. Не обошлось без спиртного. По свидетельству очевидцев, Камалова и Гареев вели себя как влюбленная пара: обнимались, целовались, не стесняясь гостей. Башир в ходе застольных разговорах не раз подчеркивал, что "Рита - его девушка". Она не возражала. После праздника все разошлись по домам. В избе именинника осталась лишь Рита, да их общий знакомый, легший спать в соседней спальне. Он никакого шума и крика из комнаты, где ночевали Гареев и Камалова, не услышал. Не нашли повреждений и синяков на теле девушки и медики женской консультации Зилаирской Центральной районной больницы, осмотревшие Риту. Она и сама говорила следователю в присутствии матери, что Башир ее не бил, ничем не угрожал. Вся одежда девушки тоже оказалась цела. "В чем же тогда проявлялось насилие?" - напрашивался резонный вопрос. Вот как на него отвечала работникам правоохранительных органов сама Рита Камалова: "Он совершил половой сношение без моего желания, используя мое беспомощное состояние". 

- Девушка действительно была так сильно пьяна, что не могла сопротивляться? - спрашиваю я у заместителя руководителя Зианчуринского межрайонного следственного отдела СУ СК при прокуратуре РФ по РБ Артура Искандарова.

- В том-то и дело, что нет. По показаниям гостей, после посиделок школьница помогла имениннику убрать со стола, перемыла всю посуду. Да и пила она немного. По своему физиологическому состоянию она вполне могла оказать сопротивление Гарееву.

Ухажер или насильник?

О том, что произошло в доме Башира, Рита рассказала отцу лишь ближе к вечеру. Не скрыла и то, что Гареев проводил ее до дома и предложил встретиться вновь. (Что, согласитесь, весьма странно для насильника. Скорее напоминает поведение влюбленного ухажера.) Рассказала школьница родителю и про то, что Башир уже давно оказывал ей знаки внимания: отгонял от нее других парней, хвалил после выступлений на концертах, где она пела. Однако отец посчитал, что таким многоопытным бабникам, как Гареев, который одновременно мог обхаживать сразу несколько юных селянок, нужно вовремя надавать по рукам. В роли народного мстителя выступил он сам. Рита была лишь орудием его возмездия – послушным и беспрекословным.

- А какое заключение дали врачи? – интересуюсь я у Искандарова.

- Они пришли к выводу, что девственная плева у Камаловой нарушена давно, минимум полгода назад, о чем свидетельствовали зарубцевавшиеся края ее разрывов.

К слову, как рассказали мне акушеры-гинекологи Зилаирской ЦРБ, сама Рита  восприняла эту информацию спокойно, объяснив, что, когда она училась в Уфе, то пользовалась тампонами. Вероятно, именно ими она и повредила девственную плеву. Однако врачи подвергли сомнению слова школьницы. По ряду признаков они пришли к мнению, что и до произошедшей истории она жила половой жизнью.

- А почему вместо того, чтобы направить Камалову в бюро судмедэкспертизы, ее осматривали сотрудники женской консультации?

- Потому что ближайшее бюро судмедэкспертизы находится в Сибае. По существующему порядку, чтобы обеспечить оперативность следственных мероприятий, равно как и сохранность улик и вещественных доказательств, у нас в районе первичное освидетельствование проводят специалисты Зилаирской Центральной районной больницы. Они же берут для экспертов все положенные смывы и анализы. 

Родители девочки с мнением акушеров-гинекологов не согласились и собирались обжаловать их заключение в Сибайском бюро судмедэкспертизы. Именно туда они и собирались ехать утром следующего дня. Когда отец Риты отправился искать машину, она повесилась в сарае на проволочной петле.

- А могли бы вы при таких обстоятельствах возбудить уголовное дело по статье изнасилование? – допытываюсь я у Искандарова.

- Это исключено. 

Мнение следователя поддержал и прокурор района. 

- Чисто теоретически мы, конечно, могли возбудить в отношении Гареева уголовное дело по статье изнасилование, - убежден Ильгам Хабибуллин, - но доказать его в суде все равно не смогли бы. Нет никаких улик, вещественных доказательств и свидетелей в пользу изнасилования. А зачем направлять в суд дело, которое бы там все равно развалилось? Я уверен, что мы поступили абсолютно правильно, возбудив дело по ст.134 Ч.1 УК РФ (половое сношение с лицом, не достигшим 16 лет). Санкции по этой статье, конечно, помягче. (За изнасилование подсудимый может получить до 10 лет, в то время как за половой сношение с несовершеннолетней до четырех лет  лишения свободы - прим. ред.)  Однако это преступление мы точно докажем и от ответственности Башир Гареев не уйдет. Сам он, кстати, не отрицает, что вступил с девочкой в половую связь, но подчеркивает: "Все произошло сугубо добровольно". 

Как рассказали корреспонденту «МГ» работники правоохранительных органов, неделей раньше материалы уголовного дела Башира Гареева по жалобе отца школьницы запрашивала республиканская прокуратура. Она не нашла со стороны райпрокуратуры никаких нарушений закона. 

Манипуляции недоброжелателей

Совершенно несправедливыми считает обвинения Рината Камалова и начальник Зилаирского РОВД Ирек Рамазанов, с которым я встретилась сразу после беседы с работниками прокуратуры. 

- Башир Гареев мне не племянник, - сразу отрекся он от совращенца малолеток, - а то ли двоюродный, то ли троюродный родственник. У меня такой родни – десятая часть района. И что я теперь каждого покрывать буду? Дело с самого начала вели работники прокуратуры, они же решали по какой статье его возбуждать. Как я могу указывать надзорному ведомству? Гареев будет отвечать перед судом за совершенные им действия. И я об этом сразу сказал Камаловым. А девочку мне, конечно, очень жаль. Искренне соболезную ее родителям. 

По поводу причин суицида девочки сотрудники прокуратуры и милиции были более осторожны в высказываниях, что вполне объяснимо. Ринат Камалов в прошлом - работник правоохранительных органов и все прекрасно понимают, что бывших оперативников не бывает. Ведь именно он "расколол" (это его собственные слова, сказанные работникам милиции) свою дочь, вернувшуюся утром домой. Именно он пишет бесчисленное количество жалоб во все инстанции, пофамильно указывая в них всех, кого считает нужным наказать. А потому никому из людей в погонах не хочется давать ему еще один повод для обращений. И все-таки я попыталась узнать их личное мнение. 

Версия №1

Некоторые работники правоохранительных органов уверены, что девушку травмировали задаваемые ими вопросы, конечной целью которых было выяснить: в чем конкретно заключалось насилие; каким образом происходил половой контакт; что она предприняла в ответ на действия парня и т.д. И хотя на эти сугубо профессиональные вопросы чисто внешне школьница реагировала спокойно, тем не менее, для совсем еще юной особы, только начинающую свою жизнь, они не могли оставить ее равнодушной. Допустив чужих людей до самого тайного и сокровенного, она испытала сильнейший стресс.

Версия №2

Другие люди в погонах считают, что всему виной - патриархальный быт семьи и излишнее давление на девочку со стороны отца. Это отчасти при жизни подтвердила и сама Рита, в присутствии матери сообщившая следователю, что "я сама бы не сообщила о произошедшем в милицию, но отец стал допытываться и я ему все рассказала". Ринат Камалов же был слишком строгих правил, чтобы позволить своей дочери жить половой жизнью до брака. Крайне суровое воспитание, отсутствие взаимопонимания и ложный стыд за собственные действия (а вернее бездействие) и стали основной причиной трагедии. 

Версия №3

Третьи озвучивают прямо противоположную версию, что всему виной - отсутствие родительского контроля за несовершеннолетней дочерью и ее неправильное воспитание. Рита на ночь глядя отправляется на улицу гулять и родители со спокойной душой ее отпускают. И это в то время, как в Зилаирском районе действует постановление главы администрации района, ограничивающее время нахождения несовершеннолетних в общественных местах до 23 часов. Когда школьница не возвращается ночью домой, родители не отправляются на ее поиски, а спокойно ложатся спать. А пришедшую наутро девочку, потерянную и молчаливую, они наказывают... работой. Целый день она пашет как пчелка: носит воду, рубит дрова, топит баню. И лишь под вечер отец разговаривает с ней по душам. "Если 15-летняя симпатичная девчонка идет ночью искать на улицу себе приключений на голову, она, будьте уверены, их обязательно найдет", - горячо убеждал меня один из работников правоохранительных органов. Мне нечем было ему возразить. Да и нужно ли что-то говорить тогда, когда все худшее уже произошло и сделанного не исправить? Словами девочку к жизни, увы, не вернешь. 

Свой ответ на самый главный вопрос: "Чего она боялась больше: реакции отца на заключение сибайских судмедэкспертов, что давно лишилась девственности (а именно это они подтвердят в посмертной судмедэкспертизе) или дурной славы по деревне?" Рита Камалова навсегда унесла с собой в могилу. Это был ее последний крик отчаяния, который вовремя никто не смог услышать. В поисках истины взрослые забыли о самом главном - о нежной девичьей душе и ее переживаниях. А школьница, не найдя поддержки в близких людях, устав всем что-то доказывать и обнажать собственную душу перед людьми посторонними, нашла самый простой, с ее точки зрения, выход.

Родительская любовь

Все версии работников правоохранительных органов и собственные мысли по этому поводу я озвучиваю Ринату Камалову. Он обвинения в свой адрес отвергает категорически и с ходу:

- Мы свою дочь любили и желали ей только добра. На улице она у нас не болталась. В тот вечер мы просто рано легли спать, потому что целый день стирались и сильно устали. Отсутствие дочери обнаружили лишь утром. А когда увидели, в каком подавленном настроении, опухшая от слез, она пришла, то не решились тревожить ее расспросами. Дождались, когда она сама захотела обо всем рассказать. Говорите, я сильно на нее давил? А как бы вы повели себя в этой ситуации? Мы старались ее утешить, и все нужные слова нами были сказаны. Да только, сами видите, они ей не помогли.

Так, может быть, нужно было подключать к делу профессиональных психологов и гораздо раньше? Об этом я поинтересовалась у акушеров-гинекологов женской консультации Зилаирской ЦРБ Эльвиры Бакиевой и Ирины Батталовой.

- Если бы мы заметили предсуицидальное состояние Риты Камаловой, - отвечали они в один голос, - то обязательно направили бы ее к психологу. Но она вела себя совершенно нормально, адекватно обстановке. Мы ей лишних вопросов не задавали, только те, которые были необходимы для освидетельствования. Все они абсолютны стандартны у акушеров-гинекологов. Когда отец девочки не согласился с нашими выводами, мы ему объяснили процедуру обжалования. Для нас все произошедшее – это шок и оправдываться в чем-то сейчас просто нелепо.

Как же так получилось, что столько взрослых людей, умных и опытных, общавшихся накануне с 15-летней девочкой, проглядели ее немое отчаяние? Этот вопрос не дает покоя многим в Зилаирском районе. Волнует он и меня, как и любую мать, невольно примеривающую ситуацию на себя. И окажись я в ситуации Рината Камалова, то уже знала бы, как поступить. Меньше всего, пожалуй, меня бы волновал вопрос, девственница ли моя дочь или нет. Я бы обняла свою испуганную девочку, такую хорошую, добрую и трудолюбивую, погладила по голове и сказала: «Да черт с этой экспертизой! Ты для нас самая любимая и родная, и твое душевное спокойствие для нас, родителей, всех важнее. Чтобы с тобой не произошло, знай, мы всегда на твоей стороне». А уже потом можно самой со спокойной совестью бросаться на баррикады. 



Нам, уфимцам, очень повезло: мы жили в одном городе с Мустаем Каримом. Как и многим моим современникам, мне не раз доводилось слышать его выступления, видеть поэта на официальных мероприятиях, юбилеях. Одно из памятных событий - празднование его 60-летия, которое проходило в Башкирском государственном университете. Тогда в Уфу на юбилей друга приехали Расул Гамзатов, Чингиз Айтматов, Кайсын Кулиев и другие знаменитые писатели. Больше мне никогда не приходилось видеть вместе сразу столько "живых классиков". И приятно было, что Мустай Карим держался, как всегда, просто и естественно, а в каждом слове выступавших сквозили искренняя любовь и уважение к нашему прославленному земляку.

Было это в 1979 году. Тогда я работала редактором университетской "многотиражки" и к юбилейной дате выпустила специальный номер с большой подборкой, посвященной Мустаю Кариму. Помню, после окончания торжественной части, страшно робея, я подошла к Мустафе Сафичу и протянула ему сначала только что отпечатанный номер газеты (как говорится, на память), а затем сборник его стихов с просьбой оставить автограф. Поэт очень спешил и успел только размашисто расписаться на книжке.

Кстати, сборник стихов "Время - конь крылатый" и по нынешним меркам шикарный: на мелованной бумаге, с цветными иллюстрациями, в суперобложке, и выпущен он был в Москве. Купила я его на каком-то серьезном мероприятии - то ли партхозактиве, то ли районной комсомольской конференции, куда обычно привозили хорошие книги. А в городских книжных магазинах в то время выбор был весьма скуден. Подписные издания классиков, например, получали по записи или по "великому блату", а современную литературу привозили либо из столичных городов, либо выискивали где-нибудь в глубинке. Понятно, что этой книгой народного поэта я очень гордилась, а теперь горжусь еще больше. Почему? - об этом чуть позже.

Летели годы. Выступления Мустая Карима я слышала на съездах Союза писателей и Союза журналистов республики, где бывала по долгу службы или в качестве делегата. Всегда старательно записывала в блокнот его мудрые высказывания, да вот беда: эти записи потом куда-то девались, но все равно в памяти надолго оставалось ощущение чего-то важного, значительного. С удовольствием поэт приходил в парк Победы - на празднование 9 Мая. Теперь там стоит Республиканский музей боевой славы, а сам парк с годами становится еще краше и величественней. И что меня всегда поражало: с Мустафой Сафичем можно было запросто пообщаться. Он не устанавливал дистанции между собой, столь известным литератором и общественным деятелем, и собеседником, будь то студент, рабочий или рядовой служащий. Правда, на официальных мероприятиях Мустай Карим практически не бывал один, его сопровождали руководители разного уровня, как и положено такому знатному человеку. Но он охотно, когда был в добром здравии и не слишком загружен работой над новыми произведениями, проводил творческие встречи в различных аудиториях. Наверное, в силу своей природной скромности и деликатности не мог отказать, когда его упрашивали приехать. И еще ему приходилось заниматься массой дел, не относящихся непосредственно к творчеству.

Подробно расскажу об одной встрече, в которой посчастливилось участвовать и мне. Случилось это в апреле 2001 года. Преподаватели Уфимского строительного колледжа договорились о том, что Мустай Карим, чувствовавший себя неважно, примет их дома для разговора по теме "Воспитание души" (на примере его прозаических произведений). Эта тема в колледже разрабатывалась на протяжении нескольких лет. К группе из трех человек с радостью примкнула и я. Увидеть патриарха башкирской литературы в домашней обстановке предстояло впервые. С собой я взяла несколько книг, в том числе свой любимый сборник "Время - конь крылатый". Жаль только, что не захватила фотоаппарат.

И вот мы у двери дома, где живет писатель. Поднялись на нужный этаж. Звонок. Нас встречает дочь - Альфия Мустаевна. Озираясь по сторонам, радуюсь, что у народного поэта Башкортостана такая удобная и просторная квартира.

- Папа, к тебе пришли! - сказала Альфия Мустаевна, проводя к нему в кабинет.

Мы старались не шуметь, так как знали, что его жена Рауза Суфиановна тяжело больна и уже не встает с постели.

Пока педагоги говорили о своей методической работе и передавали подарки, сделанные руками студентов, я внимательно осматривала кабинет. Несколько шкафов с книгами. В центре комнаты - большое фото, где Мустай Карим запечатлен со своими друзьями - Расулом Гамзатовым и Чингизом Айтматовым. (Кто-то прошептал: "Три богатыря!") Рядом с лоджией простенок, завешанный уздечками и кожаной сбруей. "Это подарки", - пояснил Мустафа Сафич. Массивный письменный стол, несколько стульев, диван, на котором разместились мы. Вот, пожалуй, и все.

Я обратила внимание на четкий, почти каллиграфический почерк, которым Мустай Карим написал отзыв на методические материалы, переданные заранее работниками колледжа. У поэта, несмотря на состояние здоровья, нашлись-таки силы и время, чтобы прочитать объемную рукопись и собственноручно написать несколько страниц текста. Ведь он не привык кого-либо подводить.

Когда миссия преподавателей подходила к концу, подошла к Мустафе Сафичу и я. Во-первых, протянула ему тот сборник, где в 1979 году он успел только расписаться, и попросила что-нибудь написать. Мустай Карим лукаво посмотрел на меня, потом взял ручку и написал: "Милой Любови объясняюсь в любви через 21 год 5 месяцев. Мустай Карим. 5.04.2001".

Во-вторых, я подарила ему книгу своих стихов со словами, что "буду рада, если вы их прочтете". На что поэт ответил: "Обязательно".

И, в-третьих, я осмелилась попросить автограф для моего немецкого друга Вальтера Беттерманна, с которым была давно знакома по переписке. Почти ровесник Мустая Карима (1917 года рождения), он жил тогда в городе Йена, куда мне предстояло ехать вместе с дочерью по приглашению. Для подарка ему я захватила еще одну поэтическую книгу, хранившуюся у меня в библиотеке, - "Годам вослед".

Мустафа Сафич стал расспрашивать о Вальтере Беттерманне: что это за человек, был ли участником войны, откуда знает русский язык и т.д. Я ответила, что мой заочный знакомый, хотя и был в Германии летчиком, в бомбежках не участвовал - обслуживал аэродромы, а русский язык изучил на шахтах Воркуты, куда был сослан после войны.

- Что ж, будем считать, что это так, - согласился Мустай Карим и написал несколько строк посвящения. К сожалению, копию я не сняла. Помню только начальную фразу: "Вальтеру Беттерманну - хорошему человеку, как утверждает Любовь Кузьминична, от поэта Мустая Карима..."

Этот маленький томик я бережно передала своему старшему немецкому другу. После нашего отъезда он перевел на родной язык несколько стихотворений башкирского поэта, говорил, что читал переводы стихов в клубе любителей литературы. А в феврале 2004 года его не стало. И вот уже прошло четыре года, как нет нашего дорогого Мустая.

А та встреча закончилась дружным чаепитием за большим кухонным столом. Гостеприимный хозяин угощал нас сотовым медом и все шутил по поводу того, что каждый приходящий почему-то норовит принести с собой коробку конфет:

- Наверное, все считают, что я жуткий сладкоежка.

Еще остались в памяти наши разговоры по телефону. Однажды он позвонил мне, получив рукопись статьи о Вальтере Беттерманне и его замечательной семье. Высказал несколько замечаний, советов. Мне, конечно, были очень дороги эти слова корифея литературы. Повторюсь, что он внимательно относился к каждому, с кем его сводила судьба. Потом звонила я, справляясь о его здоровье.

В моей записной книжке остался его телефон. На книжной полке стоят его стихи и незабвенное "Долгое-долгое детство". Наверное, такие люди рождаются раз в столетие, и воспоминания о них - это наш золотой фонд.

Скоро песни вернувшихся стай
Зазвенят над разбуженной чащей.
Хорошо, что ты рядом, Мустай,
Верный друг и поэт настоящий!

Эти строки посвятил Мустаю Кариму его товарищ, соратник в самые нелегкие времена, дагестанский поэт Расул Гамзатов. А сохранила их пожелтевшая вырезка из "Вечерней Уфы" от 16 декабря 1982 года, вложенная в тот счастливый сборник. Пожалуй, все на этой земле неслучайно.



Стихия искусства не изолирована от окружающего мира, но зорко видит все  вокруг и вбирает в себя по собственному усмотрению. Театр - это загадка, в которой каждый самостоятельно подбирает для себя роль: режиссер, актер, фотограф или зритель в темном зале.

Владимир Корчев - человек-море, эксцентрично разный: способный к микроскопически кропотливой биологии и ставящий смело-эпатажные, философские спектакли; в нем синкретично соединены три стихии: ботаника, французский язык и театр, его окружение - люди талантливые, его стремление - пробудить творческие потоки в других.

Прочитанные страницы.

- После окончания биологического факультета БГУ я начал ставить пьесы в Школе-клубе авторской песни под руководством Елены Козловой. Направила меня к этому творчеству Неонила Сагабиева, учитель МХК и эстетики в пятнадцатой школе - мой мастер. Интерес к сцене, зародившийся в школьном театре, продолжил расти в течение учебы в университете, развиваясь и поныне. Зная деятельную натуру Неонилы Ильгамовны, ее возможность оказаться сейчас в любой точке страны, я говорю ей слова любви и благодарности. 

Первая пьеса в ШКАПе - "Анданте" Людмилы Петрушевской, жесткого социального автора, специально подводящего к острым углам. Начав с такой планки, сложно ей соответствовать дальше, но мне было интересно взять спектакль, после которого хотелось бы жить. Сразу после премьеры я написал так:

О, человек! Порою тщетно 
Судьбы форсирует крещендо.
Но, обломившись, тут же рьяно
Любовь низводит до "пиано".
Так пусть же хватит нам таланта
На лад "мажор" и темп "анданте"!

Хоть andante и означает "не спеша", но в реальности это было скорее allegro - события развивались стремительно, возникали новые идеи, свершались спектакли.

К имеющимся биолого-педагогическим основам добавилось овладение новыми художественными приемами в результате учебы в Московском государственном университете культуры и искусства по классу режиссуры любительского театра. Ботаника научила меня наблюдать, экспериментировать с тем, что я вижу и чувствую. Параллельно начал учить французский, потому что интересовало звучание идей в оригинале.

К 2005 году я ощутил силы создать свой театр в Доме детско-юношеского туризма и экскурсий, символически назвав его "Птицы"; в русскоязычную труппу чуть позже пришли ребята, говорящие на языке Вольтера. Открылись спектаклем, поставленным всего за пару весенних месяцев; "Five o'clock" - трезвучие безумного чаепития Льюиса Кэрролла, Уолта Уитмена и поэзии Эмили Дикинсон. У истоков театра вместе со мной стояли мои подруги-художницы – Эльмира Шайхатарова и Римма Казыханова, авторы декораций и по сей день

Яркий и важный для становления театра - спектакль начального периода "Дар Прометея" по произведениям Эсхила и Мустая Карима, с которым мы выступали на конкурсе подростковых клубов города. После диалога Фемиды (Лейла Назарова) и Прометея (Миша Куликов) зрители аплодировали стоя, а я и сегодня вспоминаю этот отрывок с особенной теплотой. 

Актеры начального этапа - талантливые ребята, задавшие "Птицам" определенную высоту полета: Михаил Куликов - актер, инженер спектаклей, душа театра, Вячеслав Цветков - великолепный звукооператор, зав.постановкой. Конкретизировать дальше, я думаю, не стоит, потому что это добрая сотня людей: многие из них пришли в "Птицы" из биологов, потом из Педагогического университета, сейчас идут из разных вузов и школ. 

Не прекращается творческое общение с преподавателями специальных театральных дисциплин. Хореографы Михаил Сапченко и Виктория Логвинкова - наши генераторы идей: их мнение очень важно, ценно и дорого, потому что эти люди наиболее близки "Птицам" по духу. 

Каждый спектакль дорог не только содержащейся в нем идеей, но и людьми, которые его делали. Вот так в знаменитой, но сложной для постановки и восприятия истории "Трамвай "Желание" Теннесси Уильямса мы открыли блистательную Ольгу Миронову (Бланш), живой и страстный талант которой таился в сверхскромной, даже интровертной поначалу девушке. 

С ребятами из школы   40 поставили пьесу на французском "Животные всего мира" по Жаку Рубо. Автор использует такую тонкую игру слов ("Les animaux de tout le monde"), что уже в названии смысл неимоверно расширяется, доходя до вселенских масштабов: в каждом есть свой зверек, - утверждает Рубо. Дети, уподобившись животным, показали не улавливаемое в призме повседневности величие малого, увидеть которое возможно лишь внимательным глазом. Весной прошлого года мы повезли спектакль на Региональный фестиваль франкофонных театров в Самару и получили призы за лучшие женскую и мужскую роли, режиссуру, креативность и второе место в придачу.

Своеобразный эксперимент том же году провели с "Девицей на выданье" Эжена Ионеско со студентами БГПУ им. Акмуллы. Сюжет произведения заключается в том, что девушка влюбляется в молодого человека, но не "в того" по мнению матери. Появляющегося на сцене второго жениха мать так же считает недостойным своей дочери. В результате, как можно догадаться, "послушная дочь" остается с матерью. В "Девице+ " мы пронаблюдали синергетику двух культур: французской и русской. Первоначально задуманный как некая конфронтация, спектакль, тем не менее, воспринял мои новшества, и возникло вполне органичное слияние самоцветов Суламифи и безумных плясок французского абсурдиста.

Два года назад я выпустил очередной сборник стихов, презентовать книгу решил в нашем клубе. Мои планы органично дополнил неожиданный встречный перфоманс ребят - был установлен белый дресс-код, они читали мои стихотворения, вовлекли в действие и публику. Фееричное действо получило название "Как можно больше белого".

Ученики-птицы 

- Педагогическая работа в театре раскрывается в нескольких ракурсах. Порой ты словно прикасаешься к жидкому зеркалу: его поверхность мерцает, переливается, и кажется, что ты можешь погрузить в него руки. Вместе с тем, ты не знаешь наверняка, каким оно окажется: твердым или мягким?.. Иногда перед тобой проплывают, словно на линии транспортера, фантастические плоды, каждый в себе таящий нечто. Открывая мир для себя, а потом и для других, в тебе срабатывает память сердца, хранящая первые впечатления. В результате старое, давно понятое высвечивается под совершенно иным углом. Да и ребята меня многому учат. Вот, например, совершенно недавно Зульфия Вагапова, наша актриса, поставила этюд, написав удивительно-проникновенный, хлесткий текст, в котором тонко, глубоко, внимательно прочувствовано пространство.

- Это мой первый самостоятельный опыт режиссуры, - говорит чуть смущенная Зульфия, когда мы продолжили беседу с "птицынскими" актерами. - До последней ночи перед презентацией переписывала первоначальный вариант. А когда сыграли, получилось гораздо лучше, потому что актеры всегда помогают, сглаживают неровности текста. 

На мой вопрос, что для них игра в театре, Лилия Миндиярова, Регина Камаева, Зульфия Вагапова, Арина Первушина и Никита Ефремов ответили так:

- Театр подменяет привычный воздух, которым дышал с рождения; проживая жизни своих героев, ты, в результате, и сам живешь по-новому. Игра расширяет обыденные роли; через познание чувств, переживаний героев, приобретаешь своеобразный опыт. Обыгранный в спектакле негатив, в реальной жизни катализирует больше позитива! Выпуская эмоции, находя альтернативные пути самовыражения, мы становимся более многогранными, избавляемся от клишированных реакций на те или иные ситуации. 

Погружение в среду театра освобождает мышление, нередко дает ответы на волнующие тебя вопросы, потому что вдруг оказывается, что твоя ситуация знакома и другим; и ты что-то неуверенно начинаешь делать, и неожиданно оказывается, что тебя поняли и одобрили! 
Спектакль - это воплощенное творчество, ты что-то делаешь, преобразовываешь, меняешь местами, порой без слов, только жестами. Окончательный же результат получается на стыке наших интерпретаций и зрительских мыслей.

Театр: "Я верю"

- Творческий труд не менее объемен, чем всякое другое ремесло; сам художник сравним с раковиной: ровный матовый цвет - фундамент, и лишь тонкий налет перламутра - способность создавать нечто новое. Это два лика одной сущности, все равно, что однокоренные понятия "быт" и "событие": крепко связанные, они не могут существовать друг без друга. Для оригинальности мышления необходим потенциал, а откуда ему расти, как не из профессионализма? Только постоянно учась, открывая новое для себя можно стать специалистом. Знания обладают мощной организующей и преобразующей силой - я твердо в этом убежден. 

Может быть, именно поэтому, когда где-то в глубинах зарождается идея нового спектакля, я отрываюсь от достигнутого теплого уже уровня и ухожу в размышления, отпуская новую концепцию на свободу, давая ей время для приобретения определенной формы, после чего и она, и я возвращаемся друг к другу. Но ты не можешь знать, во что конкретно воплотится твоя идея. На момент постановки самое главное - знать, для чего ты это делаешь. Например, наш недавний перформанс "Сельдь под шубой" рассчитан на то, чтобы человек почувствовал себя как рыба в воде.  Но сначала он должен определить для себя: что такое рыба? Что такое вода? И что это за состояние?..

Новый спектакль "Мне нужна была темнота" зафиксировал определенный жизненный этап режиссера.

Это результат постижения единства жизни и смерти, магнетизма ненависти и растворения любви, отношений  личности и толпы. Разработка концепции началась при жизни человека, сыгравшего главную роль в моем становлении - моей бабушки, Устиньи Андреевны Двоеглазовой, которая присутствовала и в спектакле, воплотившись в символическом образе-маске богини солнца Аматэрасу. Действо вобрало в себя драматизм "Чужого лица" Кобо Абэ и потаенные процессы, происходящие внутри личности ("Исповедь маски" Юкио Миссима); оно нашло разрешение в сложной звуковой и световой партитуре и бело-красно-золотых тонах, приведя в движение один вселенский день.

Лейтмотив истории - потеря героем (Тимур Ризяпов) своего лица, что по-японски означает моральную смерть, и человек обязан  прикрыть свою истинную сущность. Зульфие Вагаповой (жена героя), ощутившей мучительную грань между мнимым и настоящим, очень точно и по-японски тонко удалось соединить чувственно-женское начало с аналитическим мужским. Однако первой поняла значение случившегося с героем девочка с мячиком (Алена Кузьменко), сквозной персонаж, связавший все нити повествования, а профессор (Александр Банников), взявшийся за изготовление маски, воплотил знаменитый эволюционный принцип скульпторов: "лик - лицо - личина".

Маски, которые носят все. Потеря лицо и его поиски+ свое ли ты нашел? - на смену приходит очень много Масок; довольно быстро они становятся привычными и легкими: они прирастают. Но, по словам Кобо Абэ, если на маску надеть еще одну - проступает настоящее лицо+ Какой темный зверь таится в глубинах человека?.. Катарсис приходит в финале, когда сверху начинают падать красные - словно спасительно кислородные - маски. А надо всем, возвышаясь, сияет лицо незабвенной Аматэрасу.

Идеально поставленных спектаклей быть не может, и это нормально. Я в таких случаях после премьеры говорю ребятам: "Как всегда повезло с актерами и не повезло с режиссером". Но театр - это вечный вопрос, а не точка в конце, его функция - задавать толчок мыслям зрителя... "Гладкие" повествовательные спектакли меня смущают: они проходят, не оставляя в памяти следа, словно идеально гладкие лица. А театр продолжает жить - и это всегда движение, освоение новых технологий и территорий, возвращение к старым, давно изученным и проверенным, но внезапно увиденным по-другому.

В этом загадочном действе, в которое вовлечены актеры и зрители важна чистота проживания, первичность, искренность эмоций, умение удивляться, воспринимать новое - "чувства добрые, лирой пробужденные".



Он воевал в Афганистане и писал стихи. Синкретичным полотном предстает его творчество; от него веет такой полынной беспредельностью, и стоит оно, подобно острову, особняком от общепринятых канонов силлабо-тоники. Александр Банников не эпатирует языком: способы выражения, применяемые автором достаточно просты, но восприятие внутренней  имплицитной наполненности образов. 

Александр Банников, впитавший мир с разных сторон, долго и мучительно искал суть жизни человека. Ему пришлось изменить свою природу, чтобы, наконец, найти Ответ на мучавшие его вопросы. А стихи его - как маленькие раскаленные кратеры над жерлом сущности человека - концентрат самой жизни+ 

 "Человек-перекресток" [2] - так называется книга ярких послевоенных стихотворений поэта А. Банникова. Метафора перекрестка подразумевает пересечение дорог, место встречи, а в коннотативном значении, применительно к стихотворному сборнику, - пространство текста, в котором идет сопряжение понятий "жизнь" и "смерть". Человек неизбежно встает на перепутье: вот тут-то проявляется его свобода выбора и несвобода избежать его. Где, как не в стрессовых условиях войны, перед человеком чаще и рельефнее предстает необходимость выбора?..

Одна из первых характеристик, которая дается поэтом, - утверждение о том, что "жестокость - земная черта". На войне человека "приручают к автомату", "остужая нежную животность" к "себеподобным", готовят послушных исполнителей, "тружеников автомата":

Уже умерли двое из десяти.
Я на руки смотрю - становлюсь восьмипалым,
Семипалым.  Нужда сосчитать до мизинца.

Стремление к нулевой предельности - вот что выражает жесткий счет. В замкнутом пространстве, где сбиваются жизненные ориентиры, но не прицел автомата, очень легко потерять человеческий облик: достаточно лишь раз дать своему лицу окаменеть - и случай выжить упущен. Вот почему так терзается и болит душа героя Александра Банникова. Вот откуда тревога, тоска, слабость, щемящее чувство одиночества, горечь, осознание своей ненужности и ощущение усталости, находящие выражение в стихотворческой исповеди. Говорить об этом нужно, чтобы, по выражению поэта, "не озвереть окончательно, не разучиться любить и думать" [1, с. 9]. Вопросы типа "Что делать убившему?", "Где жизнь?" ответов не имеют, но процесс творения стихов для автора выступает как паллиатив. Жизнь и смерть соседствуют в условиях войны, но факт смерти обесценивает принцип существования человека. Поэтому корректнее выглядит оппозиция "смерть – смысл". 

Переход человека в небытие разрушает все, имевшее для него значение в жизни, поэтому само стремление понять эту метаморфозу не имеет смысла. Молчание в этой ситуации неуместно, и простая констатация тоже не поможет. Тогда встает вопрос не о том, что рассказать (содержание), а в какой форме это сделать. Александр Банников, задумавшись над тем, подвластно ли человеческому языку объяснить явление смерти как более или менее очевидного для человечества понятия предельности, ответил отрицательно: 

Потому-то нельзя ничего объяснить - 
Чтоб про смерть рассказать, нужен птичий язык. 

С другой стороны, сосредоточенность на имплицитной стороне поиска не позволяет найти спасение в "друзьях и окопах семьи". И все же мысли о любимых людях поддерживают героя в окружающей его суровой действительности; память об их заботе, любви, нежности согревает и дает надежду, подпитывая стремление человека выйти из кругов ада афганской войны.

Вот здесь мы находим изображение любимой женщины, воплощенное в образе-эмблеме, "распявшей" свой взор на пространстве оконном:

Ты смотришь в окно - так глядят на икону.
Себя обрекла на безмолвье, послушница.
Но шарит рука по распятью оконному - 
Вот так, задыхаясь, ищут отдушину.

Она ждет возвращения мужа, как ожидают Откровение: "лицо заострилось, как наконечник", ее лик - "светлая лампада". Ее облик транслирует любовь, которой она стремится заполнить царящую вокруг пустоту и невероятное волнение; напряженная поза при внешнем бездействии выдает внутреннюю динамику и энергетическое напряжение.

Возможно, отчасти благодаря ее любви герой выжил и вернулся, принеся с собой в мирную жизнь мучительное противоречие: "запомнить на всю жизнь - скорее забыть"[1, с. 10]:

И пустыню - доблестный опыт - 
Поменяем на мирное дело,
И привычки другими заменим.
Но становится органом тела
Неразвязанный узел сомнений.

Стихи Александра Банникова - завязанные "узелки памяти". Вспоминать - больно, но, чем дальше, тем сильнее в настоящее бесцеремонно входят воспоминания, словно снопы света из-за неплотно прикрытой двери. Больно потому, что на пространственно-временной дистанции чувство потери чего-то важного проступает более рельефно: "Сны в наказанье год и жизнь спустя". И вот здесь начинается самое страшное - анализ и осознание пережитого там.

Описывая нелепую смерть подорвавшегося на не ему предназначавшейся мине маленького афганского мальчонки, Банников напишет в книге "Афганская ночь": "Я впервые остро почувствовал всю мерзость и преступность этой войны". [1, с. 27]:

Мы в холст отдельно завязали 
останки - будто есть надежда,
Осталось марево, как знамя 
победы нашей зарубежной.
В глазах светлеет, будто кляксы 
стекают с них,  убит мой враг.
Я равен ране - я поклялся 
как на суде: Не врать. Не врать.

Все больше и яснее предстает перед героем окружающая его непробиваемая стена молчания и умолчания о том, что было в горниле Афгана; герой задыхается в атмосфере всеобщей лжи, которая "стекает" с глаз, и в это же время правда, настоящая, болезненная, как рана, проступает наружу. Автор не щадит себя, крупным планом обозначая и проблему вины-прощения, которая в его творчестве создает концептуальную триаду: "память - совесть - ответственность". Объяснимы ли его чувства? Измерима ли его скорбь по убитому из вроде бы вражеского стана ребенку?..  Александр Банников чувствует едва ли не кровное родство со всем человечеством, поэтому концепцию его творчества можно предварить высказыванием Джона Донна о том, что смерть каждого Человека умаляет и тебя самого.

Истощившая его битва со ставшими уже химерическими соперниками получилась неравной: герой одинок в беспощадной игре со стреляющими миражами своей памяти, потому что "война закончена лишь тогда, когда похоронен последний солдат" [3, с. 121]. Не сломали хребет мне, но я стал внутри горбатым - "волком человеческим"! Победители так не говорят.

Но утверждение, что Александр Банников проиграл, будет неверно. Он  приблизился к пространству, в котором работает неподвластный и недоступный для человеческого разума механизм; пространству, в котором он мог лишь исполнять диктуемое и наблюдать такие проявления реальности, которые идут вразрез с его мировоззрением. По мере проявления отношения героя к происходящему, конфликт накаляется до трагического предела: Банников приближается к гибели - и в этом факте прослеживается трагический мотив гамлетизма, который каждый решает по-своему. Человек, стоящий на перекрестке жизни и смерти, свободен в обязанности выбрать смерть тела или гибель духа - но ни в коей мере он не свободен от этого выбора. Александр Банников выбрал путь смерти физической, подведя черту своей "узелковой" рукописи.

1. Банников А. Г. Афганская ночь: очерки, стихи / А. Г. Банников. - Уфа: 2003. - 128 с.
2. Банников А. Г. Человек-перекресток / А. Г. Банников. - Уфа: Башкирское книжное издательство, 1992. - 88 с.
3. Суворов А. / К. В. Душенко // Большая книга афоризмов. - М.: Эксмо, 2007. - 1056 с.



Мы стремимся найти что-то изумительное, возвышенное вдалеке от себя, не подозревая даже, что это чудо порой совсем близко. В поселке Саракташ, что всего лишь в 60 км от Исянгулова, есть место, которое по праву может считаться чудом света. Это Свято-Троицкая Обитель Милосердия. Именно этой Обители была посвящена наша командировка в соседнюю Оренбургскую область.

Как все начиналось. 

В живописных окрестностях Южно-Уральских гор расположилась святая обитель. Еще в годы войны, а именно в 1943 году, православная христианская община верующих в п. Саракташ впервые получила регистрацию от властей. Поселковый совет выделил для общины небольшое здание. После долгих гонений во времена советской власти в самом начале 90-х годов началось строительство новой церкви. В 1990 году и направлен был в Саракташ выпускник Московской духовной семинарии Николай Стремский с женой – матушкой Галиной, окончившей иконописную школу при Троице-Сергиевской лавре. Возрождение духовной жизни в поселке ознаменовалось чудом – обновилась икона Казанской иконы Пресвятой Богородицы. Кстати, в преддверии этого ее хотели сжечь – лика Богородицы видно уже не было. И в один прекрасный день он вдруг посветлел.

Позже, в 1992 году – построили начальную образовательную церковно-приходскую школу. В этом же году матушка Галина и отец Николай взяли в свою семью 15 сирот в возрасте от полутора до 7 лет. Этим не ограничились – ежегодно они усыновляли детей, оставшихся без попечения родственников. «Нам звонили из оренбургских роддомов и просили взять детей-отказников, – рассказывает отец Николай. – Были и такие, которых родители подбрасывали в детские дома, оставляли прямо на пороге». А один мальчик в детском доме поинтересовался: «Пап, ты меня скоро заберешь?..». Забрали его в тот же день. Первого ребенка – девочку – отец Николай удочерил, когда ему было 28. Теперь Насте 23, она отучилась и вышла замуж. Свою семью – матушку Галину и отца Николая – не забывает. Разве можно забыть родительскую любовь? Подрастают и другие дети – всего их на сегодня 70, 25 из них носят фамилию Стремского, остальные – на попечении.

За любовь платят любовью.

Семья Стремских – самая многодетная в России. Признавая, что дети – удовольствие дорогое, о материальных ценностях, которых на всех могло бы и не хватить, отец Николай не задумывается. «Мы воспитывали детей в труде, они знают, что во взрослой жизни, если хочешь быть обеспеченным, нужно работать» – говорит он. А сейчас всю семью обеспечивает большое хозяйство.

Не секрет, что, к несчастью, дети-отказники болеют многими заболеваниями, ведь они из семей неблагополучных. Среди воспитанников Стремских есть малыши, страдающие ДЦП, одна девочка – без пальцев на руках. Нескольким мальчикам уже сделаны бесплатные офтальмологические операции, другим они еще предстоят. Есть спонсоры, друзья, которые помогают материально в лечении ребят, но … Лечение нынче очень уж дорогостоящее. В семье священника распределены обязанности. «Мои девчонки еду готовят так вкусно, как редко у кого из опытных хозяек получается», – говорит отец Николай. Овощи на приусадебном участке домочадцы выращивают все вместе. Кошки, собаки, рыбки в аквариумах находятся на попечении детей. Старшие девочки смотрят за малышами, ухаживают за бабушками в Доме милосердия, вместе с мальчиками помогают бабушке, монахине Маргарите, на ферме. А в 2004 году в семье произошло знаменательное событие – венчался первый сын Павел.

Когда мы приехали к отцу Николаю, все в обители готовились к очередному большому событию в семье – свадьбе дочери Люды. Это будет 17-я свадьба в семье Стремских. Все по правилам – красивое белое платье, регистрация брака, венчание. А потом, пока не найдет другую работу, Людмила будет работать при обители.

Семья Стремских – это еще и большой хор. Практически все дети школьного возраста знакомы с «тремя хитами» в музыке – есть здесь маленькие пианисты, гитаристы и даже гусляры. А на богослужениях дети пели даже в Америке! В семье сложилась традиция каждую осень бывать в святых местах Америки.

Матушка Галина и отец Николай подарили своим детям все, что принято для счастливого детства – радость познания, мир путешествий и музыки, материальные блага и то, чего эти дети чуть было не лишились – родительскую истинную любовь. И за эту любовь и малыши, и уже повенчанные сыновья и дочери, благодарят их любовью.

«Дети, воспитанные в любви и вере, вырастут настоящими людьми»,

– так считает отец Николай. Церковь во все времена призывала к чистоте и нравственности, к святости. Наша сила – в вере. Бог помогает человеку исправиться, избавиться от грехов, встать на путь истинный.

При храме божьем действует Православная гимназия имени преподобного Сергия Радонежского. Управление образования Оренбургской области в 1996 году выдало лицензию на право ведения образовательной деятельности. В этом же году специально в гимназию приезжал Его Святейшество Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, ныне покойный.

В гимназии преподаются те же предметы, что и в обычной общеобразовательной школе плюс православное учение. Помимо учебных классов, есть небольшой музей и библиотека с огромным книжным фондом – как художественной, так и православной литературы, класс для хора (в хоре выступают 12 человек).

До недавних пор здесь существовало и единственное в области Епархиальное Духовное училище. Сейчас его перенесли в Оренбург. Выпускники по окончании его принимают священный сан, служат на приходах епархий.

В гимназии же сейчас 80 воспитанников, мальчики и девочки обучаются раздельно. Это дети семьи Стремских и людей из штата обители ( в штате, кстати, 185 человек). Духовные дисциплины преподаются в гимназии за счет регионального компонента. Обучение ведется в двух направлениях – общеобразовательном и духовном, которые органично дополняют друг друга. Часты мероприятия для гимназистов – концерты, выставки, конкурсы, паломнические поездки по святым местам, просмотр фильмов религиозной тематики.

Преподают 24 учителя Саракташских школ, приезжают и из Оренбурга. Воспитанники гимназии носят специальную форму, несут послушания в алтаре, поочередно трудятся на ферме. Все расходы, связанные с обучением и содержанием воспитанников, несет Свято-Троицкая Обитель Милосердия.

Ученики православной гимназии совершают миссионерские поездки с концертами.

«Если воспитывать детей в подобном духе, в духе нравственности и чистоты, они никогда не будут пить, курить и вести аморальный образ жизни. Никогда, – уверен отец Николай. – Наши дети искренне верующие, иногда даже я учусь у них чему-то. Наверное, даже когда они вырастут, а мы состаримся, сможем опереться на них. Они будут приличными людьми потому, что видят только добро и не видят того, что могли бы видеть в неблагополучных семьях». 

В труде и честности.

Пекарня и большое хозяйство. Это еще один вид деятельности, которую осуществляет отец Николай. Однажды ферма горела – произошло короткое замыкание. Огнем уничтожена была и часть корма для животных, и только что отремонтированное помещение для работников. Много времени ушло на восстановление помещений. Стоит того, ведь ферма и по сей день является большим подспорьем для многодетной семьи Протоиерея Николая Стремского. Молоко и мясо с фермы поступает также и в Дом милосердия, и в Православную гимназию Обители милосердия.

Животноводческой фермой руководит монахиня Маргарита. В ее хозяйстве несколько десятков коров, свиней, телята, поросята, куры.

В пекарне накануне Пасхи выпекают куличи, их освящает один из священников Обители. Освоено производство нескольких сортов хлебобулочных изделий, тортов и пирожных. Еще одна из обязанностей сотрудников пекарни – выпечка просфор для богослужебных целей.

Помимо пекарни и животноводческой фермы, Дом милосердия имеет швейную и фаянсовую мастерские.

Мечты, мечты… И реальность.

В условиях развивающего кризиса мы не могли не затронуть эту тему. Оказалось, отец Николай кризиса не боится. И развитие малого предпринимательства как гаранта создания рабочих мест только приветствует. Только вот не у каждого эта предпринимательская жилка есть. А еще протоиерей мечтает развести лошадей, построить конюшню. Как говорят, лошади обладают силой излечивать детей…

Мечтает он о том, чтобы все люди были нравственно красивы и чисты. Сейчас в обществе сложилось так, что женщина сама и детей воспитывает, и семью обеспечивает. Если супруги разводятся, отец ребенка не обеспечивает его. «Такого быть не должно, – считает отец Николай. – Отец должен обеспечивать ребенка до его совершеннолетия».

Многие пары сейчас венчаются – по 2–3 пары каждые выходные приезжают не только с Оренбургской области, но и со всех уголков страны. Люди верят и это радует.

…. Когда мы заговорили о строительстве церкви в Исянгулове, отец Николай удивился, что в районе нет ни одного храма. И что строительство первого остановилось из-за отсутствия средств. «Благотворителей, спонсоров нужно искать не только в районе, но и далеко за его пределами. Когда церковная жизнь Саракташа только возрождалась, наши прихожане стучались в двери каждого дома поселка. По копейке собирали на Храм. Надо, чтобы сам народ принимал участие», – считает настоятель Свято-Троицкой Обители Милосердия. Вспомнил он и о том, как в 90-х годах приезжал в Исянгулово и прямо на улице совершал таинство крещения для желающих. За 1 день он окрестил всего 80 человек. Еще в то время верующих было много…

А еще рядом с обителью находится мечеть. И протоиерей Николай с тамошним хазратом хорошие друзья. Бывает, мусульмане по пути в мечеть захаживают и в обитель и ставят свечи. «Нужно жить в дружбе, все мы одним Господом Богом едины», – уверен отец Николай.

«Немодно сейчас о стариках заботиться…»,

– с горечью признает настоятель Свято-Троицкой обители. В Доме Милосердия, построенном в 1994 году, сегодня проживают 25 старушек, старшей из которых 96 лет. За ними ухаживают и медсестры, 2 раза в день бывает обход медперсонала. Попадают сюда в основном больные, не ходячие, а прожив некоторое время в тепле и заботе, буквально расцветают. На их лицах появляется улыбка. История многих из этих бабушек – это история бессердечного отношения людей к своему старшему поколению, история безразличия общества к проблемам и нуждам стариков. Кого-то из них выгнали из дома родные дети или внуки, кто-то остался на улице из-за процветающей в обществе безнаказанности. Одна бабушка из Казахстана. Как она добралась до обители без документов и денег – загадка. Сейчас решается вопрос о восстановлении документов старушки. В зависимости от самочувствия, бабушки посещают богослужения, причащаются. К лежачим больным для исповеди и принятия Святых Христовых Тайн приходит священник.

Святыни обители.

Храмы обители украшают множество икон, многие из которых были пожертвованы прихожанами из других городов Оренбургской области, России и даже Австралии. В семи километрах от Саракташа обустроен источник Казанской Иконы Божьей Матери, рядом сооружена часовня.

По рассказу отца Василия, одного из служащих Обители, однажды благодетель, пожелавший остаться неизвестным, принес в Обитель большую Тихвинскую икону Божьей Матери. Когда он вносил икону в ворота, куранты на колокольне заиграли мелодию. А в праздновании в честь Почаевской иконы Пресвятой Богородицы был организован крестный ход на источник Казанской иконы Божьей Матери. Придя туда, все увидели, что теперь святой источник бьет ключом с новой силой. Это было еще одним чудом. А Тихвинская икона неоднократно вывозилась и в Башкирию – по многочисленным просьбам верующих.

Многие из икон здесь имеют интересную биографию. Икона целителя Пантелеймона, например, находилась в Саракташском храме еще до его разграбления в 1961 году. После этого ее забрала к себе домой прихожанка из храма и долгие годы хранила ее. Когда попросили вернуть икону в церковь, не пожелала расставаться с ней, и вскоре после этого была ограблена. Своровали и икону. Десять лет об иконе ничего не было известно, пока один из благодетелей не увидел ее в одном из антикварных магазинов Оренбурга – купил ее и привез в  Обитель.

Иконы в обители украшены драгоценностями – крестиками, цепочками, колечками – это знак благодарности прихожан тем святым, которые им помогли.

В музее наша история.

В Обители Милосердия есть и церковно-исторический музей с богатой коллекцией экспонатов, охватывающим два тысячелетия христианской веры. Здесь более 2000 экспонатов. Их привозят из разных уголков России. Много здесь и икон. «Одна из икон долгое время служила прилавком в каком-то сельском магазине, – завораживал нас рассказами отец Василий. – Сейчас она отреставрирована, о безбожных годах напоминает лишь небольшой участок, не очищенный от краски, специально оставленный реставраторами». Множество православных крестов, в том числе государственный наградный крест высшему духовенству к 300-летию дома Романовых работы мастерских Фаберже. Богослужебные сосуды, облачения священников и даже колокола. Старинные книги, ценнейшая из них 1653 года, принадлежащая духовнику Патриарха Никона, Дореволюционные документы, граммофон, нумизматическая коллекция, скульптура – каждый из этих экспонатов уникален.

В церкви живет вера.

Монашеские постриги, часовня, сестричество, Собор в честь Святой Троицы, многочисленные храмы во всей округе, Епархиальное Духовное училище, радио-журнал «Православный духовный вестник Саракташского благочиния», казачество – обо всем сразу и не расскажешь. Мы решили одной командировкой в Свято-Троицкую обитель Милосердия не ограничиваться, и побывать с членами семьи Стремских еще. А также рассказать нашим читателям о монашестве, казачестве при обители, музейных экспонатах, редакционно-просветительском деле священнослужителей и об иконописной мастерской, в которой учатся дети постарше из семьи. Иконы они пишут изумительные.

Экскурсия по святым местам оставила в душе хороший – добрый след. Действительно, главное в этой жизни любить ее, любить людей, тебя окружающих, понимать и ценить нравственные ценности, творить добро. И да воздастся каждому по заслугам его.



21 октября в администрации Уфы награждали 13 победителей и призеров ежегодного городского конкурса опекунов (попечителей), приемных и патронатных семей «Лучшая замещающая семья-2009». Как чужой ребенок становится родным? Это всегда особая история…

«В наследственность не верю!»

У Нины Юрьевны и Георгия Анатольевича Спивак четыре взрослых дочери и четверо внуков. Но желание иметь сына не покидало их никогда. Более того, Нина Юрьевна всегда знала, что когда-нибудь усыновит ребенка из детского дома. И шесть лет назад это желание стало реальностью.

В уфимском детдоме №9 она посещала специальные курсы, проходила тестирование, потом ей показали фотографию шестилетнего мальчика: «Он очень хороший, ему надо жить в семье».

И вот первая встреча.

- Алеша подбежал ко мне, обнял и сказал: «Мама, почему ты так долго за мной не приходила?!», - вспоминает со слезами на глазах Нина Спивак. – Быстро освоился. Правда, первое время мы уставали от его бесконечных вопросов: «А это можно взять?.. А это теперь навсегда мое?» Нам почти ничего про него не рассказали в детдоме, даже о болезнях. Поначалу он был весь в болячках от диатеза, часто шла кровь из носа, пришлось немало сил потратить на лечение. Три года подряд свозили его на море, и все прошло.

Сейчас Алеше 12 лет, он учится в Башкирском хореографическом училище, хочет стать танцором-народником, учителя отмечают также его хорошие вокальные данные. В бассейне, куда мальчик ходит по выходным, ему тоже советуют профессионально заниматься плаванием, но он больше тянется к искусству, много читает. Если в детдоме Алеша ходил, сжавшись так, что не видно было шеи, то сейчас у него стройная осанка, уверенный взгляд.

- Он очень добрый, - говорит Нина Юрьевна. – Мягкость характера ему иногда мешает. Так было, когда благотворительный фонд возил бывших детдомовцев в Москву и Нижний Новгород. Первый раз Алеша на четыре дня уезжал, второй - уже в лагерь отдыха на 18. Оба раза я его с болью в сердце отпускала. Мы постоянно созванивались. Как услышу, что его там кто-нибудь обижает или он простудился – мне тут же плохо. Муж меня валерьянкой отпаивал.

Нина Юрьевна 25 лет проработала в Доме мод швеей, год назад вышла на пенсию. Ее муж Георгий Анатольевич трудится в УГАТУ слесарем-наладчиком. В браке они уже 24 года. Хотели усыновить Алешу, но им разрешили оформиться только патронатными воспитателями, так как у мальчика до сих пор нет определенного статуса. Он не «отказной», информацией о его родителях детдом не располагает. Неизвестно, почему так вышло и почему до сих пор никто из официальных лиц не заинтересовался его историей. Нина Юрьевна не имеет юридического права сама выяснять, что случилось с настоящими отцом и матерью Алеши и добиваться лишения их родительских прав.

В позапрошлом году объявилась сестра бабушки мальчика - очень просила представителей детдома организовать с ним встречу.

- Я была категорически против этого, но согласилась встретиться с глазу на глаз, у нее дома, - вспоминает Нина Юрьевна. – Она оказалась приятной, грамотной женщиной лет за 80. По ее словам, отец Алеши родился и вырос в хорошей семье, но рано, в подростковом возрасте осиротел. Жил один в уфимской квартире, учился… Сошелся с женщиной, у которой уже был ребенок, потом родился Алеша. Видимо, дама оказалась любительницей выпить, втянула в это дело сожителя… Они продали квартиру, купили дом где-то деревне. Об их дальнейшей судьбе мало что известно: вроде бы, Алешина мама попала в тюрьму за убийство, потом ее саму убили... Отец тоже сидел, должен был освободиться в прошлом году. Сводный брат Алеши окончил школу, чем сейчас занимается, не знаю. Ни мать, ни отец родительских прав не были лишены, но ни разу не объявлялись, и мне не хотелось бы, чтобы это произошло. Я в наследственность не верю. Что вложишь в ребенка, то и получишь.

Трудное расставание с детдомом

27-летняя Алсу Бикбаева стала опекуном 14-летней Алены в прошлом году. Их знакомство состоялось случайно в светлый день Пасхи. Подруги, занимающиеся благотворительностью, попросили Алсу свозить их на машине с подарками для воспитанников детского дома в городе Симе Челябинской области. Девушка согласилась и прихватила с собой фотоаппарат. В детдоме по случаю праздника организовали выступления ребят, а гостей из Уфы пригласили в качестве зрителей. Алсу фотографировала, а дома показала снимки мужу Алексею. Он вдруг остановился на одном из кадров: «Посмотри, как она на тебя похожа! Может, родственница?» Алсу пригляделась: на фотографии улыбалась симпатичная 13-летняя девочка. Сердце екнуло... Вскоре они вместе поехали в тот детдом.

- Может быть, мы и не решились бы на опекунство, - рассказывает Алсу. – В наших мыслях такого не было, мы планировали своих детей. Но нас сразу потянуло к этой девочке. Заметив это, директор Лариса Вадимовна каким-то естественным образом подвела нас к решению забрать Алену. С оформлением документов помогли специалисты из уфимских органов опеки. Так в июне прошлого года в нашей семье появилась дочь-подросток. А вскоре ждем пополнение: в декабре должен родиться мальчик.

Несмотря на огромное желание обрести семью, решение покинуть детдом Алене далось нелегко: там оставались двое ее братишек и сестренка, к которым она очень привязана. Забрать их Алсу и Алексей, конечно, не имели возможности.

- Первое время она замыкалась, до слез скучала по своим, - вспоминает Алсу. – Я понимала, что лучшее утешение - просто обнять ее и посидеть рядом. Как и договаривались, мы вместе часто навещаем братишек и сестренку. Сейчас их перевели в детдом Миньяра. Маму они за четыре года с момента лишения родительских прав ни разу не видели. Отец приезжал к ним после того, как мы Алену забрали, но желания восстановить семью не изъявил.

Сейчас Алена учится в 8 классе на четверки и пятерки, для этого девочке и ее новым родителям пришлось потратить немало времени за учебниками. Она занимается танцами, хорошо вяжет, любит рисовать акварелью. Алсу, эколог по профессии, настраивает ее на поступление в медицинский колледж, помогая с биологией и химией. Алексей – оператор на железнодорожной станции, занимается с дочкой техническими науками. Очень любит Алену, в прошлом году стал ее крестным отцом, и теперь они вместе часто ходят в церковь.

- Каким ты видишь свое будущее? – спрашиваю у Алены.

- Хочу получить высшее образование, устроиться на хорошую работу, выйти замуж, родить одного или двух детей…

Танцовщица и мастерица

Лена стала частичкой семьи Фатьяновых в четыре года. Сейчас ей девять. Хорошо учится, занимается танцами, общительная. Любит мастерить и раздаривать поделки.

- Нам с мужем очень хотелось девочку, - рассказывает Ольга Сергеевна. – Мальчик есть – мой сын Саша от первого брака. А общих родных детей, к сожалению, у нас быть не может...

В медицинской карточке Лены было немало пугающих диагнозов, в том числе задержка психоречевого развития и сильно подавленный слух. В первое время новым маме и папе приходилось нелегко. Девочка выговаривала лишь отдельные слова, не различала цвета... Как-то на улице незнакомая пожилая пара спросила у Ольги Сергеевны, сколько лет ее дочке. «Три», - сказала Ольга Сергеевна (а Лене было четыре). «Надо же! Такая неразвитая!» - беспардонно удивились незнакомцы.

Но постоянные занятия со специалистами дали удивительный результат. Сейчас девочка хорошо учится в лицее, второй класс окончила всего с двумя четверками. Вслед за братом поступила в школу искусств, где ей все удается на отлично. В прошлом году в составе младшей танцевальной группы ездила на конкурс в Болгарию, где выступление юных уфимских танцовщиц отметил председатель жюри Бедрос Киркоров. Саша тоже участвовал в том конкурсе, (уже второй раз) и стал лауреатом 1 степени.

Больше всего Лена любит мастерить. Увидит что-нибудь в книжке или телевизоре – и сразу бежит творить. Одну из своих поделок, декоративную подушку с вышитым рисунком, подарила заместителю главы администрации Уфы Сынтимиру Баязитову, награждавшему участников конкурса 21 октября. Тогда же Ольга Сергеевна и ее муж Александр Игоревич получили диплом победителей в номинации «Лучшая опекунская семья».

Где прошлое, где настоящее

Светлана Евгеньевна и Альберт Юрьевич Гизатуллины знают друг друга 20 лет, половину из них живут в браке. К сожалению, своих детей у них быть не может, поэтому два с половиной года назад они усыновили четырехлетнего детдомовца Карима, а спустя еще почти два года забрали из дома ребенка его братишку Марселя*. Карим не сразу бросился к новой маме. Лишь на пятое свидание он обнял ее и признался, что соскучился.

- Привыкая к семейному укладу, он поначалу постоянно спрашивал, что можно и чего нельзя, - рассказывает Светлана Евгеньевна. – Он попал в детдом в три годика, после того, как его родную маму лишили родительских прав. Позже она отказалась в роддоме и от Марселя. Освоившись у нас, Карим начал просить братика, не зная, что у него есть родной. Мы подумали и решились… В компьютерной базе данных Марсель значился как инвалид. Но мы выяснили, что инвалидность давно сняли, только пометку в базе сделать забыли. Едва успели застать малыша в Уфе: со дня на день его должны были перевести в Кумертауский детдом. Наверное, это судьба.

Забрав Марселя, Светлана Евгеньевна сразу оставила работу, сейчас занимается детьми. Родная мама мальчиков появилась в детдоме сразу после усыновления Карима, но отыскать его не пыталась.

Карим учится в первом классе гимназии, любит мастерить, рисовать, до школы занимался ушу.

- Ему приходилось многое объяснять, - вспоминает Светлана Евгеньевна. – Садимся пить чай. Наливаю ему в чашку заварку, потом горячую воду. А он: «Это не чай!» В детдоме-то разливали из одного чайника. Приходилось разъяснять, что к чему. И так во всем. Сложно привыкал к детсаду: «Вы меня тут навсегда оставите!» Такой маленький скептик...

Прошлое он помнит отрывками, которые порой перемешиваются у него с настоящей жизнью. Первые несколько месяцев Светлана Евгеньевна каждый день по несколько часов гуляла с мальчиком, знакомя с городом. Как-то ехали в троллейбусе, разговаривали, и Карим внезапно выпалил: «А помнишь, как я забился в угол, плакал, а ты грозилась меня убить?» Так пережитое всплывало в его памяти, будто кинокадры. Перетерпеть это стоило немалых душевных сил. Зато сейчас ребята дарят родителям радость настоящей семейной жизни.

*Имена изменены по просьбе родителей.



Потребность предприятий и организаций в молодых специалистах за последний год сократилась в разы. С квалификацией и опытом работы люди оказались вынуждены вставать на учет в службу занятости, а вчерашние студенты тем паче перешли в статус безработных. И хотя объяснить это явление довольно несложно: кризис, оптимизация расходов и прочее, тем не менее такой уровень безработицы среди выпускников и статистику многих вузов изрядно подпортил, и всполошил социальную службу. Фактически получается нелицеприятная картина: государство учит новые кадры, живую кровь, так сказать, готовит, а она этому же государству оказывается не нужна. Этим вопросом с прошлого года задаются и президент России Дмитрий Медведев, и мэр Москвы Юрий Лужков, и Министерство образования России.

Ряд мероприятий привели к определенным результатам в некоторых регионах страны. Однако ситуация все еще сложная, в том числе и в Башкортостане. Так, по данным республиканского отделения государственной службы занятости населения, сегодня 40% безработных составляют именно вчерашние студенты. А по данным кадровых агентств, трудности с нахождением постоянной работы сегодня испытывают более половины выпускников образовательных учреждений.

В принципе, в условиях нестабильной экономической ситуации работодателей понять можно: к чему владельцу предприятия тратить средства на переобучение вчерашних студентов, когда он может нанять профессионала? Этот вопрос был поднят на круглом столе, который провела Федерация профсоюзов республики совместно с Комитетом по образованию, науке, спорту, туризму и делам молодежи Госсобрания-Курултая Республики Башкортостан и Молодежной общественной палатой. Тема круглого стола: разработка проекта республиканского закона, направленного на содействие занятости выпускников учреждений профессионального образования. Среди выступающих были депутаты, представители работодателей, профсоюзов и службы занятости, а также ректор Башкирского Государственного Педагогического Университета. И все в один голос заявили, что для решения этой проблемы необходима правовая база, что, несмотря на реальные шаги, все действия напоминают больше самодеятельность и основаны на собственной инициативе, и рука государства в данном случае крайне необходима. К примеру, ректор БГПУ Асадуллин Раиль Мирваевич озвучил ряд мер, которые они предпринимают совместно с Аграрным и Авиационным университетами, где учитывается даже такой фактор, как образование семей студентами этих вузов, цитата: «Женихи находятся в этих вузах, а невесты в наших университетах. Два года совместных мероприятий позволяют создавать семьи, которым легче совместно находить рабочее место, строить жилье и воспитывать детей. И даже эти субъективные моменты учитываются в тонкой работе по трудоустройству».

Тот же педагогический университет ввел в общую подготовку программу дополнительного образования, которая позволяет студентам осваивать методику создания рабочих мест. С 4 курса студентов учат трудоустраиваться самостоятельно, поскольку государство в этом случае пока не особо помогает. К примеру, в Башкортостане только бюджетный выпуск составляет примерно 6 тысяч учителей - это 4 педагогических вуза и 13 колледжей. По итогам прошлого года из-за оптимизации рабочих мест было предоставлено всего 124 места для трудоустройства. Остальные же вынуждены заботиться о себе сами. В итоге около 5 тысяч 900 студентов, на образование которых выделило деньги именно государство, этому самому государству оказались не нужны. Возникает логичный вопрос: к чему тратить огромные суммы денег на не нужных специалистов? Ответ на этот вопрос пока не найден: одни предлагают сокращать бюджетные места, другие настаивают на издании закона, обязывающего студента отрабатывать затраченные на него средства. Но пока это лишь в проекте, а на деле, по словам Раиля Мирваевича, «студент бюджетного отделения воротит нос, когда ему предлагаешь нормальное рабочее место, и он не возвращает те деньги, которое занимал у государства на свое образование». В итоге ехать на село некому. Это еще одна острая проблема, которую затронули на круглом столе. Село, где главное – это врач, учитель и сельхозработник, оказывается невостребованным, потому что для познавшего столичную жизнь студента необходима мотивация. И здесь тоже нужна законодательная основа. К примеру, в Нижегородской области создан социальный пакет для выпускников педагогических вузов "Квартира, машина, заработная плата в обмен на 10 лет работы в одном месте". Сегодня в области ротация педагогических кадров в каждой конкретной школе сократилась в разы, и уже учителя стоят в очереди, чтобы поехать в сельскую школу. Казалось бы, формула найдена верная, мотивация более чем обоснованная, но здесь возникает другая проблема. Даже если студент готов уехать в какой-нибудь район нести свет в массы, оказывается, что места заняты пенсионерами. И снова необходим закон, который регламентировал бы уход пенсионеров на достойное обеспечение за отданные государству годы работы. Эту цепочку можно продолжать еще очень долго, вывод напрашивается сам: куда не кинь, всюду клин. Несовершенство законодательной системы в части образования и работы с полученными новыми кадрами образуют правовой вакуум, в котором приходится каким-то образом действовать, обходя сучки и задоринки, тем, кому не все равно, как сложится дальнейшая судьба вчерашних студентов.

К слову сказать, в прошлом году мэр Москвы Юрий Лужков поручил столичным чиновникам ввести обязательный прием на работу в структуры правительства Москвы выпускников четырех городских вузов. Цитата: «Если правительство Москвы готовит в своих вузах студентов, то оно обязано всех выпускников принять на работу или дать им возможность, если они сами нашли себе место, трудоустроиться туда. Если мы так поступим, то это будет примером для всех тех, кто субсидирует обучение специалистов. Оплачиваем, учим - значит, они нам нужны», - подчеркнул мэр.

Один из действенных способов решить вопрос трудоустройства молодых специалистов – стажировка, которая по итогам прошлого года принесла неплохие результаты. По словам заместителя начальника содействия занятости населения и социальной поддержки безработных управления государственной службы занятости населения при Министерстве труда и социальной защите населения Давлетбаевой Флюры Тахиевной, эта программа получила дальнейшее развитие в плане стимулирования работодателя. Введен институт наставничества, т.е. выпускник, который приходит на стажировку, прикрепляется к наставнику, высококвалифицированному специалисту. При этом предполагается оплата кураторства. На эти цели уже выделено порядка 190 млн. рублей. Помимо этого в 2009 году была разработана программа самозанятости населения, проще говоря, содействие в открытии собственного дела. Около 40% из общего числа получивших финансовую помощь в размере 58 тысяч 800 рублей – молодые граждане. Эта программа в новый год вступила также со значительным дополнением: за каждое созданное рабочее место начинающий предприниматель получает еще 58 800 рублей.

В части снижения напряженности рынка труда государство, безусловно, сделало немало шагов, но вопрос диалога работодателей и молодых специалистов по-прежнему повисает в воздухе. И для многих уже становится очевидно, что возвращение к хорошо забытому старому неизбежно. Это касается механизма квотирования рабочих мест для трудоустройства выпускников учреждений начального, среднего и высшего профессионального образования, как это было в советской России. Однако, исходя из реалий времени, трудно предположить, что работодатель станет придерживать рабочие места, как это диктует ему государство. И здесь опять-таки возникает вопрос мотивации. На обсуждении этого механизма председатель союза работодателей республики Шолом Владимир Юрьевич высказался против такого навязывания. Цитата: «Мне нужен слесарь-станочник, а мне говорят: вот тебе квота, возьми экономиста или маркетолога или еще чего-нибудь. Он не пойдет к станку работать. И он мне не нужен. И квота мне не нужна».  Очевидно, что, чтобы принимать подобный закон, необходимо найти механизм стимулирования работодателя, который итак обложен налогами и несет немалую нагрузку по содержанию общества. Среди таких механизмов могут быть стажировка, практика, заключение договоров с предприятиями и, безусловно, снижение, к примеру, налоговой нагрузки. Профсоюзы уже неоднократно выступали с предложением разработать проект закона по предоставлению льгот по налогам и сборам тем организациям, которые участвуют в развитии материально-технической базы образовательных учреждений, проводят производственную практику, стажировку преподавателей, а также обеспечивают занятость выпускников. По сути, у руководителей предприятий появится реальная возможность находить и готовить заранее нужных себе специалистов.

В данном контексте вырисовывается еще одна проблема – вопрос качества российского образования и его соответствия требованиям времени. Уже давно стала притчей во языцах фраза: «забудьте все, чему вас учили в университете, и обучайтесь заново». Было бы смешно, если б не было так грустно. Да, безусловно, уже не один год этот вопрос обсуждается на научно-практической конференции в рамках выставки "Наука. Образование. Карьера". И представители службы занятости отмечают позитивные изменения. Одно из них: Министерство экономического развития республики сформировало сводный прогноз по потребностям в специалистах на 2010-12 годы на основе заявок предприятий и организаций республики. И есть надежда, говорит заместитель председателя Федерации профсоюзов республики Иванова Ленара Хакимовна, что образовательные учреждения будут более внимательны к нуждам экономики, ведь при образовавшейся демографической яме борьба за абитуриента будет выиграна теми, чьи выпускники не остаются без работы. Кстати, и депутат Дмитрий Купцов также коснулся этого вопроса в части преподавания. Не секрет, что с каждым годом уровень подготовки выпускников школ неуклонно падает. Возникает логичный вопрос: а кто их учит? Не те ли самые выпускники, о чьем трудоустройстве наконец задумались? Приведем частный пример. Филологический факультет БГУ по заявленной записи в дипломе выпускает по сути учителей русского языка и литературы. И в этом, казалось бы, нет ничего странного, кроме одного немаловажного фактора. Практическому обучению преподавать отводится всего около полугода, а именно: один семестр лекции по педагогике, один семестр 5 курса лекции и практические занятия по методике преподавания русского языка и литературы и два месяца непосредственной практики в школе. О качестве подготовки учителей за 4-5 месяцев говорить особо не приходится. И если уж касаться качества образования, почему бы наконец не обратить внимание и на его стоимость? Государство очень беспокоится о своих затраченных средствах на обучение студентов-бюджетников, почему бы не позаботиться и о тех средствах, которые тратят на образование своих детей родители? В чью сферу ответственности включено отслеживание этих зачастую шокирующих цифр: антимонопольной службы, налоговой службы, министерства образования или экономики? Любопытно, что и сами родители не требуют от учебных заведений какого-либо реестра, в котором было бы подробно расписано, откуда берется та или иная сумма? Разброс цен слишком значителен, чтобы не обращать на это внимание: где-то 20 тысяч рублей, а где-то и все 300 тысяч.

При каждом появлении нового закона, мы надеемся, что он обязательно будет действовать. А в итоге получается примерно так, как с ЕГЭ: ученики готовятся к этому экзамену, словно он последний в их жизни, а ряд университетов заявляет, что на их вступительную систему этот закон не распространяется. Так может перед изданием закона не мешает сесть за стол переговоров и выяснить потребности и мнения тех, на кого направлено его действие? Впрочем, председатель Федерации профсоюзов республики Самирханов Амирхан Миркадамович был не так уж далек от истины, когда заявил, что на сегодня разрушили все, что было доброго в советской действительности и ничего равносильного пока еще не построили.  Стремление жить как там, за недавно сброшенным занавесом, приводит к изданию законов и проведению реформ, направленных скорее на ухудшение жизни людей, чем наоборот. И неудовлетворительная оценка состояния народного образования и здравоохранения, данная в Общественной палате Российской Федерации, лишь подтверждает это. Остается надеяться, что собравшиеся за круглым столом действительно доведут начатое дело до конца.

В качестве лирического отступления.

Первый федеральный канал транслирует сериал молодого режиссера Валерии Гай-Германики «Школа», который вызвал настоящий резонанс во всем обществе. Кто-то кричит о необходимости встать всем на защиту доброго имени учителя и запретить сериал к показу; кто-то утверждает, что не понимает, откуда взяты герои этого фильма; а кто-то до хрипоты доказывает, что он заслуженный учитель Российской Федерации и агрессивно реагирует на такую постановку проблемы взаимоотношений отцов и детей. Но опуская эмоциональную и личностную составляющие, может, наконец, стоит задуматься, кому нужны наши дети: государству или нам самим? Безусловно, гипертрофированная картина жизни современных детей может вызывать отвращение, а может и заставить, наконец, посмотреть правде в глаза, что взрослые в своей бесконечной гонке за благополучием совершенно забыли, что не школа должна воспитывать, а родители, что ценностная шкала должна прививаться дома, дабы в ее поисках ребенок не ушел в жестокий мир улицы. И прав заведующий лабораторией республиканского учебно-научного методического центра Министерства образования республики Ширафиев Роберт Рафиевич, который заявил, что порядок нужно наводить дома. И хочется сказать спасибо этому режиссеру, который всколыхнул общественность до такой степени, что, наверное, нет ни одной школы, где бы не зашел разговор об этом фильме. Возможно, в желании доказать, что это не так, взрослые наконец признают в детях личность, с которой нужно вести диалог.



Когда Лида - девочка из соседнего подъезда - была маленькой, то, как многие дети, выговаривала не все буквы алфавита. Однажды она сказала маме и бабушке:

- Сделайте мне селедку!

Дите кушать захотело - обрадовались мама с бабушкой. И стали интересоваться подробностями:

- Тебе какую, Лидочка, селедку? Соленую? Жареную? Вареную?

- Нет! Мне простую селедку!

Диалог продолжался довольно долго. Ребенок уже заливался слезами, требуя селедку, а старшее поколение, находящееся на грани нервного срыва, не могло взять в толк - какую же ей все-таки надо селедку. К тому же в процессе обсуждения выяснилось, что вожделенная селедка - это даже не рыба, и мама с бабушкой совсем расстроились, не в силах постичь, чем же еще она может быть. Прошел не один час, прежде чем явилось прозрение - "селедка" оказалась не чем иным, как шарлоткой, просто с "ш" и "р" на тот момент у Лиды была напряженка, и название кулинарного бабушкиного шедевра слегка трансформировалось.

Аналогичный случай произошел и с моим сынулей. Когда ему было года три-четыре, он однажды попросил габаску.

- Габаску? - взрослое население напряглось. - В смысле колбаску?

- Нет, габаску!

Среди продуктов питания, ничего, что более-менее соответствовало бы габаскиному звучанию, по мнению старших членов семьи, кроме колбаски не наблюдалось. Поэтому имеющие высшее образование люди решили использовать свое образование по назначению и стали демонстрировать чудеса анализа и синтеза, задавая наводящие вопросы - нужна ли эта неизвестная габаска для игры, или ею рисуют, или она, может быть, живая? Но все догадки были тщетны. Образ загадочной габаски никак не вырисовывался. Потом поиски стали затухать и постепенно сошли на нет. И только вечером, когда из магазина принесли буханку хлеба, оказалось, что ларчик просто открывался. Ребенок подошел и ткнул пальцем в край буханки, сказав: "Вот габаска!" Габаска, также в отсутствие "р" и "ш", оказалась тривиальной горбушкой.

Теперь эти случаи рассказываются как семейные анекдоты, а у ребятишек уже давно достаточно хорошая дикция.

Однако не у всех детей звуки вовремя "встают на место". И соответственно не все взрослые могут похвастаться хорошей дикцией. К сожалению, многие картавят, шепелявят и имеют другие дефекты. А нечеткая речь у взрослого человека - это комплексы, отклонения в поведении, недоразвитие внимания, памяти, мышления. И, что очень важно, - ограничение в выборе профессии. Поройтесь в памяти, наверняка среди вашего окружения есть люди, которых не взяли в военное училище из-за отсутствия четких звуков. Как офицер будет командовать; "Напр-р-раво! Шагом мар-р-ш!", если он не говорит "р"? А вспомните артистов с брутальной внешностью, которым "фефекты фикции" так и не позволили сыграть действительно значительные роли!

К своему нечистому произношению все его обладатели относятся по-разному. Одни стараются превратить свой недостаток в милую особенность, другие пытаются махнуть рукой и забыть, третьи - остро воспринимают отсутствие у себя каких-либо звуков и желают отыграться на других. Психологи говорят, что, например, начальники из таких людей получаются очень деспотичными.

По поводу речевых отклонений у детей и взрослых "БАШвестЪ" беседует сегодня с логопедом одной из детских поликлиник Уфы Елизаветой Рыжовой.

- Успех социальной адаптации человека в современном обществе напрямую связан с его умением общаться, - говорит Елизавета Валерьевна. - Ритм и условия нашей жизни предъявляют высокие требования к устной речи. Речь должна быть грамотной, хорошо поставленной, с человеком должно быть интересно общаться.

В последние годы значительно возрос процент детей с нарушениями речи - продолжает логопед. - К сожалению, зачастую к нам такие детки попадают поздно - либо после пяти лет, либо совсем перед школой. Упускается сензитивный период, самый главный для формирования речи - с трех до пяти лет. Времени для устранения речевых недостатков остается совсем мало. Потом, когда ребятишки идут с этими недостатками в школу, возникают сложности при обучении чтению и письму.

Когда же начинать заниматься профилактикой нарушения речи у детей? Начинать нужно еще до рождения ребенка. Мама, ожидающая малыша, должна чаще разговаривать с ним, причем с нежной, ласковой интонацией, выражающей любовь. Когда ребеночек родился, вокруг него обязательно должна быть речевая среда. Разговаривайте с ним. Разговаривайте лицо в лицо, открывайте рот, чтобы он видел, как произносятся звуки. Говорите с ним правильно с самого начала, не допускайте коверканья слов, типа: "Какая басяя масина!". 
- Если у вашего, пусть даже пока еще маленького ребенка есть проблемы, - не тяните, - призывает Елизавета Рыжова. - В два-три года уже можно обращаться к логопедам. Может быть, не все родители знают, что в каждой детской поликлинике по месту жительства обязательно есть логопед. Его может не быть в садике, но в поликлинике он есть непременно. К логопеду можно обратиться и просто в целях профилактики - вам посоветуют, какие упражнения делать с ребенком, чтобы проблем не возникло.

В раннем возрасте для развития речи очень большое значение имеет развитие мелкой моторики. Различные пальчиковые упражнения благотворно влияют на правильное формирование в головном мозге речевых центров. Всяческие "Ладушки" и "Сороки-белобоки" просто необходимы. Кроме того, мните, жмите, массируйте пальчики ребенка, стимулируйте нервные окончания, все это скажется положительно на его речи.

Отдельно надо обратить внимание на собственные, интуитивные порывы ребенка. К примеру, ему хочется высовывать язык, пусть высовывает, не говорите ему: "Прекрати, это некрасиво!" Язык - это мышца, а чем больше мышца тренируется, тем лучше она развивается. Вместо запретов помогите ему - поиграйте с ним в игры, тренирующие речевой аппарат. Об этих играх можно узнать у логопеда. Конечно, они есть и в различной литературе, и в интернете, но лучше все-таки для начала обратиться к специалисту.

- С какими нарушениями чаще всего обращаются к вам дети?

- Очень много приводят инвалидов с органическими поражениями - детский церебральный паралич, различные психические нарушения. С ними работаем трудно и долго, но все же всегда добиваемся положительных сдвигов. Бывают очень тяжелые случаи, но хочу призвать родителей - не надо отчаиваться, пластичность детского мозга велика, позитивные результаты, как правило, достигаются.

Также очень много обычных детей, без функциональных расстройств, но с отсутствующими "р" и "л". Это довольно-таки сложные звуки, мы ставим их уже лет в шесть, когда у ребенка сложившийся артикуляционный аппарат. К семи годам ребенок должен проговаривать все звуки.

Еще приходят детки с небольшими аномалиями челюстно-лицевого аппарата. Это когда неправильный прикус - боковой, открытый, закрытый. При этих нарушениях ребенок тоже может говорить не очень хорошо. В таком случае мы работаем совместно со стоматологами, с ортодонтами.

На моей практике не было таких детей, которые бы хотели добиться улучшений, но у них не получилось. Бывают разные дети - и легкие, и сложные, но работаем - и получается.

- Насколько часто к вам обращаются подростки?

- Часто. Подростки приходят, когда влюбляются. До 16 лет, как правило, мальчику ничего не надо, как говорит, так и ладно. А потом ему начинают нравиться девочки, а девочкам не нравится, например, что он при произношении шипящих сыпет слюнями налево и направо. Вот он и идет к логопеду. Но, как правило, в среднем из десяти подростков до конца дело доводят только трое. У остальных либо остывают чувства к этим девочкам, либо им надоедает, либо не хватает времени - все-таки в старших классах сложная программа. Но кто действительно хочет, те справляются. Как-то встретила мальчика, он у меня занимался именно по причине влюбленности, спрашиваю его: "Как девочка?" Он отвечает: "Какая девочка? Я уж в другую давно влюбился!" Но зато говорить научился.

- А взрослые приходят?

- На моей практике приходили несколько человек. Одному речь надо было красиво подготовить. У него были чисто национальные проблемы - вместо "ч" он произносил "щ". Речь мы ему подготовили.

Еще был очень запоминающийся мужчина - мулла из мечети. Он не выговаривал звуки "р" и "л". Поскольку он по долгу службы ежедневно читает молитвы, то очень чувствовал этот свой недостаток. Но он молодец - видел цель и добился своего, мы освоили оба звука.

А вообще, взрослые - это не мои пациенты. Со взрослыми работают логопеды-афазиологи - они помогают в реабилитации больным, перенесшим инсульт и страдающим различными расстройствами речи. Ведь после инсульта паралич поражает как руки-ноги, так и язык.

- И все-таки, чья же вина, что многие люди вырастают с дефектами дикции?

- Процентов на 70, я считаю, это вина родителей. Где-то у мамы времени не хватило, где-то махнули рукой, где-то подумали: "А, само потом выговорится". Нет, не выговорится, надо заниматься.

Но с логопедов тоже полностью снимать вину нельзя. Бывает, что контакта с ребенком не нашли. Ведь хороший логопед должен быть артистом, импровизировать, он должен ребенка заинтересовать, ненавязчиво заставить сделать так, как надо. Это работа-игра. И самое главное - логопед должен любить детей.



Жителю небольшого города Белова, что в Кемеровской области с героическим именем Паша Корчагин выпала нелегкая судьба. За свои 14 лет он пережил предательство отца, нападки окружающих, семь сложнейших операций, прозрел, но при этом сумел сохранить доброе, отзывчивое на чужую боль сердце.

Инопланетянин...

Врачи, а за ними и журналисты, окрестили его «четырехглазиком» - так и прилепилось к Паше это прозвище. Когда он появился на свет в 1995 году, по Белову поползли слухи – местная жительница родила от инопланетянина! Ребенок родился с четырьмя глазами, но все четыре очень долго не открывались. Когда сыночка приносили на кормление, Надежда сама приоткрывала малышу веки. Под двумя нижними были голубые глазки. А под верхними веками были только слезные мешочки. Впоследствии выяснилось, что у парнишки удвоены не только глаза, но и некоторые другие органы.

Мама Надежда Корчагина всю беременность проходила с огромным животом и была уверена, что носит двойню. Тем более, в роду уже не раз рождались двойняшки. Поэтому, когда, очнувшись после кесарева сечения, женщина взяла на руки новорожденного сына, «слегка» отличающегося от других младенцев, материнское сердце подсказало – вторые глаза достались мальчику от его недоразвившегося брата-близнеца. Спустя 13 лет материнскую версию подтвердили ученые.

Еще в роддоме нашлись доброхоты, активно совето-вавшие матери отказаться от «урода». Но Надежда и слышать ничего не хотела. Она уже любила своего сыночка и была готова сделать все, чтобы он вырос здоровым и счастливым. Однако отец мальчика не разделял ее энтузиазма. Он все чаще стал прикладываться к бутылке и поднимать руку на жену. «Мужнина» родня, как водится, обвиняла во всем Надежду. «Сама родила урода, сама с ним и плюхайся» – таков был вердикт, и муж ушел, громко хлопнув дверью, оставив семью в ветхом бараке.

Когда Паше исполнилось два месяца, кемеровские хирурги-офтальмологи удалили Паше верхнюю пару глаз с длинными рыжими ресницами (они располагались между бровками и парой обычных глаз). От них остались только рубцы, которые впоследствии тоже удалили. Однако оставшиеся глазки все равно были полузакрыты. Паша сам приподнимал веки, чтобы хоть что-то видеть. Пусть силуэты, очертания, но видеть, а не тыкаться, как слепой котенок. Когда он выходил на улицу, далеко не каждый сверстник мог приблизиться к нему. Кому-то делать это запрещали родители, а кто-то сам кричал: «Уродина! Уродина!»

Много лет Надежда Корчагина прятала Павлика от людей, называвших его уродом и инопланетянином. Выходя с ним на улицу, круглый год надевала сыну бейсболку с большим козырьком и большие солнечные очки. Даже драться приходилось, спасая сына от издевательств и тумаков.

В версию нерожденного брата-близнеца никто не верил. Внешний вид мальчика шокировал обывателей: у Паши два цвета волос на голове - белые и рыжие. И брови тоже разные – одна белая, вторая рыжая. Кроме того, иногда у Павлика пробивается второй голос, на тембр ниже. И при всей свой внешней хрупкости, парнишка обладает удивительной силой – как будто двойной. Словно в нем живет и душа братика...

… Стал экстрасенсом.

На протяжении многих лет Надежда жила мечтой – вылечить сына. Слышала она и о знаменитом уфимском офтальмологе Эрнсте Мулдашеве. Но для семьи с двумя детьми (через несколько лет после рождения Паши на свет у его мамы появилась абсолютно здоровая девочка Снежанна), существующей на скромную зарплату продавца и пенсию бабушки, поездка на лечение во Всероссийском центре глазной и пластической хирургии была непозволительной роскошью.

Корчагины едва сводят концы с концами, живут в стареньком бараке с печным отоплением и «удобствами» на улице.

Алиментов от бывшего супруга нет. Но женщина написала письмо Владимиру Путину, который в то время занимал пост Президента РФ. Ее «крик о помощи» был услышан. В октябре 2008 года Надежда и Павлик Корчагины приехали в Уфу.

Во время углубленного медосмотра перед поездкой парнишка пожаловался на правую ногу, начавшую ни с того ни с сего распухать и болеть. Мальчика направили на УЗИ в диагностический центр, и через три часа туда сбежалось полбольницы: исследование показало, что у Паши Корчагина удвоение вен на ногах, то есть у него добавочный, второй комплект вен!

Врачи не могли поверить своим глазам, и тогда Надежда рассказала про удаленную лишнюю пару глаз, обратила внимание врачей на двуцветные волосы и брови. Медики предположили, что все это, включая двойные вены, от брата-двойняшки, по каким-то причинам так и не родившегося. Предположения кемеровских коллег подтвердил профессор Мулдашев:

- Я не знаю в своей практике людей, родившихся сразу с четырьмя глазами. У Паши сдвоенные вены, разный цвет волос на голове, разный цвет глаз. В общем, все говорит о том, что в Паше живет неродившийся брат. Его организм содержит органы брата-близнеца.

Это действительно сенсация в мировой медицине. В Уфе мальчика привезли с неутешительным диагнозом: «врождённая частичная атрофия зрительных нервов, врожденная патология – помутнение роговицы обоих глаз» («специалисты» в один голос утверждали, что видеть он никогда не будет). Но хирург «от Бога» Мулдашев пообещал сделать все возможное, чтобы Пашка смог увидеть мир во всей его красе. Профессор наметил план лечения, состоящий из нескольких этапов и рассчитанный на несколько лет. В первый приезд были сделаны операции с введением биоматериала Аллоплант с целью улучшения состояния роговицы. Во второй раз Эрнст Рифгатович сделал мальчику операцию на зрительном нерве и сетчатке левого глаза и поддерживающую операцию на правом глазу. Первое, что Пашка сказал после этой операции своей маме:

– Какая же ты у меня красивая!

- Это чудо! – говорит Надежда Корчагина – Паша узнаёт сотрудников, самостоятельно ходит по коридорам и этажам центра, видит то, что я даю ему покушать. В отделении психофизиологической коррекции мальчику, у которого наблюдается серьезное отставание в развитии (в свои 14 лет он мыслит как 6-летний ребенок), подобрали специальную программу, по которой он занимался с удовольствием. Сейчас он первоклассник, правда, образовательный процесс проходит не в школе, а на дому. Паше нравится заниматься с учительницей, а от азбуки Брайля он отказался! Пишет и читает крупные буквы, любит рисовать.

В третий приезд в клинику ему была сделана операция на зрительном нерве и сетчатке правого глаза. А на левый глаз - маленькая поддерживающая операция. Введенный биоматериал Аллоплант должен способствовать регенерации собственных тканей организма – укрепить зрительный нерв и сетчатку.

За те дни, которые подросток находился в клинике, он познакомился и подружился со многими пациентами. Порой к Паше выстраивалась целая очередь. Люди просили его снять головную боль. При этом мальчик говорил еще подбадривающие слова.

Произносил он их… разными голосами. Поговаривают, что у «четырехглазика» есть некие паранормальные способности, и, возможно, в будущем он станет известным экстрасенсом. Но главное, у мальчика необыкновенно доброе сердце.

Павлик и его мама с надеждой смотрят в будущее и ждут от наступившего 2010 года только перемен к лучшему. Одно большое чудо в их жизни уже произошло - Паша прозрел. А свершиться ему помогло и упрямое материнское сердце, не позволившее опустить руки, и вмешавшееся в лице высшего государственного чиновника проведение, и добрые люди, собравшие Надежде и ее сыну деньги на поездки (операция делается бесплатно, но требовались средства на оплату дороги и проживания), и, конечно же, гений Мулдашева. О чем теперь мечтает мальчик?

– Пожить бы в настоящей квартире…



"Хочется прикоснуться к истине и быть в состоянии выразить эту истину через то, что ты пережил и перечувствовал <...> тогда жизнь твоя приобретет больший смысл и, может быть, тебе удастся тронуть сердца других. В этом высшее содержание искусства. Ради таких минут озарения я и живу" ("Moonwalk". М.Джексон. 1988).

Очень трудно было всю минувшую неделю перестроиться на шокирующую новость о смерти Джексона и переводить его слова о настоящем и будущем в прошлое время. И признавать: он жил, он пел, танцевал, покорял мир. Хотя нет, мир он покорИл, и тут время бессильно. Повторить взлет одаренного мальчика из небогатой негритянской семьи вряд ли кому по силам. Он завоевывал сердца поклонников не тысячами - миллионами, старательно и навсегда вписывая свое имя в историю человечества.

То, что произошло в прошлую пятницу, леденит кровь. Ушла из жизни очередная легенда, музыкальная "икона", "кумир миллионов", "поп-идол", как его называли, "король поп-музыки". "Король умер" - констатировали в его случае, но продолжения расхожей фразы "Да здравствует король" не прозвучало - преемников нет. Поп-культура понесла величайшую утрату, какой не знала, пожалуй, со времен кончины Джона Леннона и Элвиса Пресли. Кое-кто даже считает, что 25 июня врачи констатировали смерть мировой поп-культуры. 

Но хочется поговорить не об этом. Многочисленные фанаты Джексона и те, кто в силу объективных причин не может отрицать его влияние и вклад в развитие музыкальной сферы, вряд ли нуждаются в нудном описании биографии певца, его многолетнего трек-листа, многочисленных наград. Необходимое знают и так. Остальным же, что ассоциируют Майкла лишь с ввалившимся носом да педофилией, думаю, это и вовсе неинтересно. То ли дело помуссировать, кто унаследует движимые и недвижимые активы "поп-короля", кому достанутся его дети, какие убытки понесут организаторы несостоявшихся гастролей, сколько пластических операций сделал черно-белый человек, сидел ли он на наркотиках и правда ли, что перед смертью был лысым и весил всего 50 кило!.. Утраченная слава вернулась к Джексону. Но о таком ли триумфе мечтал музыкант, отдавший на заклание шоубизу самого себя? Он планировал попрощаться с миром серией британских концертов - зрелищных, эффектных, как и в далекие 80-90-е, и активно готовился к своему великому шоу. По оценкам коллег, это была бы "бомба". Репетиции шли вплоть до дня смерти; музыкант предвкушал грандиозное возвращение на сцену. Но он не успел. Расстался с публикой не по-королевски - кричащими заголовками о результатах патологоанатомической экспертизы и дележе наследства...

Когда умирают великие, принято вспоминать о жизненном пути усопшего, его взлетах, достижениях, наградах. Очень жаль, что в случае с Джексоном его жизнь итожат, мешая дискографию со сломанными ребрами и искусственно оплодотворенными яйцеклетками. Люди, окститесь! Так не провожают в последний путь. Ни гениев, ни простых людей... На основании того, что часть "максималистского" периода своей жизни я провела, слушая песни "поп-идола", оклеивая комнату его постерами, читая его книги и (не смейтесь!) разучивая "лунную походку", позволю напомнить читателям, что из жизни ушел прежде всего гениальный музыкант. Как говорится, подростковый период прошел, а впечатление осталось. И я запомнила музыканта другим.

Во-первых, первооткрывателем. "Мне нравится быть родоначальником новых направлений", - писал Майкл во все той же автобиографии "Moonwalk". В далекие 80-е он запел рискованно по-новому, смешав ритмы в стиле соул, r'n'b, диско, рок. (Сам певец в книге неоднократно упоминает слово "рок" применительно к некоторым своим песням, в том числе "Rock With You"; для ухмыляющихся рокеров напоминание по словарю: рок-музыка - область современной поп-музыки, ведущей свое происхождение от песенно-танцевальных жанров афроамериканского фольклора начала 20 века, ритм-энд-блюза, музыки кантри-энд-вестерн и рок-н-ролла). Он разработал хореографию, разрушившую имеющееся на то время представление о манере исполнителя держаться на сцене. По мне так уже на одной "лунной походке" можно было остановиться. Джексон совершил такой прорыв в танцевальной культуре, что навсегда бы остался легендой и без массы великолепных песен, первоклассных клипов и благотворительных акций.

Во-вторых, революционером. Он выходил на сцену принципиально в одной перчатке. Он ввел в моду белые носки - моветон в те времена! Тогда, вспоминал певец, "в белых носках даже в гроб не клали", "даже думать об этом считалось слишком примитивным". Он вынес на официальные музыкальные подмостки часть элементов "грязных танцев", которые сегодня особенно популярны. И пусть в то время его движения блокировали, попытка уже равна революции. А сама бредовая идея переделки негра в белокожего, опуская саму абсурдность этой ситуации, разве не переворот?!

Он сказал веское слово в истории клипмейкерства, запретив называть свои видеоролики клипами. Это были настоящие фильмы! Непременно с захватывающим сюжетом, яркой картинкой, качественным звуком, часто с участием звезд мировой величины. Вспомните "Black or White" с Маколеем Калкиным, "Remember the Time" с Эдди Мэрфи и Иман, "In the Closet" с Наоми Кэмпбелл, "Scream" с Дженет Джексон. Кстати, созданный в 1995-м "Scream" обошелся Джексону в шесть с лишним миллионов долларов. Рекорд не побит.

А значит, в-третьих, рекордсменом. Как не вспомнить тут зафиксированный в "Книге рекордов Гиннесса" альбом "Thriller", реализованный 104-миллионным тиражом, двукратное занесение имени певца в Зал славы рок-н-ролла, 19 премий "Грэмми" и прочие высоты. Он самый коммерчески успешный сольный артист в истории человечества, наконец.

В-четвертых, благотворителем. Все его пожертвования не перечислишь. На памяти - несчастный случай на съемочной площадке рекламного ролика известной газировки. Тогда Джексон с ожогами лица попал в ожоговый центр и, насмотревшись на тамошних мучеников, весь гонорар с шестью нулями перевел им. Не один миллиард долларов получили и голодающие Африки в результате продажи благотворительного сингла "We Are the World", который, по задумке "короля", вместе с ним внушительной командой исполнили другие "суперзвезды". Конечно, капиталы Джексона позволяли ему так раскошеливаться, но разве только он в шоубизе имел баснословные гонорары?.. Он спасал жизни, не только жертвуя деньги. История знает не один случай, когда неистовая любовь к кумиру, бешеное желание увидеть его поднимало лежачих больных на ноги, продляло жизни безнадежным. Джексон, безусловно, имел этот дар и умело пользовался им, посещая школы, больницы, приюты.

Еще он запомнился очень одиноким, несчастным человеком. "Успех, безусловно, приносит одиночество", - писал Майкл еще в 1988 году. Тогда же, в возрасте 30 лет, он признавался: "Я почему-то чувствую себя <...> стариком, человеком, который многое видел и многое испытал". Во многом это связано с тем, что Джексона малолеткой вытолкнули на сцену. Все его детские воспоминания связаны исключительно с работой в отцовской группе "Джексон 5". Всю взрослую жизнь он жаждал наверстать упущенное детство. Не оттого ли даже на гастроли брал из дома любимые мягкие игрушки и постоянно возился с детьми? Кто-то, помню, даже шутил: если вы ростом меньше метра, сердце Майкла - в ваших руках. Именно пытаясь компенсировать отнятое детство, певец отстроил собственную детскую "страну" со сказочным названием Neverland и, дав почву для последующих обвинений, окружил себя детворой. Он знал, что она не "щелкнет" из-за угла и не запустит газетную "утку", он был с ней на одной волне и говорил на ее языке. Он хотел стать Питером Пэном, мальчиком, который никогда не стареет. Прежде всего, отсюда - чудовищные эксперименты над внешностью.

Глубокая депрессия на фоне громких судебных процессов, долгов, обострившихся болезней и потери "товарного вида" спрятала Майкла от глаз. Последнее десятилетие интерес к нему поддерживали лишь истинные фаны, прощавшие молчание певца, но не терявшие надежду увидеть его новое шоу. И они его наблюдают - начиная со дня кончины кумира. Истерия с результатами вскрытия, повторная аутопсия, омерзительное вошканье вокруг его анамнеза и завещания, потом белоснежная карета, хрустальный гроб - "последнее и величайшее (по задумке "звездной" родни) шоу Майкла" в Neverland - казалось бы все: выдох. Ан нет! В третий раз переносится дата похорон, и гроб с телом обещают выставить в концертном зале Лос-Анджелеса, где Джексон готовился к лондонским концертам за сутки до смерти. Законы бизнеса распространяются даже на мертвых... Поклонники же устали ждать - провожают любимца сами, публикуя откровенные прощальные посты на его официальном сайте. Счетчик приближается к цифре 420 тысяч сообщений со всего мира.

Семья Джексонов, тем временем, вспомнила про мусульманство родственника и планирует похоронить его согласно исламским традициям. По еще неточным данным - 7 июля, спустя почти две недели после смерти. Господа хорошие, вы что творите! Если бы раньше мне сказали, как маниакально я буду хотеть, чтобы Майкла, извините, быстрее закопали, не камнем бы в того бросила - убила бы этим камнем. А теперь... Джексон, прости их всех. Белый ли ты свет покинул? Или все-таки черный...



"Майкл Джексон: Вот и все". Мемориальный фильм, в котором кумир миллионов готовится к серии несостоявшихся концертов, вышел в прокат. Оценивать его по хоть какой-нибудь балльной шкале и вообще укладывать в жанр кинорецензии не представляется возможным.

- Все в его мире больше и ярче, - говорит о Джексоне один из участников шоу, которое никогда не будет показано.

И оказавшись причастным к репетициям гениального музыканта, рабочим и закулисным моментам подготовки к концертам "This Is It", понимаешь, что лучше этого парня уже не скажешь.

Фильм начинается с мини-интервью танцоров, приехавших на лондонскую арену "О2" для участия в кастинге.

- Первым делом, когда я просыпаюсь утром, я не ем, не делаю ничего. Я включаю Майкла Джексона, начинаю танцевать под его музыку и ходить "лунной походкой", - говорит в объектив камеры один из них.

Голос второго срывается, он плачет. От счастья выступать на одной сцене с "поп-королем". "Они воплощают образ самого Майкла Джексона, - вспоминаются слова из фильма, - и сами становятся величайшими танцорами".

Все меркнет, когда человек-легенда появляется в кадре. Появляется и круто контрастирует с образом, прописанным таблоидами в пред- и постсмертных "откликах". Заметно похудевший, осунувшийся, но, как всегда, стильный и ухоженный, очень энергичный и стопроцентно отдающийся делу. Голос - проникновенный и чистый (он снова мальчишка из Jackson 5, и не подумаешь, что Майклу уже 50!), костюмы - в его нереальном фееричном стиле, движения отточены так, что создается эффект волшебства. Но "поп-король" недоволен:

- Нет, нет, пока не получается.

- Попробуй вот здесь протянуть, - обращается он к звукооператору. - Да, так фанковее...

- Нет, рано заканчиваешь. Зритель должен здесь "помариноваться", понимаешь? Ты его не "маринуешь"...

- Стоп! Я должен дать отмашку здесь. Эффект не должен возникать самостоятельно. Следите за мной, ок? Я должен дать отмашку.

- Надо тут довести зрителя до экстаза. Здесь я уйду, а пиджак пусть горит. Да, пусть сгорит пиджак.

- Очень здорово. Здесь здорово.

- Отлично звучишь, Майкл! - кричит певцу режиссер Кенни Ортега, называющий себя "соавтором" Джексона.

Но тот знает, что можно сделать еще лучше. Перфекционист, известное дело. Он должен довести каждый звук, микрозвук, отбивку, тон, па, взмах рук, взгляд в зал, поклон - до совершенства. И он знает, как это сделать. Он должен объяснить это сотням людей, задействованным в репетициях. Он то показывает им это на пальцах, активно жестикулирует, то в десятый раз берет одну и ту же ноту, расщепляя ее на микрочастицы, то имитирует ударные, с надеждой глядя в глаза: понимаешь?

- Мы найдем решение, да. Обязательно найдем, - говорит он напарникам в расстроенных чувствах, но непременно спокойно и уважительно. И добавляет: - Храни вас Господь. Я люблю вас.

Эти две фразы он повторяет во время документального фильма не один раз. И фанаты знают, что это идет от сердца. В лексиконе Джексона слова благословления и признания в любви так же часты и естественны, как "спасибо" и "пожалуйста". Еще он говорит:

- Прости, прости, прости... - когда ошибается при прогоне номера с гитаристкой Орианти. - Я забыл, что здесь нет второго куплета. - Прости... Мы ведь для этого и репетируем, верно?

Очень емко сказал об этом один из танцоров шоу "This Is It":

- Он - король. При этом славный парень. Он скромный.

Так, извиняясь и поощряя коллег теплыми фразами, Джексон оттачивает каждую секунду своего выступления.

- Приходя к Майклу, надо знать все наизусть, - говорит о работе с певцом другой участник летних событий. - А потом еще и искать компромиссы, чтобы сделать еще и еще лучше.

Майкл Джексон стремится расширить горизонты. Он делал это всю свою жизнь, а в серии лондонских концертов мог бы превзойти сам себя. Чего стоит новый отснятый материал "Smooth Criminal", где главный герой в неизменной фетровой шляпе и белом в полоску костюме оказывается в клубе "Чикаго", а потом, скрываясь от бандитов, выпрыгивает из окна высотки, окруженный сотнями мелких осколков стекла и пулями преследователей. "Earth Song", одна из любимых композиций певца, известного борца за экологию, также представлена в новом ключе. Изумительной красоты природный и животный мир планеты, очаровательная девочка, пытающаяся спасти живой еще росток от лопаты огромного экскаватора... Этот зрительный ряд с большого экрана резко трансформируется в реальную адскую машину, которая выезжает из темноты прямо на поющего певца. Ход до того мастерский, что мурашки по коже продолжают бежать даже тогда, когда начинается следующая песня. Новая версия "Thriller" отснята в формате 3D. Если вы думали, что в клипе начала 80-х - самые страшные и уродливые мертвецы, вы ошибались: используя самые современные технологии, Джексон создает зомби в лучших традициях фильмов ужаса дня сегодняшнего. И вот они "сходят" с монитора на сцену, над ними парят леденящие кровь "мертвые невесты", а огромный робот-паук, что еще секунду назад выползал в клипе из холодной могилы, появляется на подмостках. Жутко. Красиво. Жутко красиво...

Фанаты могут услышать практически все свои любимые песни. В фильме звучат "Jam", "Beat It", "They Don't Care About Us", "Black or White", "I Just Can't Stop Loving You", "Man In The Mirror". Исполняя "Billie Jean", Майкл порадовал "лунной походкой" совсем чуть-чуть, хотя именно этот номер включает в концертной программе Джексона показ фирменного стиля. Зато под занавес песни "побаловал" танцевальным этюдом со своим знаменитым движением рук у причинного, так сказать, места. Но не привычным, часто встречающимся в его клипах, а в манере видеоролика, продолжающего клип "Black or White" и "забаненного" в свое время телецензурой. Исполнение этой хореографической части было таким красивым и проникновенным, что танцоры, стоявшие с открытыми ртами у сцены, заглушили музыку своими громкими аплодисментами.

- По крайней мере, вы почувствовали эту песню, - смутился Майкл.

- Как в церкви, - пошутил Кенни Ортега. - Как в церкви рок-н-ролла.

Кинолента "Майкл Джексон: Вот и все" беспощадна к поклонникам его творчества. Она слепо передает живую картинку. Это Майкл, он жив, он работает, и он хочет и будет выступать. Никто в фильме даже не намекнет на его смерть. И этот контраст его "вчера", которое нам так по-настоящему показывают, с "сегодня", которого как бы нет, режет сердце на тысячи полос. Восхищение большим талантом каждую минуту перемежается со скорбью: всего этого не будет никогда, мы его потеряли. Оттого еще больнее смотреть, как Джексон обещает на мартовской пресс-конференции увидеться со зрителями в июле, как он смеется и шутит на арене "О2", учит ребят танцевать, жуя жвачку, комментирует ролик с чупа-чупсом во рту. Сидя в кинотеатре, я пережила смерть любимого музыканта заново. Только с той разницей, что 25 июня я слабо представляла его "последний" образ, а сегодня знаю, как он выглядел и что он делал за пару дней до кончины.

Несостоявшиеся лондонские концерты могли бы посмотреть около миллиона фанатов Джексона. Смог бы он отыграть все 50 шоу? На этот вопрос уже вряд ли кто-то даст адекватный и объективный ответ. В интернете сейчас развернута кампания протеста с основным посылом "Вот и не все!". Ее сторонники хотят убедить зрителей: талант Джексона нещадно эксплуатировали, скрывая от всех, что певец тяжело болен, и, подсадив на сильные препараты, выжимали из него последние соки. Когда же организм музыканта не выдержал изнурительного графика работ, решили коммерциализировать его смерть. Это не все! Нельзя ставить точку в этом деле - призывают поклонники. Когда видишь с экрана, как Ортега, прогоняя номер, гнет свою линию, а Майкл робко, вовсе не по-хозяйски пытается отстоять свое видение, невольно закрадывается мысль: может, и правда - давили? А может, учитывая мягкий характер Майкла, его природную скромность и деликатность, он просто не мог в резкой форме блокировать эти директивы?.. Как бы то ни было, "поп-короля" не вернешь. Какую сторону ни занимай в этом мировом споре. Это было вчера.

       Советовать (или не советовать) идти на этот фильм было бы глупо. Фанаты посетят кинозалы в ближайшие две недели, пока будет идти "Вот и все", не один раз. На самый первый сеанс билеты в уфимских кинотеатрах уже распроданы, несмотря на то, что сегодня рабочий день. Накануне в одном из наших кинокомплексов прошла акция в память великого певца. Организаторы устроили флешмоб с участием "мертвецов" из "Thriller", баттл ведущих танцевальных коллективов республики, а также запустили в небо послание кумиру. Не хочется обижать местных ребят, все старались, и это было видно. Однако их танцы в очередной раз доказали: никто не сможет станцевать так, как Майкл Джексон.

И никто не сможет сделать такое масштабное шоу, как "This Is It". Это поистине дорогое, продуманное и потрясающее действо. Действо, у которого перекрылся сердечный клапан. Но Джексон об этом еще не знает.

- Мы отведем зрителей туда, где они еще не были, мы покажем им шоу, какого они еще никогда не видели, - говорит он своей команде. - Храни вас Господь. Я люблю вас.

А в голове все крутится наше, шансоновское:

Вот и все. Это было вчера.
Я прощался с тобой, говоря тебе: "Здравствуй!"
Вот и все, это было вчера.



Самая большая мечта семьи Степановых — чтобы младший сын научился ходить

— Вместо шапки на ходу он надел сковороду. Вместо валенок перчатки натянул себе на пятки. Вот какой рассеянный с улицы Бассейной! — пятиклассник Савелий Степанов, чуть запинаясь, зачитывает мне солидный кусок бессмертного произведения Маршака. Услышав искреннюю похвалу в свой адрес, тут же начинает выжимать полукилограммовую гантельку, одновременно перечисляя имена тех российских спортсменов, которые хоть как-то отличились в Ванкувере. 

Память у паренька действительно феноменальная — он поименно знает всех выдающихся боксеров и футболистов страны, каждого игрока «Салавата Юлаева», готов часами обсуждать их состязания, которые были показаны по телевидению. Уже через несколько минут разговора взгляд перестает фокусироваться на трогательной неуклюжести парнишки, которому при рождении врачи, словно приговор, поставили диагноз — ДЦП. И как-то очень скоро забывается развернувшаяся в СМИ нелепая дискуссия на тему «имеют ли право на жизнь дети с врожденными болезнями». Остается лишь недоумение — кому было нужно обсуждать все это всерьез?

По крайней мере, уж точно не родителям таких ребятишек. Когда началась эта непонятная шумиха в газетах и на телевидении, мама Савелия Ильмира пытливо выспрашивала у односельчан мнение по этому вопросу, пытаясь понять: какие еще потрясения стоит ждать их семье в ближайшем будущем? Большинство земляков лишь отводили глаза в сторону да успокаивали растерянную мать. А что им еще оставалось делать?..

Вот и корреспондента из газеты Степановы вначале встретили настороженно. Но поняв, что зла им никто не желает, Ильмира достала неимоверное количество фотоальбомов, где на каждой страничке запечатлено очередное мгновение настоящего семейного счастья. Не сытно-мещанского, а выстраданного и отвоеванного у не всегда благосклонной фортуны.

— Наша борьба за младшего сынишку не прекращается ни на одну минуту, — говорит Ильмира. — Ежедневно по нескольку часов уходит на массаж и лечебную физкультуру с обязательными разминкой, ходьбой и приседаниями. Прерывать их никак нельзя — тут же начинают искривляться кости. Кроме того, стараемся регулярно устраивать для сына конные прогулки. А недавно вот приобрели ходунки и теперь с нетерпением ждем лета, чтобы Савелий мог гулять во дворе.

Ходить самостоятельно Савелий до сих пор не умеет. ПОКА НЕ УМЕЕТ — постоянно подчеркивают Степановы. Пытаясь хоть как-то изменить ситуацию, папа Савелия Юрий Павлович уволился с работы и посвятил себя уходу за ребенком, мама научилась делать массаж и уколы. Супруги несчетное число раз лежали с сыном в больницах, вместе с ним пережили две операции на ноги, после чего Савелий начал сидеть и двигать ногами. Как и прежде, врачи остерегаются давать какие-то прогнозы на будущее, но родители мальчика и этот результат считают выдающимся достижением.

В планах семьи — очередная операция, которую должны провести уфимские специалисты. А пока что Ильмира и Юрий в меру сил и возможностей делают все, чтобы скрасить детство мальчугана. Когда он «заболел» спортом, Степановы продали жеребенка и купили оборудование со спутниковой антенной — она «ловит» множество спортивных программ. Зная его тягу к новым лицам и впечатлениям, семья старается почаще приглашать в дом людей и сама частенько отправляется по гостям. Увидали, что Савелий приходит в восторг от различных мероприятий, — и вот уже Юрий водружает сына на спину и отправляется с ним на «народно-массовые гулянья».

— Нам не в тягость, — улыбаются Степановы. — Это же наш ребенок. Конечно, бывает тяжело — болезнь-то непростая. Но мы не унываем и руки не опускаем. Главное — нам очень хорошо вместе.

Верится в это сразу и безоговорочно. Что больше всего трогает человека стороннего — Савелия буквально обожают старшие дети. Толя и Настя трепетно заботятся о нем и, как и их родители, искренне верят: младший братишка совсем скоро начнет ходить. Большего счастья эта дружная семья, проживающая на окраине деревни Базгиево, себе не желает.



Кулинария – не какая-нибудь точная наука вроде математики, а потому предоставляет куда больше возможностей для творчества, считает Виктор Беляев, президент Межрегиональной Ассоциации кулинаров России. Личным примером он доказал, что простой повар может вырасти до генерального директора комбината питания «Кремлевский».
 
Трудоемкий путь проделывает каждый повар к званию мастер-повара или заслуженного кондитера. Как и в любой отрасли, в кулинарии есть свои критерии мастерства и признания. Только стремление к творчеству, свободный полет фантазии и гигантская трудоспособность могут помочь повару достичь вершин кулинарного искусства.

- Сложно ли добиться вершин мастерства в кулинарии? Что для этого необходимо?

– Кулинария, как и любая профессия, требует серьезного базового обучения и основательного подхода. Если ты любишь профессию, из тебя получится кулинар. Если же ты относишься к ней просто как к занятию, за которое получаешь зарплату, лучше сразу уйти из этой отрасли. У нас, у опытных поваров, есть такая поговорка – злой человек не должен подходить к плите. Повара - очень добрые люди, потому что приготовить вкусную пищу может только добрый человек.

- Какова «визитная карточка» современной русской кухни?

- Многие думают, что русская кухня – это только щи и каша. Я с этим не согласен. Русская кухня существует, и главное ее отличие -  хлебосольность! По выставкам можно сделать вывод, что современная кулинария ушла в минимизацию - блюда стали маленькими: закуски на ложечках, канапе. Уменьшилось количество калорий: от жирных кремов мы перешли к йогуртам, супы подаются преимущественно вегетарианские, и так далее. Но настоящий русский  стол всегда ломится от блюд. Нашу кухню всегда отличали большие размеры порций и высокое качество продуктов.

- Какая задача стоит сейчас перед российскими кулинарами?

- Сегодня в Россию постоянно приходят новые концепции и кухни – японская, итальянская, испанская. Я не против того, чтобы в наших ресторанах было разнообразие, но нельзя полностью растворяться в мировых тенденциях и забывать о русской кухне. Заметьте, мы даже ушли от таких русских названий, как «бифштекс по-деревенски», «судак отварной», «соус польский», «шницель по-венски». Хотя многие из них звучат по-иностранному, но это наши, русские блюда. Эти названия пришли в Россию еще во времена войны с Наполеоном. Сейчас главная задача тех, кто работает в кулинарной отрасли - сохранить национальную кухню, традиции, качество. 

- Доводилось ли вам пробовать башкирские национальные блюда?

- Несмотря на то что я, к сожалению, не бывал в Башкортостане, мне хорошо знакома местная кухня. Когда я учился, мы «проходили» разные национальные кухни, в том числе и башкирскую. Помнится, она поразила меня тем, насколько вкусными могут быть простые блюда. 

Дела большие 

- Чем занимается Межрегиональная ассоциация кулинаров России, которую вы возглавляете?

- Ассоциация была создана для того, чтобы совершенствовать нашу профессию и поддерживать существующие национальные традиции. За 18 лет работы организации было сделано очень многое. МАК постоянно проводит отраслевые встречи и семинары в регионах и за границей, благодаря чему нам удалось сплотить вокруг себя кулинаров со всей России. Объединение - это всегда правильно, тем более в сегодняшних экономических условиях. Встречи проходят не для «галочки», благодаря им кулинары учатся друг у друга, передают свой опыт. 

- Какими достижениями может гордиться Ассоциация?

- Самая главная задача за эти годы была выполнена - удалось сохранить русскую национальную кухню. Мы вошли во Всемирную ассоциацию кулинарных союзов, ВАКС. Участвуем во всех съездах и мероприятиях, которые проводятся под эгидой этой организации. Хотя кулинарная отрасль и живет вне политики, я буду прав, если скажу, что тем самым мы укрепляем и политический имидж России. 

Форумы ВАКС очень интересны и собирают большое количество делегаций со всего мира  - из Европы, Америки, Азии. В рамках форумов проходят диспуты, семинары, дружеские встречи, решаются различные проблемы и задачи. Поездка на ВАКС -  настоящий праздник для кулинаров. Мы всегда возвращаемся оттуда только с хорошими впечатлениями. 

- Как вы оцениваете профессионализм российских кулинаров и поваров? 

- На сегодняшний день уровень профессионализма немного ниже желаемого. Причина в том, что твердая система обучения, построенная в Советском Союзе, сейчас пошатнулась. Тогда существовало серьезное базовое обучение, которое основывалось на кулинарных училищах, техникумах, и только потом на институтах. Теперь же все рвутся сразу получать высшее образование, а учеба в кулинарном техникуме или училище считается не престижной. И совершенно напрасно.  Я сам окончил Московское кулинарное училище, которое дало мне больше, чем последующее обучение в техникуме и институте. Там я получил первые практические навыки повара. А сегодня базовое обучение ниже необходимого уровня. Выпускники приходят на предприятия общественного питания неподготовленными, не зная азов первичной обработки овощей, мяса, птицы, рыбы. 

- Как можно исправить эту ситуацию?

-  Нужно учиться. В России есть очень хорошие училища, колледжи, институты. В свою очередь Ассоциация старается помочь людям в обучении и повышении квалификации. Например, нам удалось на базе двух пищевых институтов организовать курсы повышения квалификации для кулинаров из регионов. Многие опытные кулинары убеждены, что нам необходимо вернуться к системе профтехобразования.   

- Вы ждете поддержки от государства в решении этих задач? 

- Под лежачий камень вода не течет, надо постоянно напоминать о себе. Я понимаю, что у чиновников свои проблемы, глобальные планы по управлению внутренней и экономической политикой. Сейчас Межрегиональная Ассоциация кулинаров входит в постоянную рабочую группу в Государственной Думе. Весной мы добились изменений в законодательстве по кассовым аппаратам.

Зачастую у законов нет основы, они принимаются, но без предварительного обсуждения в «низах». Поэтому мы на постоянной основе работаем с депутатами по вопросам налогообложения, передачи государственной собственности в частные руки, по сокращению количества бумаг при создании или реорганизации предприятия. 

- Постепенно в силу вступает закон о техническом регламенте, касающийся торговли и индустрии питания. Расскажите об этом подробнее.

- Это свод законов, который приводит в соответствие не только технические регламенты, но и госстандарты, утерянные после распада Советского Союза. Например, откуда производитель будет брать информацию о том, как изготовить те же макароны? Сколько должно быть сухих веществ, воды, соли, муки? И таких «мелочей» множество.  Главная же задача всех техрегламентов  -  сделать так, чтобы в продажу поступали только высококачественные продукты.

- Можете ли вы выделить наиболее сильных игроков отрасли общественного питания?

- В Москве это Аркадий Новиков, Игорь Бухаров, Роман Рожниковский.  С уважением отношусь к Михаилу Зельману и его сети ресторанов «Гудман», где готовятся блюда из парного мяса. У него очень хорошая классическая школа, уровень не упал даже в кризис. Я знаю, как сложно бизнесменам придумывать и создавать что-то свое, тем более в нашей стране, где чиновничий аппарат традиционно довлеет над малым предпринимательством. Благодаря своей смелости и профессионализму все эти кулинары  смогли не только сделать отличные рестораны в Москве, но и научить работать других.

- Но ведь кулинария - это не только рестораны? 

- Все верно. Куда, например, исчезли столовые? У нас в последнее время принято относиться к столовым несколько пренебрежительно, а ведь это обычное корпоративное рабочее питание. В Советском Союзе столовые и «фабрики кухни» были на каждом производственном предприятии. Ну а сегодня у нас есть много ресторанов для богатых, а вот людям со средним достатком просто некуда пойти пообедать. В спальных районах практически уничтожены все кафе, кафетерии. Сейчас в продаже не найти и качественных полуфабрикатов, а на продукцию, которая продается в супермаркетах, цены неоправданно завышены. Поэтому наряду с лидерами в высокой кулинарии должны появиться лидеры обычного рабочего питания, быстрой кухни. Есть «Макдональдс», но русская кухня разве хуже? Почему наши жареные пирожки и домашние котлеты с хрустящей картошечкой не могут найти путь к потребителю? Что касается существующих лидеров ресторанного бизнеса - честь им и хвала, они сделали самое главное: доказали, что и на российском рынке могут существовать хорошие ресторации. 

О личном 

-  Вы готовите дома?

- Конечно. Езжу на рынок, сам покупаю продукты.  Готовлю простую домашнюю еду без особых излишеств. Фирменное блюдо – блинчики с яблоками.  

- Признаете ли вы понятие моды в кулинарии?

- Как реалист и человек, любящий Чехова, я считаю, что основа основ - это классика. 

Хотя разнообразие кухни я все же приветствую. Модные тенденции вроде стиля «фьюжн» необходимы, и этой цели в полной мере служат всемирные кулинарные салоны.

- Как относитесь к фастфуду?

- Совершенно нормально. Фастфуд – это просто новое слово со старым смыслом. «Быстрая еда» присутствовала на рынке всегда. В ресторанах так можно назвать, например, шведский стол. 

- А как вы полагаете – могут ли научить телезрителей  чему-то полезному модные кулинарные шоу? 

- В Англии есть даже специальный профессиональный канал для домохозяек и поваров, где мастер-классы дают настоящие шефы. К сожалению, на наше телевидение настоящим поварам не пробраться. Иной раз на экране такое увидишь, что страшно становится за тех, кто это приготовит и съест. Как профессионал я всегда относился к кулинарным шоу именно как к шоу. 

Сейчас мы вынашиваем идею создать собственный кулинарный канал, чтобы рассказывать о национальных кухнях. Можно, к примеру, договориться с Милсом Кадыровом, президентом Ассоциации башкирских кулинаров, чтобы он привез своих поваров, а они показали, как готовить башкирские блюда. А во время приготовления можно надевать национальные костюмы, вести беседу о национальном быте.